Воскресенье, 17 декабря 2017
Ижевск -10°C
07.12.2017 20:29
Статьи
«Ижевск фантастический»: рассказ Марии Соловьевой «Правильный выбор»

«Ижевск фантастический»: рассказ Марии Соловьевой «Правильный выбор»

Фото: https://pixabay.com
Ижевск / Удмуртия

Сегодня ИА «Удмуртия» предлагает вниманию читателей третий рассказ, вошедший в шорт-лист писательского марафона «Фантастический Ижевск». Автором работы под названием «Правильный выбор» стала Мария Соловьева.

Напомним, что на сайте ИА «Удмуртия» уже можно прочитать рассказы-финалисты «Дорога к истине» Алексея Осипова и «Третий путь» Федора Алексеева.

Читайте все материалы по теме «Ижевск фантастический»


Мария Соловьева

Правильный выбор

Пунктуация и орфография автора сохранены.

Теплая, вязкая жидкость течет по моим венам, придавая телу сил и энергии. Но сегодня немного клонит в сон. Странно, такое со мной впервые.

 — Лидия, открой глаза, — просит дядя Юджин.

 — Не могу, — сонно отвечаю я.

Тогда он трясет меня за плечо. Я распахиваю глаза и устало смотрю в его изрезанное морщинами лицо.

 — Что происходит? — в его голосе слышится беспокойство.

 — Понятия не имею. Хочется спать, впервые чувствую себя так после сыворотки.

 — Все, хватит, — он вырывает капельницу из моей руки и помогает встать с кровати, — надевай сапоги, нам пора в «Новый мир».

 — Так скоро? Я думала, нас оставили на скамейке запасных после того случая с ящером.

Дядя Юджин останавливается в проходе и оглядывается:

 — Какого случая? — его глаза озорно блестят.

Он что, никому не сказал, что нас чуть не убил гигантский ящер?! Ушам своим не верю!

 — Да, забудь, мне это приснилось, — я подмигиваю, а он улыбается мне в ответ.

Спустя пол часа мы, наконец, покидаем центр Техномагов. Ненавижу это место. Эти высокие серые башни, как в старых книгах, эти маленькие, узкие окна, как в тюрьмах, этих людей, возомнивших себя чуть ли не Богами. Но другого пути у меня нет. Ведь, как говорится, из двух зол всегда выбирают меньшее. К моему сожалению, Техномаги «Старого мира» не настолько чокнутые психи, как псевдо «Боги» «Нового мира». У тех явно крышу снесло еще лет 80 назад. Когда группка стариков решила, что могут просто с нуля построить копию Ижевска и заселить ее «пустыми людьми», людьми без души. Да и к тому же брать за основу ДНК настоящих, еще живых, людей, без чипов и искусственного интеллекта.

По мне так это преступление. Самое настоящее преступление. Я не раз видела, как рейдеры нашего мира забирали своих двойников из «Нового». Но кроме боли и страданий эти встречи ничего не приносили. Человек без души — не человек. А цепляться за тело — лишь обманывать себя. Этот урок я уже усвоила.

Я могла еще долго размышлять обо всем на свете, если бы меня не отвлек дождь. Осень в этот раз выдалась слишком дождливой, и это не считая потопа.

 — Пошли под крышу, переждем дождь, — позвал дядя Юджин.

 — Нам нужно успеть к лодке, пока другие не появились у нее раньше, — я посильнее закуталась в капюшон и стала ждать его решения. С ним бесполезно спорить. Он всегда остается прав.

 — А если дождь усилится? Утонуть хочешь? С прошлого раза вода поднялась еще на 0,5%.

 — Вот скажи мне, ты воевал?

Он округляет глаза.

 — К чему ты клонишь?

 — Ответь на вопрос, — настаиваю я.

 — Да, приходилось, — он вытирает капли со своего лица и ждет от меня продолжения мысли.

 — Я сейчас не про ящеров говорю, а про рационалов. Приходилось сражаться с кучкой психов и армией живых мертвецов?

 — Было дело, — без энтузиазма ответил он.

 — А вот я, знаешь ли, не воевала. И не хочу! Не уверена, что смогу убить копию своей соседки или первой учительницы. И никакой дождь, никакой потоп и никакой другой отряд рейдеров не сможет лишить меня моего желания по-тихому все разрулить.

Мы стояли под моросящим дождем несколько минут. Дядя решал, как нам поступить. Мне пришлось положиться на него и молиться, чтобы он выбрал правильный вариант.

 — Хорошо, я тебя понял. Пошли к лодке, но сегодня грести будешь ты. Я расскажу тебе что-нибудь из жизни.

