Суббота, 29 апреля 2017
Ижевск +4 °C
USD 56.98EUR 62.04
15.03.2017 08:15
Статьи

Заслуженный артист России рассказал ИА «Удмуртия» о своей профессии и особенностях национального юмора

Фото: Григорий Фомин

Быть клоуном – это не значит носить нелепый костюм и яркий грим, убежден заслуженный артист России, обладатель приза авторов и исполнителей творческой интеллигенции княжества Монако и лауреат национальной премии «Циркъ» коверный клоун Сергей Просвирнин. Будучи в Ижевске как участник X международного циркового фестиваля, он рассказал ИА «Удмуртия» о создании реприз, особенностях национального чувства юмора и рисках работы. Обо всем этом – в спецпроекте «Секреты профессии».

Особенности национального юмора

Общеизвестный факт, что чувство юмора в разных странах заметно отличается. Это придает дополнительную сложность работе клоуна, который должен заставить расхохотаться любую аудиторию. Тут работает метод проб и ошибок.

«Мы называем его «метод тыка», в науке он называется эмпирический. Ты приезжаешь в страну и просто пробуешь. Запускаешь репризу один раз, смотришь, какие места прошли, какие нет. Запускаешь репризу, клоунаду другой раз… Если что-то не проходит — меняешь. Меняешь достаточно срочно и ориентируешься уже на менталитет той или иной страны», — рассказывает Сергей Просвирнин.

Особенно в этом плане сложно работать в странах Востока, потому что многие аспекты жизни затрагивать нельзя, некоторые репризы вообще не используются.

«Их практически нереально раскачать. Можешь зацепить, если запоешь какую-нибудь национальную песню, а еще лучше — на их языке, потому что правильно у тебя все равно не получится, получится коряво, и от этого будет еще смешнее твое произношение», — делится опытом клоун.

Еще один проверенный способ — выучить несколько простых фраз на языке той страны, где проходят гастроли. Наш герой владеет английским и испанским, может на ходу обменяться парой фраз с китайскими коллегами.

Есть и те государства, которые «на ура» принимают любые репризы — Америка и Канада, так как у них схожее понятие смешного. Очень легки на подъем Англия и Германия, а вот уже Франция имеет некоторые особенности.

В неменьшей степени специфика чувства юмора касается и регионов России. Шутки, допустимые и понятные, скажем, в Омске, не примут в Татарстане — скажется разница в вероисповедании.


Работа клоуна как она есть

По мнению Сергея Просвирнина, работа клоуна — это не мешковатый костюм и яркий грим.

«Надо смотреть, что не все дети одинаковые. Нужно, чтобы каждому ребенку, в том числе и взрослому — достался кусочек твоего тепла. Это очень важно. Ты не можешь пройти просто так, ты должен посмотреть каждому мальчишке и каждой девочке в глаза, тогда они будут ближе к тебе. <…> Клоун должен быть обязательно внутри вас. Тогда мы найдем с вами очень тесный контакт», — считает Сергей Просвирнин.

Еще одна специфика профессии: если в театре ты представляешь, что тебя ждет, то в цирке основной задачей коверного клоуна является «оттянуть» (отвлечь) на себя внимание (публики), если что-то пошло не так. А пойти не так может что угодно.

«Ты должен обязательно сделать какой-то гэ, какую-то корючку, достать клизму, облить, брызнуть водичкой, чтобы они хоть немножечко… и чуть-чуть оттянуть
Сергей Просвирнин.

Эти самые «корючки» у каждого клоуна свои. Кто-то прыгает двойное сальто-мортале, кто-то играет на музыкальных инструментах. Сергей Просвирнин может исполнить соло на барабанах или саксофоне, станцевать чечетку.

«Клоуны же бывают очень разного направления: клоуны-пародисты, клоуны-трюкачи, клоуны-музыканты, клоуны — музыкальные эксцентрики… Поэтому, для того, чтобы взять инструмент, нужно как минимум не просто сыграть какую-то песенку, а им владеть. А для того, чтобы владение инструментом стало действительно владением, нужно потратить годы. Плюс актерское мастерство, плюс сама идея, что ты хочешь сказать… Сложный, сложный процесс», — убежден Сергей Просвирнин.

Как и во всякой сфере, чтобы молодому цирковому артисту стать настоящим профессионалом, нужно очень много учиться. Если повезет — у признанных мастеров.

«Это не КВН, не Comedy Club, у них другие шутки, другой подход к делу. Здесь надо это все двадцать раз съесть, двадцать раз из себя выдавить, опять съесть, опять выдавить, и еще разочек съесть. Может быть, тогда что-то останется, закрепится. Или надо было быть партнером где-то, у кого-то поднахвататься там, с Поповым ездить, с Никулиным, смотреть, ботинки ему завязывать, чтобы быть рядом», — считает клоун.

