Четверг, 8 декабря 2016
Ижевск -23°C
USD 63.39EUR 68.25
21.02.2016 11:19
Статьи

Национальность — удмурт: менталитет, обряды и стереотипы

Фото: личный архив
Ижевск / Удмуртия

Рубрику, посвященную этносам, которые проживают в нашей республике, мы начинаем с рассказа об удмуртах.

Ее сегодняшний герой — Петр Павлович Данилов. Отдав около 20 лет государственному театру фольклорной песни «Айкай», сегодня этот человек занимается сохранением и развитием межкультурных связей уже на другом уровне, он — заместитель министра культуры и туризма Удмуртии. О том, почему в Татарстане живут особенные удмурты, какие обряды до сих пор невозможно вспоминать без трепета и актуальны ли сегодня национальные стереотипы, Петр Данилов поговорил с корреспондентом ИА «Удмуртия». Разговор шел на 2-х языках — удмуртском и русском.

Петр Павлович, расскажите о месте, где вы родились и провели детство.

Я родился в 100 км от Казани, деревне Старый Кушкет Балтасинского района Республики Татарстан. Это исконно удмуртская деревня, а в самом районе компактно проживают в традиционной многолетней дружбе татары, удмурты, марийцы и русские.

Какой у вас любимый удмуртский праздник?

Не ошибусь, если скажу, что любимый многими национальный удмуртский праздник — Гербер, в Татарстане его называют Гырон быдтон (буквально — «после плуга» или «окончание посева») или по привычке Удмурт Сабантуй. Его отмечали во всех удмуртских деревнях: выходили на луг на краю деревни, в большом котле на костре варили кашу, хозяйки несли с собой выпечку, потом все молились о будущем урожае. Сегодня в регионе и за его пределами по-прежнему проводятся сотни Герберов, самый масштабный из них — республиканский.

Я с теплотой вспоминаю, как в наших краях проводились свадьбы. Сейчас многие удмуртские обряды забыты, и только второй день празднования с испытаниями для жениха и невесты отдаленно напоминает элементы удмуртской свадьбы.

Что собой представляла настоящая свадьба татарстанских удмуртов?

Раньше каждая свадьба была праздником, объединяющим жителей всей деревни, гости ходили из дома в дом, везде их готовились встречать. Дома были двухэтажные: внизу кухня, на втором этаже накрывали праздничный стол. В наших краях, у татарских удмуртов, свадебные песни поются под ритмичный удар ногами. А гостей много, и все пели. Дом содрогался, пол играл, и мы, находясь на первом этаже, даже ставили подпорку.

Праздничные костюмы балтасинских удмурток, сер. XX века

Сегодня свадьбу невозможно представить без тамады. А раньше в нем и необходимости не было, люди умели веселиться, знали очень много обрядовых песен и без конца их пели. Такие праздники объединяли всех жителей в деревне, и мы, дети, тоже ходили за толпой из дома в дом. В переполненном доме не было мест, и мы со двора смотрели, как жених приезжал к невесте, как его разыгрывали, как закрывали ворота. Помню, однажды приехал жених, его, как и полагается, не пустили в дом, крыльцо закрыли на замок, а ключ спрятали… Оказалось, его повесили на шею гусыне, и все родственники со стороны жениха бегали по двору и ловили птицу.

Перед выходом невесты из отчего дома выносили ее сундук с приданым внутри и с двумя вышитыми подушками сверху. Этот обряд доверяли уважаемой в селе супружеской паре, которая живет в любви и согласии много лет, чтобы молодожены переняли лучшие качества образцовой семьи.

На свадьбе со стороны жениха был так называемый кубочи — человек, ответственный за подарки. В каждом доме хозяйка привязывала свой подарок к кубо (верхняя часть прялки) — полотенце, или скатерть, или деньги. Кубочи носил кубо из дома в дом, и к концу свадьбы он становился очень тяжелым. На следующий день кубочи продавал кубо с подарками жениху с невестой.

Говорят, что в Татарстане живут такие удмурты — почти ортодоксальные, которым лучше остальных удалось сохранить свои традиции…

Наверное, в этом утверждении есть доля правды. С первого класса мы изучали удмуртский язык, все школьные годы этот предмет оставался самым любимым. Образцом служил литературный удмуртский язык, и я даже расстраивался, что говорю на диалекте. Помню, когда в нашу школу по распределению приехала работать молодая учительница родом из Шарканского района, все ахнули: она разговаривает, как в книге! После 8 класса я поступил в Дебесское педучилище и к своему удивлению услышал не тот литературный язык, на котором, как я думал, разговаривали все в Удмуртии. В этом сравнении я увидел красоту своего диалекта и самобытность удмуртов Татарстана: они более раскрепощенные, активнее используют свой язык и традиции. Возможно, это связано с многонациональной средой, она как бы стимулирует человека к тому, чтобы знать родной язык и пользоваться им.