 — Договорились! — я даже не пыталась скрыть улыбку.

Вообще истории дядя Юджина были так себе. Сплошная скука. Он был ярым фанатом Техномагов «Старого мира» и всего, что они делают. И все его рассказы всегда окрашивались в цвета красно-черно-белого флага старой Удмуртии. Я его не виню. Козлы «Нового мира» забрали у него все: семью, дом, любимую собаку, нормальную жизнь. А взамен он получил лишь душевные муки, шрамы по всему телу и меня в качестве напарника.

Поэтому я не выступала. Сказал, что я на веслах, значит, я сажусь на весла и гребу в сторону портала. Сказал, что будут истории, значит, буду сидеть и слушать истории.

Когда мы добрались до нового причала, дождь уже закончился. Сегодня нам явно везло! Я огляделась по сторонам. На развалине Монумента Дружбы сидели сторожилы. Эти ребята — наши глаза и уши. Ящеры в последнее время совсем обнаглели. Стали нападать на людей прямо в воде. А те два парня — наша защита.

 — Они не смогут нам помочь, — словно читая мои мысли, говорит дядя.

 — Ты видел их луки? И стрелы с разрывными наконечниками?

 — Им не больше 16 лет. Уверен, они еще ни одного ящера не видели в своей жизни. И уж тем более они понятия не имеют, насколько ящеры умны и быстры. Не стоит на них рассчитывать.

Я закатила глаза и пошла за ним по узкой дорожке. Спорить не буду. У него найдется еще с десяток объяснений. Значит, рассчитывать я могу только на себя.

Лодка была спрятана в кустах под темно-зеленым брезентом, рядом лежали весла. Дядя Юджин в одиночку поставил нашу деревянную старушку на воду, а я взяла свой инструмент.

 — Мой дед был сторонником рационалов. И даже помогал им в разработке модифицированной Техномагии. Тогда от него отвернулась вся семья. Лишь моя мать считала его героем. Она, кстати, назвала меня в его честь, — он повернулся в мою сторону и слабо улыбнулся. — Когда я об этом узнал — поменял имя.

-Так значит, тебя не Юджин зовут?

Я была удивлена. Все звали его Юджин.

 — Нет конечно, я же местный. Недолгое время я был Евгением.

 — Удивительно! — я посильнее надавила на весла. Мы подплывали к порталу.

 — Что именно?

 — Почему ты не рационал?

 — Я сто раз уже говорил, эти рационалы — сумасшедшие. Ты знала, что всем пустым вдалбливают в головы, что никакого другого мира не существует? Что их мир — единственный в своем роде?

 — Что-то слышала об этом.

 — А знала, что они, якобы, живут в середине 21 века? И знать не знают, что на дворе уже конец 24? Их зомбируют, обманывают и заставляют делать ужасные вещи. На такое способны только твари. И мой дед, к сожалению, был таким же психом. Еще пытался втянуть мою матушку в эту авантюру, — дядя Юджин отвернулся. Его ладони сжались в кулак. Да уж, похоже, я его сильно расстроила своими вопросами.

 — Прости. Я не хотела тебя злить.

 — Все в порядке, Лидия, — его голос все еще был грубым, — ты здесь не при чем. Иногда мне кажется, что ты единственный нормальный человек на этой планете, — уже мягче произнес он.

 — Слушай, а ты видел их?

 — Кого?

 — Своих родных, по ту сторону портала?

 — Нет.

 — А хотел бы?

 — Честно, не знаю. Это же не они, лишь оболочки прежних людей.

 — А я бы точно не хотела.

 — Но ты и не увидишь.

 — Я в курсе, но все же. Мне становится страшно, когда я думаю об этом. А вдруг я встречу твою копию? Что мне делать?

 — Тоже, что и всегда, Лидия, стрелять точно в голову.

Я киваю. За все время рейдов я уже привыкла к этому. Мы пересекаем пруд, оказываемся на той стороне и потихоньку подчищаем окраины. Если стрелять пустым прямо между глаз, они становятся непригодными к дальнейшему существованию и уже не подлежат восстановлению. Потом мы вывозим их в «Старый мир» и утилизируем. На задание нам дают не более 3х пустых за раз. Рейдеров много, приходится делиться. Тем более, некоторые рейдеры теряют голову, увидев своих родственников или друзей, и начинают тащить их живыми в наш мир. А так, убил троих — возвращаешься на базу и работаешь там. Меньше шансов встретить еще кого-то.

