Пятница, 2 декабря 2016
Ижевск -14°C
USD 64.15EUR 68.47
14.03.2016 15:25
Статьи

«Окно в Европу»: западная пропаганда идеи единого финно-угорского мира

Фото: washingtonpost.com
Ижевск / Удмуртия

История сепаратизма в новейшей истории России — тема не новая, но эпизодически приковывающая к себе внимание. В Удмуртии идеи «самостийности» в национально-культурной среде ни в 1990-е годы, ни сейчас какого-либо содержательного наполнения не получили и за пределы деклараций не выходили. Тем более что абсолютным большинством населения все это осуждалось и осуждается. Сказанное с большей или меньшей степенью достоверности можно отнести и к другим финно-угорским регионам России.

Действительно, представить себе полноценные финно-угорские государства со своими валютами, армиями и даже флотами, государства, разбросанные по всем концам бескрайней России, — удел разве что утопистов, либо литераторов-фантастов. Другое дело — помыслы части финно-угорских национальных элит, преимущественно зарубежных, желающих во что бы то ни стало из «сказки сделать быль». Один из таких сугубо утопических конструктов — некое объединение финно-угорских регионов на правах конфедерации или еще каким-либо образом. Для чего? Во-первых, для того, чтобы организовать свою жизнедеятельность в границах Евросоюза, во-вторых, чтобы сообща отстаивать свои социально-экономические интересы, в-третьих, возможно, начать строительство единого государственного образования. По ходу дела определить своих врагов, внешних и внутренних, и начать борьбу за светлое будущее. Похожим путем пошла Украина.

Нечто подобное наблюдается сегодня и в финно-угорском мире, куда протискивают идею «финно-угорский мир — не русский мир». Подвох здесь кроется в понимании «финно-угорского мира». Все мы знаем, что большинство финно-угорских народов не имеют общих границ, разбросаны на протяжении тысяч километров по северу Евразии, имеют разные жизненные уклады (от урбанизированных венгров до оленеводов ханты-мансийского округа), но при этом культура финно-угорских народов произошла из одного корня. Можно только приветствовать культурные, образовательные, научные, туристические и любые другие гуманитарные контакты финно-угорских народов. Однако как только это переводится в политическую сферу, так сразу начинается борьба за власть, за сферы влияния, контроль денежных потоков и т. п. — в конечном счете ведет к расколу сначала элит, а потом и самого общества. Начинаются упреки в несамостоятельности, потере идентичности, ущемлении чувства национального достоинства и т. п. Вообще, живя в Удмуртии не нужно много ума, чтобы увидеть, что интересы удмуртов просматриваются не в политических амбициях, как, скажем, у турка Эрдогана, а в иных сферах, прежде всего, в сфере национально-культурного строительства. И здесь есть что показать европейцам, которые, в большинстве своем, глядят на весь российский финно-угорский мир свысока, снисходительно «похлопывая по плечу» и поучая жизни с позиции «старшего брата».

Строго говоря, в рамках действующих республиканского и федерального законодательств сам по себе перевод проблематики в политическую сферу внутри, скажем, Удмуртии не имеет каких-либо негативных последствий. Политические баталии не выходят за пределы выборных кампаний, ротации местных элит и бюджетные споры. Все начинается тогда, когда внутриполитические и социально-культурные процессы начинают использоваться в качестве разменной монеты — уже за пределами национальной республики или даже Российской Федерации. Приведем примеры. В третью неделю октября празднуется День родственных финно-угорских народов, однако сегодня часто смысл этого праздника сводится к пропаганде солидарности с инокультурными европейскими народами в ущерб русскому. Между тем именно с русскими заключена добрая половина межэтнических браков в финно-угорских регионах, и именно с ними связана многовековая судьба и реальное — кровное — родство. Другой пример. Из-за границы часто приходится слышать, что удмурты, шире — финно-угорские народы России — подвергаются дискриминации со стороны русских, что необходимо способствовать росту национального самосознания, активнее развивать национально-культурное строительство, усваивать уроки западных демократий и т. п. Однако никто из европейцев не заикается о реальной дискриминации ливов в Латвии, сету в Эстонии, квенов в Норвегии. А ведь это тоже финно-угорские народы. Наконец, в этом ряду стоят самые разнообразные западноевропейские организации и фонды, через которые прокачиваются финансы для пропаганды именно западных внешне красивых, но внутренне небезопасных идиологем (абсолютизация и автономизация финно-угорского мира). Между тем ничто не мешает финно-угорским народам России развивать свою культуру, языки, туризм в существующих границах — было бы желание. С другой стороны, в Финляндии, Венгрии, Эстонии дай-то бог найдется несколько сотен человек (!), кто хоть что-то знает о финно-угорских народах России и о том, что всем угро-финнам для чего-то надо объединяться. Хотел бы я посмотреть на лицо эстонца, которому сказали бы, что послезавтра он будет жить вместе с марийцами или удмуртами. Так что не будет преувеличением сказать, что большинство финно-угорских народов России вполне равнодушны к идеям «финно-угорского мира» и «финно-угорского родства». Уж не будем говорить о том, что сегодня идея развития национального сознания явно противоречит пропаганде общечеловеческих ценностей евродемократии. Вот и оказывается, что вся эта пропаганда единого финно-угорского мира — для внешнего пользования, для России, чтобы посеять недоверие и вражду между финно-угорскими и русским народами, а придет время — и тюркскими. Это к слову о двойных стандартах (эти и другие опасения неоднократно озвучивались на протяжении последней четверти века в научных работах и отечественных СМИ). 