Фото: Григорий Фомин
Лауреат национальной премии «Циркъ» коверный клоун Сергей Просвирнин. Фото: Григорий Фомин © udmurt.media

Вдохновленный Луи де Фюнесом

У самого Сергея Просвирнина тоже есть мастера, на кого он равняется в своей работе. В числе своих любимых клоунов он называет Николая Шуйдина и Юрия Никулина, под чьей режиссурой коверный ставил одну из реприз, Константина Бермана, с которым они были партнерами. Есть и тот человек, который буквально определил будущее циркового артиста — это известный французский комик Луи де Фюнес. Впервые Сергей Просвирнин увидел его в роли комиссара Жюва в фильме «Фантомас».

«Как в меня залез Луи де Фюнес, никто не залез», — улыбается Сергей Просвирнин.

Много лет спустя, после того, как клоун увидел фильм с участием великого комика, он оказался на гастролях во Франции. Там на простом кладбище неподалеку от Нанта похоронен Луи де Фюнес. Сергей Просвирнин давно мечтал посетить могилу великого комика и спустя годы смог исполнить это желание.

Цирк как образ жизни

Профессия циркового артиста не подразумевает такого понятия, как «нормированный рабочий день». А уж если твоими партнерами по манежу являются твои же члены семьи, получается, что коллег ты видишь вообще круглосуточно. Партнером Сергея Просвирнина стал его сын, тоже Сергей.

«Мне сложно, потому что у меня в номере одни свои. У меня работают сын, внук, дочь, жена… И хуже некуда работать со своими близкими родственниками, потому что они тебя перестают воспринимать как руководителя, как шефа, как какого-то вдохновителя… Для одних ты папа, для других — муж, и не более того. Это нельзя поменять. Здесь поскулили маленько, поругались — потом через 10 минут забыли. Или через день, или через месяц. Вот это сложно», — считает клоун.

Однако при этом будущую профессию для сына он выбрал и определил сразу.

«Цирк, вы понимаете, это такая штука, что нужно репетировать с детства. Если рассуждать со стороны родителей, допустим, как кем захочет вырасти, тем и будет. Потом, когда он захочет, уже будет поздно, это однозначно. Ну вы понимаете, когда тетеньке 22 года, она говорит — ой, лучше бы я стала балериной. Понятно, что поезд ее уже давно ушел, и депо сгорело. Поэтому балериной надо хотеть стать в 4 года, а в 4 года она еще не может хотеть», — убежден клоун.

Сам коверный стал готовить своего сына к будущей карьере с трех-четырех лет: осваивать барабаны, чечетку, флейту и кларнет. Несмотря на то, что потом Просвирнина-младшего брали в российскую академию музыки имени Гнесиных без экзаменов, он решил остаться с отцом в цирке.

Фото: Григорий Фомин
Партнером Сергея Просвирнина стал его сын, тоже Сергей. Фото: Григорий Фомин © udmurt.media

«Вот будет 18 лет, захочешь — уйдешь из цирка, не поздно учиться. Иди, поступай в вуз какой-нибудь, получай профессию. А куда, когда он в цирке уже с 4 лет,<…> куда? За плечами Канада, Америка, Япония, Франция… Да ну, что. В какой вуз-то, и здесь нормально», — улыбается Просвирнин-старший.

На воспитание внука клоун оказывает уже куда меньшее влияние, но он уже помогает дедушке на манеже — становится «мальчиком из зала» в одной из реприз, где нужно танцевать чечетку.

Клоунами, конечно же, не рождаются, но по некоторым чертам характера родители могут заметить склонность своего чада к этому виду циркового искусства.

«Если он очень хорошо читает, я имею ввиду стихотворная форма какая-то, если у него склонность к танцам. Не тогда, когда хорошее настроение, а всегда. Он пляшет целый день. <…> Или глаз не оторвет — смотрит балет, ну нравятся ему эти руки пластичные — конечно, нужно попробовать, обязательно», — говорит цирковой артист, отмечая, что ребенок не должен при этом стесняться.

Однако он предостерегает и от другой крайности — детской наглости и нахальства, которые может себе позволить в редких случаях только уже состоявшийся мастер.

«Нахальство и наглость нужно иметь, когда ты уже зрелый актер. Тогда иногда нахальство, наглость помогают открыть какую-нибудь дверь бюрократическую, иногда помогает вытерпеть какое-нибудь унижение, а иногда — помогает в работе
Сергей Просвирнин.

Клоуны тоже плачут

Со стороны кажется, что работа клоуна состоит исключительно из положительных эмоций. Забавный костюм, аплодисменты и смех зрителей… Есть у этого и своя «темная сторона»: случаются трения административного характера, внутренние недопонимания. Бывают и творческие проблемы.