Впереди, наконец, засверкал портал. Его неровные серебристые края буквально манили поскорее заплыть внутрь. Но здесь нужно быть осторожным. Ящеры полюбили поджидать жертву как раз вблизи портала. Я огляделась. Отсюда, с центра Ижевского пруда, открывался фантастический вид на город. Обломки старой эпохи и высокие башни новых зданий причудливо переплетались, создавая очень необычную, но такую красивую панораму.

 — Все чисто, можем плыть, — обратился ко мне дядя.

Я быстро направила лодку в портал.

Переход из одного мира в другой переносится тяжело. Тошнота, головокружение, а иногда и галлюцинации. Но чем чаще ты делаешь межпространственные скачки, тем лучше твой организм привыкает к ним. А сыворотка энергии, что течет по венам, восстанавливает нормальное функционирование всего тела еще быстрее.

Из последствий, чаще других, меня мучают мигрени. Но сегодня точно мой счастливый день. Оказавшись на краю «Нового Ижевского пруда», я не ощутила никаких изменений.

 — Голова болит? — любезно поинтересовался дядя Юджин.

 — Нет, сегодня какой-то особенный день.

 — Не сглазь, — он забрал у меня весла и доставил на берег.

По Великому Соглашению нам можно находиться на территории «Нового мира» не больше трех часов в сутки. Как это отслеживается? Очень просто. На целехоньком Монументе Дружбы стоит специальное устройство, которое подсчитывает все вновь прибывшие лодки. Если лодка не покинет мир через 3 часа, то нашему руководству придет письмо с крайне неприятным содержанием. В итоге, тех, кто прибыл и не захотел уходить, найдут и накажут. На моей памяти такого ни разу не было, а вот дядя Юджин как-то рассказывал про парочку рейдеров, которые ослушались правила. Не хотела бы я повторять их участь.

По обычаю, мы выбрали одно из заведений на новом причале и стали искать свои цели.

 — Вот тот парень подходит, — шепотом сообщил дядя.

Попивая сок из стакана, я повернулась в сторону юноши. На вид ему было не больше 18, волнистые волосы до плеч, худое, чуть бледноватое лицо. Он сидел за барной стойкой с букетом нежно-розовых роз и пил чай из белоснежной чашки.

 — У паренька, похоже, свидание. Может, не стоит портить ему день? — так же тихо ответила я.

Дядя Юджин лишь помотал головой, как бы отвечая: «Я уже выбрал. Спорить бесполезно».

Я пожала плечами и продолжила разглядывать пустых людей.

Вообще, они ничем не отличались от обычных. Разве что, при близком контакте можно разглядеть фиолетовое сияние радужной оболочки глаза. Поэтому мы стараемся не подходить к пустым слишком близко, чтобы не привлекать лишнего внимания.

По маленькому телевизору, старых времен, передавали о результатах летних Олимпийских игр 2020 в Токио. Тогда, как оказалось, наши соратники показали неплохие результаты и даже вырвались на второе место после США.

Хм, интересно, а где сейчас это США? Может дядя знает? Не припомню стран с таким названием.

Я уже собиралась спросить, как раздался звук дверного колокольчика, и я инстинктивно повернула голову.

Меня будто ударило в живот невидимой волной. Словно 15 огромных ящеров решили разом выбить из меня весь воздух.

Я пыталась сделать вдох, но вместе с тем была уже далеко отсюда.

 — Ты надолго? — спрашивает моя младшая сестра Марта, поправляя волосы у зеркала.

 — На пару часов. Ты чем займешься сегодня?

 — Меня позвал на свидание парень из соседнего дома. Как его, Алексей, вроде.

 — Будь аккуратна.

 — Всегда, — сестра широко улыбается. Ее светло-голубые глаза так естественно переливаются в лучах утреннего солнца.

Это был последний раз, когда я ее видела.

В их машину, по дороге на свидание, врезался грузовик. Сестра умерла на месте, а соседский парень пожил еще пару часов. Когда мне об этом сообщили, было уже поздно. Я знала, что ее ДНК точно отдали в «Новый мир», но я надеялась, что не увижу ее оболочку так скоро. Точнее, я мечтала вообще никогда не увидеть. Но у судьбы, видимо, были другие планы.

Она вплыла в зал точно балерина. Паренек, что сидел за барной стойкой подскочил к ней вместе с букетом.

В голове сразу все перемешалось. Я пыталась сравнить ту сестру, которую знала с той, что вижу сейчас. Эта была стройнее, волосы струились по плечам и кудрявились на концах. Под глазами слегка проступали синяки. Скорее всего, оживили ее недавно.

Парнишка вручил свой розовый веник, и они сели за столик в другом конце кафе.

 — Лидия, посмотри на меня, — твердо приказал дядя.

