Пятница, 9 декабря 2016
Ижевск -13°C
USD 63.30EUR 67.21
20.02.2016 13:44
Статьи

50 фронтовых писем принесли родственники на реставрацию в Национальную библиотеку в Ижевске

Фото: Алексей Бакулев

Национальная библиотека Удмуртии 18 февраля объявила акцию «Весточка с фронта». Жителям республики предложили совершенно бесплатно отреставрировать письма, которые в годы Великой Отечественной войны с полей сражений посылали их родственники-фронтовики.

В первый же день акции в библиотеку принесли 50 писем. Корреспондент ИА «Удмуртия» познакомился с одним из владельцев эпистолярной коллекции и узнал, как восстанавливают документы эпохи.

Солдатские письма

В семье Алексея Пушкарева бережно хранят письма его дяди Ивана Вотинцева. 18-летний парень из деревни Крестьяне Старозятцинского сельсовета (сейчас — Якшур-Бодьинский район) ушел на фронт в 1941-м году.

Фото: Алексей Бакулев

«О дяде у нас очень часто вспоминали в нашей семье. Когда еще была жива бабушка Варвара, она часто вспоминала старшего сына. И потом передавала все истории о нем своим дочерям. Мама была одна из самых младших в семье. А всего было 7 детей. Так как бабушка последнее время жила у нас, и письма эти по наследству перешли моей маме ну и, следовательно, ко мне», — рассказывает Алексей Пушкарев.

Фото: Алексей Бакулев

Сложенные треугольником солдатские послания истерлись на сгибах. Выцвели карандашные строки. Мать Ивана Вотинцева Варвара сама обводила побледневшие буквы. Позже обветшавшие письма — немногословные, на одной стороне листа — извлекали на свет и по семейной традиции перечитывали в День Победы.

25 февраля 1943-го года

«Письмо от вашего сына Вани. Добрый день, здравствуйте, мама, Маня, Зоя, Федя, Валя, Катя и Леня. В первых строках хочу передать горячий привет, и желаю всем хорошей жизни и в вашей работе. Во вторых строках сообщаю — получил ваше письмо. И получил от тяти (отец Ивана Вотинцева воевал на другом фронте, они постоянно переписывались — прим. ред.) тоже письмо. Меня наградили медалью «За отвагу». Живу пока хорошо, от вас письма получаю редко. Пишите почаще. Писать нечего. До свидания. Желаю вам здоровья и всего-всего хорошего в вашей жизни. Ваш сын Иван».

В семье сохранилось два десятка писем. Среди них и послание от врача из госпиталя, лечившего тяжело раненного Ивана Вотинцева.

«Уважаемый Иван Петрович, после вашего ранения в грудь в Польше 6 августа 44-го года вы попали в госпиталь, где я, доктор Нагаллер, вас лечил. Мы находились тогда в лесу, в палатках. Меня интересует состояние Вашего здоровья в настоящее время. Прошу ответить на следующие вопросы. Делали ли Вам операцию в других госпиталях, и какую…».

Это письмо пришло к матери солдата, уже после того, как семья получила «похоронку». 22-летний Иван Вотинцев умер от ран 24 августа 1944 года.

Реставрация

А дальше было стечение обстоятельств. Семья Пушкаревых давно дружит с директором Национальной библиотеки Удмуртии Татьяной Тенсиной. Однажды ей показали письма Ивана Вотинцева, и она предложила послания отреставрировать.

Фото: Алексей Бакулев

В 2006 году в библиотеке появился Центр консервации и сохранности документов. 5 сотрудников прошли стажировки в аналогичных федеральных структурах и занялись переплетом и реставрацией библиотечных фондов.

Теперь появился опыт восстановления старых писем. И первыми «экземплярами» стали послания Ивана Вотинцева.

«Работа трудоемкая по реставрации писем. Прежде всего потому, что бумага, на которой писали письма, была очень плохой. Ну, естественно, в военные годы, какая уж там была бумага. Поэтому сохранность некоторых писем очень плохая. И кроме того, писали чернилами. Чернила осыпаются, выцветают. Карандашные строчки практически угасают», — говорит руководитель Центра консервации и сохранности документов Национальной библиотеки Удмуртии Светлана Наговицына.

Каждый документ, который поступает на реставрацию, нумеруется. После этого по специальной технологии определяется и нейтрализуется кислотность бумаги. Она при этом иногда бледнеет, и поблекшие чернильные строки проступают ярче. А уже после этого начинается процесс реставрации: специалист восстанавливает утраченные части листа в середине письма (в случае дыр) и по краям — до полного формата. Бумагу подбирают по цвету и толщине — восстановленные куски не должны отличаться от исходного материала. На этом этапе главный инструмент реставратора — скальпель. Им убирают излишки бумаги, когда дополняют утраченные части листа.

Фото: Алексей Бакулев

Иногда процесс занимает довольно много времени, и обходится не меньше чем в 1 тыс. рублей. Материалы, используемые при реставрации, дороги.

Сейчас в Центре работают над письмами, которые принес первый участник акции «Весточка с фронта». Работу сделают бесплатно.

Кстати, автор этих посланий писал о себе обстоятельно, рассказывал, насколько позволяла военная цензура, о положении на фронте, сообщал о погоде и ценах на рынке в населенных пунктах, где стояла его часть.

«Теперь несколько слов о погоде. Зима здесь суровая, уже мороз доходит до 40 градусов. И такой холодный, что сибирский мороз на 50 градусов легче, чем здесь. Дороговизна здесь большая. Литр молока 6 рублей, мясо 25 рублей килограмм. Картошка 45 рублей пуд. Табаку нет на рынке. Кто продаст махорку, так ему 10 рублей за пачку платят. Я просил, Надя, чтобы вы прислали мне посылку — килограмм несколько сала или мяса, если сможете».

«Акция «Весточка с фронта» — это особенная сторона нашей работы. Тяжело очень читать строчки человека, которого на земле нет уже 70 с лишним лет. А письма его остались», — рассказывает Светлана Наговицына.

Почтальон

Сотрудники библиотеки разыскали свидетеля того времени. Наталье Шнайдерман (в девичестве Москалевой) было 11 лет, когда началась война. В первое военное лето она вместе с одноклассниками работала в колхозе. Ребята собирали колосья после уборки урожая, копали картофель, потом их послали молотить зерно.

Фото: Алексей Бакулев

В 1944-м году Наталью Андреевну поставили работать почтальоном. За письмами она ходила за 6 километров от деревни.

«Я иду по улице, а матери и жены меня уже встречают. Нет ли письма, спрашивают. Ну, всех обнесу, кому есть письма, вручу. Похоронки я не давала в руки, потому что я боялась. У нас был председатель, дядя Ваня я его звала. Ему занесу эту похоронку. Дядя Ваня, говорю, сам вручай. Он говорит — оставь», — рассказывает Наталья Шнайдерман.

По ее словам, многие женщины в деревне были неграмотны. И девочка Наташа читала им весточки от мужей и сыновей, писала ответы. Через нее прошли сотни, если не тысячи, солдатских треугольников.

После войны Наталья Шнайдерман осталась на почте, и работала там до пенсии.

Акция «Весточка с фронта» в Национальной библиотеке Удмуртии продлится до ноября. Но не исключено, что документы на бесплатную реставрацию будут принимать и позже. В первый же день сотрудники учреждения поняли — желающих восстановить письма с фронта будет немало. Поняли и другое, что финансовые возможности библиотеки не позволят помочь всем. Сейчас ищут тех, кто поддержит акцию.

Партнеры

Загрузка...