«Больней всего, когда что-то действительно не получается, не проходит какая-то корючка, не идет, не идет реприза. Ты знаешь, что она должна идти, но она не идет. И ничего ты с этим не поделаешь. Нужно это перейти. Потом оно само собой все поменяется, но нащупать вот это. Попробовать вот так сделать, попробовать сделать более точно… Иногда приходится целые куски, на которые ты можешь потратить годы, иногда приходится прямо как хирургу отрезать и выбросить, как аппендицит», — делится Просвирнин-старший.

Стоит добавить к этому и тот аспект, что в мире не существует магазинов, которые продавали бы специализированный цирковой реквизит. Исключение здесь составляют разве что предметы для жонгляжа. Клоунам же приходится придумывать и самостоятельно изготавливать для себя все необходимое. Порой это требует значительного количества времени, сил, нервов и средств.

А публика… просто не находит новый номер смешным.

«Можно этот трюк использовать в другой клоунаде, но, если уже и там не пошло — все, подари кому-нибудь эту штучку, если она есть, или саму идею, и забудь про нее», — рассказывает цирковой артист.

Еще одна сложность — отсутствие авторов, которые писали бы клоунские репризы.

Фото: Григорий Фомин
Сергей Просвирнин снимался в фильмах «Циркачонок», «Домой дорогой войны», «Подари мне жизнь», «Саяны шумят». Фото: Григорий Фомин © udmurt.media

Профэтика на манеже

Когда речь заходит о профессиональной этике, в первую очередь на ум приходят врачи, учителя или военнослужащие. Однако этот термин точно также относится и к работе клоунов. Если акробат, выходя на манеж, рискует своим здоровьем, то клоун — репутацией. И зачастую потерять ее гораздо проще, чем получить перелом.

«Здесь не нужно попасть впросак, потому что любое неловкое движение, любая необдуманная тобой фраза, которая может выскочить — она попадает, сейчас такие средства массовой информации, <…> обязательно это где-то попадет, или в интернет кто-то выложит. Вообще вот это жанр клоунады, конечно, он должен всегда быть на грани. Вот эту грань ее очень важно не перейти, потому что, если ты перескочишь, риск потерять репутацию. Скажут, да, Просвирнин свалился, скатился… Чтобы не было какой-то пошлятины», — рассказывает клоун.


При этом коверный говорит о том, что порой позволяет себе немного больше, когда работает в Америке или Германии.

Эстетика кур и джаза

Конечно, за пределами манежа клоун не обязан постоянно излучать позитив. Впрочем, про себя Сергей Просвирнин говорит, что он довольно жизнерадостный человек.

«В жизни я абсолютно нормальный, сказать, что я какой-то грустный и сутками думаю о клоунаде, ищу, не могу найти… Конечно же нет. Я хожу в театр, читаю книги, встречаюсь с друзьями… Посмеяться люблю, конечно
Сергей Просвирнин.

В свободное от работы время Сергей Просвирнин может залезть в интернет: его интересуют события, происходящие в мире цирка и спорта, может послушать джазовый концерт. А может и поискать информацию о курицах.

«Все думают, что вот как-то Просвирнин — это джаз, чечетка и Канада, Америка… Нет. У меня под Москвой дом, и там очень-очень много куриц. Я кайфую. Я могу возле курятника поставить стул и два часа наблюдать, что они там делают. Ну меня меньше всего интересует, как они играются, а красивое оперение, красивые породы», — делится клоун.

Всего в добротном курятнике знаменитого коверного живут 16 пород этих птиц: орпингтоны, брама, кохи, нишанки, ломан браун, кучинские юбилейные, московские черные, леггорны, амроки, андалузки…

Откуда такая склонность к этом виду пернатых — не может объяснить и сам цирковой артист. Говорит, что даже яйца не особо любит, а вот сами птицы его привлекают красивым оперением.


СПРАВКА

Сергей Просвирнин, музыкант, коверный клоун.

4 февраля 1960 г. — родился в Усолье-Сибирском (Иркутская область).

1975 г. — поступил в Государственное училище циркового и эстрадного искусства в Москве.

1979 г. — закончил обучение с номером «Музыкальная эксцентрика».

С 1979 по 1991 гг.- работал в «Москонцерте», «Союзгосцирке», «Цирке на Цветном бульваре»

1996 г. — получил звание «Заслуженный артист России».

1997 г. — на конкурсе в Монте-Карло выиграл приз авторов и исполнителей творческой интеллигенции княжества Монако.

2002 г. — стал лауреатом национальной премии «Циркъ».

Был на гастролях в более чем в 20 странах мира: США, Канаде, Франции, Японии, Бахрейне, Алжире, Тунисе, Швейцарии, Гондурасе, Испании, Марокко, Коста-Рике, Аргентине, Арабских Эмиратах, Великобритании и т. д.

Снимался в фильмах «Циркачонок», «Домой дорогой войны», «Подари мне жизнь», «Саяны шумят».

Партнеры

Загрузка...