По образованию вы художник-педагог. Что привело вас в театр фольклорной песни и танца «Айкай», где вы проработали 20 лет? Неужели ностальгия по традиционной культуре с песнями и танцами была настолько сильна, что вы сменили род своей деятельности?

С 1 курса худграфа УдГУ я пел в ансамбле «Чипчирган», это фольклорно-этнографический коллектив университета. Как правило, студенты ходят в ансамбль 5 лет, до окончания учебы. А я задержался на 12 лет: окончил университет, начал работать, но все равно продолжал петь. Художественным руководителем «Чипчиргана» была Розита Анкудинова — заслуженный работник культуры России, а научными консультантами — профессор, доктор исторических наук Владимир Владыкин и доктор филологических наук, профессор Валентин Кельмаков. Благодаря этим людям я начал интересоваться народными традициями и обрядами уже не по наитию, а осмысленно. Знание традиций и обрядов дало мне уверенность в том, что я могу идти в профессиональный коллектив.

На тот момент «Айкай» существовал 4 года, я чувствовал в себе силы и готовность принести пользу ансамблю. С одной стороны, я хотел прийти в коллектив как певец, знаток народных песен, с другой — как художник, имеющий багаж знаний о народном костюме и опыт его изготовления. Все костюмы артистов театра «Айкай» сделаны мастерами нашего коллектива. Ткани сотканы мною и моей супругой на старинных ткацких станках по исконным образцам народных костюмов.

Фото из личного архива Петра Данилова

Петр Данилов за созданием костюмов для ансамбля «Айкай»

Какие национальные блюда готовили в вашей семье?

Самое любимое блюдо — табани, приятный запах которых распространялся по всему дому. На табани обязательно приглашали соседей. Также на столе стоял мильым (блины с начинкой, или кыстыбей), блюда татарских удмуртов: эчпочмак, балиш и губадья, которую сейчас я готовлю сам. Оттуда же, из детства, — пурты пирог (с творогом и луком, напоминающий вареники). В удмуртских краях творог — это, скорее, сладкое блюдо. А к перепечам я привык уже в Удмуртии, в Татарстане их не делают.

Бабушка готовила квас. Из проросшего зерна мололи ржаную муку, готовили солод с добавлением пластинок сушеной свеклы. Все это варилось в большом котле. Посреди двора у нас стоял каменный амбар, который сохранял одинаковую температуру зимой и летом. Этот квас хранился там, наверху была крепкая пена, а на вкус он был очень терпкий. Много лет спустя, когда я поехал с ансамблем в Эстонию, я попробовал очень похожий, практически такой же эстонский напиток, которым угощали гостей на празднике.

Как вы относитесь к стереотипам об удмуртах?

Стереотипы — вещь деликатная, скажу о своих личных наблюдениях. Удмурты гостеприимны, трудолюбивы, терпимы. Присутствует и некая внутренняя замкнутость, скованность. Это и хорошо, и плохо. Есть предел, за которым эти черты приобретают отрицательный характер и мешают человеку раскрыться. Такие черты характерны для всех финно-угорских народов, хорошо мне знакомых: финнов, карелов, марийцев, эстонцев.

К слову, финны тяжело идут на контакт, но если они с кем-то подружились, то на всю жизнь. Финны могут всю жизнь жить рядом и не знать друг друга. Пример — объявление из финской газеты: «Продаю дом, прямой видимости к соседу нет».

С другой стороны, если вспомнить, какими удмурты были тридцать лет назад, то сейчас они другие: более открытые, общительные, раскованные. Современная цивилизация позволяет людям ассимилироваться, у людей меняются представления о народе.

Раньше дом был единым пространством, и традиции передавались из поколения в поколение естественным способом. Сегодня даже в самых отдаленных деревнях строят большие дома, у каждого ребенка — своя комната. Да, мы стали жить лучше, однако теперь людей друг от друга отделяют стены. Именно поэтому сегодня культура несет еще большую ответственность за сохранение и развитие языка, традиций и обрядов.

Партнеры

Загрузка...
Надежные люди Удмуртэнерго