Четверг, 8 декабря 2016
Ижевск -21°C
USD 63.91EUR 68.50
24.11.2015 18:09
Статьи

24 ноября — День моржа, праздник, который в 2008 году учредил Всемирный фонд дикой природы (WWF) и Совет по морским млекопитающим.

пресс-служба зоопарка

24 ноября — День моржа, праздник, который в 2008 году учредил Всемирный фонд дикой природы (WWF) и Совет по морским млекопитающим. В Государственном зоопарке Удмуртии сегодня обитают три моржа: два тихоокеанских и атлантический, причем последний появился в зоопарке удивительным образом.

Моржонок в санях

В начале декабря 2010 года в кабинете директора Государственного зоопарка Удмуртии Светланы Малышевой раздался звонок из Салехарда. «Вам моржонок нужен?» — спросил некий Дмитрий Замятин, представитель Департамента по охране, воспроизводству и регулированию использования биоресурсов Ямало-Ненецкого автономного округа. Оказалось, в поселке Мыс-Каменный появился маленький моржонок. Местный житель обнаружил его у себя в санях. Животное необходимо было срочно доставить в зоопарк, потому что для животных, которые пришли к людям из дикой природы, возвращение обратно подобно смерти.

За 2–3 года до этого в поселке случилась аналогичная история. Тогда для моржа сделали бассейн, принесли туда рыбу, но через пару дней он умер. Тем сильнее было желание местных жителей спасти детеныша, ведь если дикий зверь пришел к человеку, значит, он просит о помощи.

Тогда, в 2010 году, моржи содержались только в двух российских зоопарках: в Московском и Удмуртском. Но поскольку условия зоопарка в Ижевске позволяли взять еще одного моржа, у директора Светланы Малышевой сомнений не возникло: нужно забирать.

«Я достала карту, взяла линейку и начала измерять приблизительное расстояние от Ижевска до Мыс-Каменного. Мне казалось, мы сядем в машину, доедем до моржонка и заберем его. Тогда я еще не знала, что добраться до пункта можно только на самолете или вертолете. Информации было крайне мало: я знала лишь, что это маленький моржик, который ничего не ест и вскоре может умереть от обезвоживания», — вспоминает Малышева.

Первое свидание

Первым спасать моржа уехал сотрудник отдела «Белый север» Евгений Чашкин. Через Нижнекамск он сначала полетел в Москву, оттуда — в Салехард, а из Салехарда на вертолете — в Мыс-Каменный.

Светлана Малышева осталась в Ижевске, чтобы решить вопрос с транспортировкой. Наиболее подходящим вариантом был вахтовый самолет Ан-24 компании «Спецгазавтотранс» (СГАТ), который летел по маршруту Ижевск — Нягань — Мыс-Каменный с 30 газовиками на борту. На следующий после прилета день он возвращался в Ижевск. Благо, переговоры со СГАТ и ижевским аэропортом закончились хорошо, и через пару дней директор зоопарка уже летела на север.

DSC06374.JPG

В это время Евгений Чашкин раскармливал моржа, который действительно ничего не ел. Он не притронулся к муксуну (рыбе), который добрые местные жители пропустили через мясорубку и положили в миску, — дикий зверь из миски есть не мог. Моржа разместили в гараже, и он, пытаясь головой пробить себе путь на свободу, весь изранился. Когда Светлана Малышева в первый раз зашла в гараж и стала перекисью водорода обрабатывать моржу раны, она буквально отлетела от удара животного.

DSC06338.JPG

«Обработка перекисью для моржа была очень болезненной. А когда я ее намазала успокаивающим кремом, на следующее утро она уже сама подставляла мордочку, мол, давай, намажь еще. Когда я первый раз взглянула ей в глаза, то сразу поняла: это девочка-лапочка, ребенок, которого нужно взять к нам домой. Уже в Ижевске ветеринар подтвердил: это действительно самка возрастом 4–5 лет», — рассказывает директор зоопарка.

НЕСЕЙКА В ГАРАЖЕ.jpg

Люди севера — с горячими сердцами

В аэропорт моржиха добиралась на большой машине, предназначенной для перевозки рабочих-газовиков. Сидеть внутри машины ей быстро надоело, и она стала головой поднимать люк.