Я медленно повернулась к нему. По моей щеке скатилась слеза.

 — Это не она.

 — Я знаю, — тихо ответила я.

 — Она тебя не помнит.

 — Знаю, — я вытерла слезы тыльной стороной ладони.

 — Мы не можем ее забрать.

Я искоса посмотрела на дальний стол, пропуская слова дяди мимо ушей.

Она пила апельсиновый сок, совсем как я. Мое сердце больно сжалось.

Мы были не разлей вода. Все трудности переживали вместе. Смерть родителей, задания Техномагов, наши вылазки в «Новый мир». Мы впервые увидели живого ящера вместе, вместе познакомились с дядей Юджином. Если бы тогда я взяла ее с собой, а не оставила дома…

 — Лидия, прекрати, — уже жестче произнес дядя, — не смотри на них так, смотри на меня.

Я сморгнула новые слезы и заглянула в его темные глаза.

 — Я сейчас выйду ненадолго. Ты посидишь здесь, но без глупостей, договорились?

 — Да, хорошо, — слабо ответила я.

 — Я быстро, — он вышел на улицу, оставив меня наедине с самым большим страхом и новой порцией воспоминаний.

Это было очень тяжелое лето. В городе шли военные действия, кругом кишили ошибки Техномагии — полутораметровые тролли. Жирные, слизкие полу-люди, полу-ящеры. Наши родители были солдатами, лучшими в Удмуртии, и поэтому часто находились на заданиях. А мы сидели в нашем доме-убежище и ждали.

В тот вечер была гроза. Громыхало так, что все окна тряслись. Мы играли в монополию и по обычаю ждали маму и папу. Марта первая услышала эти мерзкие звуки. Тролль ходил вокруг дома и пытался попасть внутрь. Спасти нас было некому. Оставалось только спрятаться и молиться, чтобы он ушел. Тролли не обладали выдающимися умственными способностями, поэтому их быстро и уничтожили, но нам было страшно до жути. Зубы стучали так, что стены тряслись посильнее, чем от грома.

Я схватила Марту за ручку и на ватных ногах повела в подвал. Там, в основном, валялось всякое барахло, но так же там стоял дубовый шкаф середины 19 века, очень вместительный. Мы выкинули оттуда все тряпки и спрятались сами. Марта хныкала и без конца звала маму. Нужно было как-то ее успокоить.

Я заставила сестру встать на колени и встала так сама. Наши лбы соприкоснулись.

 — Тебе страшно? — тихо спросила я Марту.

Она медленно кивнула.

 — Закрой глаза и глубоко вдохни.

Сестренка меня послушалась. Я почувствовала, как глубоко она вдохнула спертый, пыльный воздух.

 — А теперь запомни. Пока я рядом, с тобой ничего не случится.

Раздался выстрел и какой-то грохот. Стреляли где-то наверху. Мы сидели не шелохнувшись. Все ждали, пока нас спасут или съедят.

 — Девочки? Вы здесь? — послышался панический голос нашей соседки.

 — Здесь! — разом отозвались мы.

Ирина Вячеславовна — хозяйка соседнего дома убила тролля и спасла нам жизни в тот день. А Марта поверила в силу моего слова.

И я ни разу ее не подвела, кроме того дня, когда сестры не стало. Меня не было рядом. Я виновата в ее смерти.

 — Лидия, — голос дядя Юджина выдернул меня из чертогов памяти.

Он тяжело дышал, волосы торчали в разные стороны.

 — Ты где был? — я огляделась. Они все еще мило болтали за дальним столом.

 — Остался только он, остальные в лодке.

 — Уже? — я посмотрела в лицо дяди. Когда он успел?!

Он пожал плечами и разом осушил стакан с недопитым соком.

 — Я хочу забрать ее отсюда, — неожиданно сказала я, сама не понимая, как слова сорвались с губ.

Мы долго общались одними взглядами, но кажется, он все понял.

 — Хорошо. Как объяснишь ей три трупа в лодке?

 — У тебя осталось снотворное?

Он обшарил свои карманы и протянул мне шприц с желтой жидкостью. Я осторожно убрала его в карман куртки и приготовилась.

Просидев в том кафе еще около часа, наша парочка засобиралась.

Расплатившись за заказ, мы так же покинули кафе. Мы с дядей Юджином всегда придерживались одного сценария. Я звала на помощь и заманивала пустых в тихий проулок, а дядя с ними расправлялся. Но с этими двумя пришлось повозиться.

Когда дядя выстрелил парню прямо между глаз, я сбила сестру с ног и попыталась вколоть ей снотворное. Она дергалась, вырывалась, в итоге выбила шприц с остатками жидкости у меня из рук и только потом уснула.