С двойных стандартов и начинается манипулирование как сознанием отдельного человека, так и общественным мнением. При этом используются самые совершенные манипулятивные теории. Одна из самых распространенных — так называемое «Окно Овертона». К чести самого автора концепции — Джозефа Овертона (1960–2003) — сам он считал распространение ложной информации дурной и вредной политикой. Кратко и упрощенно суть концепции Овертона сводится к мысли о том, что почти любую, подчас совершенно немыслимую идею в обществе можно легализовать. В процессе легализации идеи, иногда подвергаясь изменениям, переходят из категории «немыслимых» в «приемлемые» и далее, к «разумным» и «стандартным», которые затем становятся «нормой». Приведем примеры. Еще лет 40–50 назад на территории Украины просто дикими были сами мысли о возрождении бандеровского фашизма. Однако после уничтожения СССР США постепенно запустили «окно Овертона», которое привело к тому, что фашисты Бандера и Шухевич теперь официальные «герои».

Что касается финно-угорского мира, то похожие процессы уже запущены. Как и в случае с Украиной, лет 30–40 назад никто и не помышлял о независимых и самостоятельных финно-угорских республиках, хотя финно-угорское сообщество и существовало — как вполне органичная составляющая культуры России, Советского Союза и даже зарубежной Европы. Тем не менее в 1990-е годы на волне критики коммунистической идеологии активно внедряется мысль о дискриминации финно-угорских народов России, их насильственной ассимиляции. Идея находит понимание среди национальных элит, тем более что в это время за счет разнообразных грантов представители финно-угорских народов получают поддержку (обучение студентов в вузах Эстонии, организации научных конференций, помощь в выпуске национальных изданий и т. п.). Дальше больше: финно-угорское движение обрастает организациями, негосударственными фондами и ассоциациями, обретающими плоть и кровь на съездах и конгрессах, в работе которых причудливо переплетаются культура и политика, образование и финансы. И вот уже наспех сшитый финно-угорский мир готов противостоять русскому миру, читай — оккупанту. Такова логика, которую Евросоюз ненавязчиво прививает финно-угорским регионам. Но российская реальность иная. Здесь никто не воспринимает наднациональное финно-угорское сообщество как политическую реальность — только как общеязыковую составляющую. То же самое касается кровно-родственных связей. Однако европейцы не будут европейцами, если перестанут объединять политически и этнически необъединимое. Теперь ставка делается на молодежное движение, а если молодежь не привлекают идеи объединения финно-угорских народов России, то привлекательность надо обосновать и внушить, придать легитимный статус. Именно на это сегодня направлены усилия функционеров эстонской «Фенно-Угрии» и через «У-Поор» в российской МАФУН. Не случайно и усиление активности указанных организаций, делающих все возможное, чтобы финно-угорское движение было интегрировано в структуры ООН, где можно поведать «о тяжелой участи угнетенных народов России». С другой стороны, для улучшения имиджа финно-угорское движение должно провести политический ребрендинг, чем сегодня интенсивно занимаются активисты движения, в частности, выпускник факультета «Уортонской школы бизнеса» Университета Пенсильвании (США) эстонец О. Лооде, возглавляющий консалтинговое агентство Consumetric, москвич А. Малых, в Удмуртии — А. Шкляев, в Карелии — А. Цыкарев и др.

Ответная реакция финно-угорских регионов России вполне ожидаема: это уменьшение числа делегаций/делегатов на те или иные международные мероприятия (как то, например, показало голосование на ХIII Всеудмуртском съезде 11—12 февраля 2016 года), это усиление консервативных тенденций, связанных с нежеланием идти под флагом Евросоюза, возможная активизация внутренних ресурсов национально-культурного строительства, решение сложнейших проблем интеграции в мировое сообщество (а не в политическую утопию финно-угорского мира) и т. п.

Если «распахнуть» Окно Овертона полностью, то следующий шаг — это формирование панугрофинской идеологии, провозглашающей ценности Евросоюза с его ювенальной юстицией и однополыми браками, легализацией педофилии и инцеста и далее — детской эвтаназией. Но это идеология. В реальности же должно быть сформировано некое новое государство с границами, простирающимися от Балтики до Берингова пролива, от Северного ледовитого океана и прибрежного шельфа до Муромских лесов на юге. Без русских, а значит, и без финно-угров. Если не верите — взгляните на фашистскую Украину.

Автор: Сергей Васильев.

Партнеры

Загрузка...
Надежные люди Удмуртэнерго
УИК