«Ей бы это не составило никакого труда. Тогда мы выбрали самых сильных газовиков — благо, с чувством юмора и настроением у них было все в порядке — и усадили прямо на крышу, на люк, сначала одного, потом другого. В качестве исключения нам разрешили приблизиться к самолету на 1,5–2 метра. Прямо внутри собирали клетку, которую мы подготовили еще в Ижевске, но в самолет она не влезла, поэтому мы были вынуждены везти ее в распиленном виде. Каждый стык и каждую торчащую гайку необходимо было обмотать, чтобы морж не поранился. Из досок и тента, которые нам предоставили по первому же нашему желанию, мы сделали коридор, своеобразный трап, по которому морж должен был подняться на самолет. Поскольку девочка-моржонок — довольно любопытный зверь, она могла уйти и направо, и налево, ей ничего не стоило обрушить стенку коридора. Но она у нас молодец, сама зашла в коридор, потом в самолет и наконец — в клетку. Я молилась о том, чтобы морж не задавил людей, которые поддерживали коридор снаружи. В этой истории задействовано огромное количество добрых, отзывчивых людей, которые даже не подозревают о той неоценимой помощи, которую они нам оказали. Например, когда мы подлетали к Нягани, жители города поднесли нам к самолету мойву. Люди, живущие в условиях долговременной мерзлоты, — с горячими сердцами», — говорит Светлана Малышева.

Моржонка назвали Сгата-Несейка, первую часть своего имени она получила в честь СГАТ, а «Несейка» в переводе с ненецкого означает «младшенькая».

Самолет СГАТ едва успел вынырнуть из-под надвигавшейся метели, которая на севере длится неделями. В полете Сгата-Несейка начала интересоваться ящиком, который над ней висел. Это был «черный ящик» — бортовой самописец. К счастью, спасенный зверь вел себя хорошо, даже лучше, чем от него ожидали. Во время транспортировки животные от страха активно очищаются, а Сгата прилетела в Нягань лишь с маленькой лужицей. Правда, выходить из самолета отказалась. Температура воздуха на Ямале 37 градусов мороза, в Ижевске в тот день было всего -5.

«Она не шла, тогда я залезла к ней, говорю: „Девочка, солнышко, ты не представляешь, как я устала, пожалуйста, поедем домой“. Сгата вышла и отправилась домой — в ижевский зоопарк», — улыбается Малышева.

«Мой ребенок проснется»

На второй родине Сгата-Несейка почувствовала себя хорошо, быстро адаптировалась и набрала вес. В мае 2011 года она впервые вышла выступать перед посетителями зоопарка.
Но затем внезапно она заболела: перестала есть, ни на кого не реагировала. В зоопарке проанализировали ситуацию и поняли: дело в клыках, которые моржиха от стресса сточила до самых десен. В них попала инфекция, началось воспаление.

Нужна была операция.

«Так получилось, что к нам в гости приехал директор гамбургского зоопарка „Хагенбек“. Им на экспозицию нужен был морж, а я в тот момент понимала, что ни один ветеринар России мне не сможет помочь — не потому, что у нас плохие специалисты (они замечательные), а потому, что у нас нет оборудования. В 2011 году в России была возможность прооперировать моржа весом не более 200 кг, Сгата весила значительно больше. И тогда я решила: лучше я буду плакать и скучать, чем плакать, смотреть на больную Сгату и понимать, что ничем помочь ей не могу», — рассказывает Малышева.

Ижевский и гамбургский зоопарк заключили контракт: Сгате делают операцию за счет зоопарка «Хагенбек», и после выздоровления она два года участвует в экспозиции гамбургского учреждения. Бумажная волокита длилась больше года: договоры с аэропортами, оформление документов для вылета… Операцию запланировали на декабрь 2012 года, собрали сильную интернациональную команду врачей. Наркоз для ластоногих — серьезная угроза, процент невыхода из наркоза достаточно большой.

«Когда мы накануне разговаривали с американскими врачами, меня спросили: «Вы понимаете, что есть риск?» Я уверенно им заявила: «Мой ребенок проснется», — говорит Светлана Малышева.

Чтобы воспалений больше не случалось, решено было удалить клыки полностью. Моржи в искусственной среде легко обходятся без них — у них нет необходимости добывать себе пищу. Операция продлилась 6 часов. Через несколько минут после ее завершения врачи убрали аппарат искусственного дыхания, и Джон, американский хирург, на чистом русском языке заявил: «Через 10 минут она проснется». Оказалось, он знал всего с десяток русских слов — и именно эти.

1 (14).JPG

В 2014 году срок контракта заканчивался. Немцы — и работники зоопарка, и зрители — очень переживали расставание со Сгатой, потому что тоже сильно ее полюбили.

Сгата-Несейка вернулась домой. Теперь уже навсегда...

Партнеры

Загрузка...