 — Этого мало, она очнется через час, — процедил дядя Юджин, укладывая последний труп в лодку.

 — Тогда нам следует поторопиться. Мы усадили Марту между пустых и дали деру с того берега.

Сердце стучало настолько сильно, что ломало ребра изнутри. Мы нарушали правило. Если кто-то об этом узнает, мы больше никогда сюда не вернемся, да и в «Старом мире» долго не протянем.

Обратно мы плыли молча. Слова излишни.

Дядя Юджин сделал все, чтобы молниеносно переправить нас через портал, но действие снотворного заканчивалось. Марта начинала приходить в себя.

А мной по-настоящему овладела паника. Я не знала, зачем тащу ее сюда, что мне делать, когда она проснется, зачем вообще я не взяла ее с собой в тот день?!

Мои панические мысли разогнал крик ящера. Противный, режущий уши, звук приближающейся смерти.

 — Лидия, целься ему в голову! — закричал дядя, кинув мне второй пистолет.

Я выдохнула и повернулась навстречу смертельной опасности.

Это был не рядовой ящер, а вожак стаи. Ярко-голубой хохолок плывущий к лодке, служил тому доказательством. Я прицелилась и всадила в урода все 12 пуль. Он сбавил скорость, но не остановился. Сторожилы на Монументе, как и говорил дядя, оказались настолько бестолковыми, что чуть не угрохали нашу лодку вместо ящера!

За всей этой суматохой я поздно заметила, что Марта уже проснулась и плыла в сторону берега.

 — Она уходит! — бессильно закричала я.

 — Плыви за ней, я догоню.

Я отдала ему пистолет, сняла куртку и прыгнула в ледяную воду.

Марта плыла не слишком быстро, но мощные волны все время мешали мне догнать ее. В итоге я поймала сестру уже на берегу.

 — Марта, стой! — я схватила ее за запястье и дернула на себя.

 — Кто ты такая? — завизжала она, пытаясь вырваться.

-Успокойся. Я твоя сестра — Лида. Ты меня не помнишь?

 — У меня нет никакой сестры! Кто ты такая? Что это за тварь в воде? Где мы?

-Тише, слишком много вопросов. Я твоя сестра, правда. Смотри, у меня есть родинка на запястье, как и у тебя, — я закатала рукав кофты и показала родимое пятно.

Она удивленно осмотрела его, радужка глаз из голубой плавно перелилась в фиолетовую.

 — У нашей мамы было точно такое же, — чуть мягче сказала я.

 — Что, что происходит? Я ничего не понимаю, — она убрала прядь сырых волос с лица, а потом крепко схватила меня за руку и заговорила:

 — Он плывет к нам, пошли быстрее.

Я не оглянулась. Знала, что дядя справится с ящером. Он и не с таким справлялся.

 — Тебе страшно? — осторожно спросила я, заглянув в пустые глаза.

Она кивнула.

 — Повторяй за мной, — после этого, я упала перед ней на колени.

Она ничего не понимала, но сделала тоже самое. Наши лбы соприкоснулись.

 — Закрой глаза и сделай глубокий вдох.

Я почувствовала, как глубоко она вдохнула промозглый Ижевский воздух.

 — Я люблю тебя, Марта. И пока я рядом, с тобой ничего не случится.

Ее тяжелое дыхание прервал громкий выстрел. В ушах звенело. Я поднялась с земли, отвернулась и только после этого открыла глаза.

По щеке скатилась слеза.

Я смотрела на такой прекрасный старый мир. А она не могла. Никогда не сможет.

 — Я тобой горжусь, Лидия. Ты лучший человек из всех, кого я знал, — дядя Юджин стоял в паре шагов от меня и так же смотрел на город.

 — Спасибо. Без тебя я бы точно не справилась.

 — Ты сильнее, чем думаешь.

Возможно, он прав. Я не знаю. Может когда-нибудь, лет через 60, я вспомню этот день и пойму, что была сильной, что сделала правильный выбор. Но то лишь призрачное будущее, а я должна менять настоящее. И наверно, стоит начать с чего-то попроще, например, с уничтожения рационалов.

Партнеры

Загрузка...
Новости

Стартовал конкурс открыток по рассказам «Фантастического Ижевска»

03.12.2017 10:36
Пресс-релиз

Около 3 миллионов рублей привлекла в республику молодежь Удмуртии

07.12.2017 17:31
Новости

«Экономический четверг» с Александром Свининым: Удмуртия перейдет к долгосрочному планированию развития

07.12.2017 19:01