Четверг, 8 декабря 2016
Ижевск -21°C
USD 63.91EUR 68.50
09.05.2016 08:09
Статьи

Удмуртия 1941-1945 годов в фотографиях

Фото: строительство производственного корпуса Ижмаша, лето 1942 года. (udmurt.ru)
Ижевск / Удмуртия

С началом Великой Отечественной войны резко изменилась жизнь всей страны. Пока мужчины сражались за Родину, женщины, подростки и старики привыкали к тяжелой, бесконечной работе в тылу — в колхозах, на заводах, в госпиталях. Все недоедали и недосыпали — ковали Победу.

Фотографии, хранящиеся в Госархиве Удмуртии, показывают жизнь республики в то тяжелое время.

Карточки на продукты

 Карточка на хлеб. Фото: Госархив Удмуртии

В ряде городов СССР карточки ввели еще в июле 1941 года, как, например, на фото. В Удмуртии же «талоны» на продукты питания появились чуть позже.

«Ввести с 1-го сентября 1941 года в Ижевске и Воткинске продажу населению по карточкам хлеба, сахара и кондитерских изделий», — написано в постановлении Совета народных комиссаров УАССР от 22 августа 1942 года.

При этом рабочих разделили на первую и вторую категории. К первой относились работающие на заводах № 71 (Ижсталь), 74 (Ижмаш) и 235 (Воткинский завод), на Мотозаводе, в Стройтресте № 51, на железнодорожном транспорте. Ко второй — рабочие других заводов и остальное городское население.

Первой категории рабочих полагалось 800 граммов хлеба в день, второй — 600. Иждивенцам и детям до 12 лет — по 400 граммов. Сахар, включая кондитерские изделия, давали в меньшем объеме.

Кроме того, в Ижевске работали специальные магазины: Главгастроном, Росглавхлеб. Там можно было купить хлеб за деньги — точнее, за большие деньги, потому что с 1 сентября, по приказу правительства, цены на него повысились. Такой карточный военный режим просуществовал в СССР до декабря 1947 года.

Госпитали Удмуртии

Только к декабрю 1941 года в Удмуртии насчитывалось 26 госпиталей, к октябрю 1944 года — 34. Они располагались во всех городах, а также в Пычасе, Кезу, Балезино, Чепце, Кизнере — в тех населенных пунктах, через которые проходит железная дорога.

Фото: Госархив Удмуртии

Госпиталь в Ижевске. Фото: Госархив Удмуртии

Однако не все так радужно, как кажется на первый взгляд. Условия, в которых пришлось находиться раненым солдатам, были удручающими. Вот как их описывает член всесоюзного комитета помощи раненым генерал-майор Редькин:

«Во всех пяти обследованных госпиталях Сарапула в кроватях, матрацах и стенах имеются клопы. Пищеблок не снабжен полотенцами и мылом. Мытье больных производится не регулярно — с большими промежутками — до 22 дней… Уборка производится неопрятно. Нередки случаи, когда из-за отсутствия прикроватных тумбочек и санитарного режима, личные вещи и, даже хлеб, сахар, табак, кружки — хранятся у раненых под подушками… Больные зачастую размещаются в коридорах, по три человека на двух койках и даже по два человека на одной койке. Как правило, госпитали не имеют столовых, прием пищи производится в палатах, уюта в палатах не создано, обеспечение инвентарем крайне бедное».

Заводы Удмуртии

11 июля 1941 года под грифом «совершенно секретно» появляется постановление Госкомитета обороны «Об эвакуации промышленных предприятий». К концу декабря в Удмуртию прибыло множество железнодорожных составов, внутри — оборудование 49-ти промышленных предприятий страны и десятки тысяч рабочих из разных городов страны.

В Воткинск переехало оборудование и рабочие Киевского завода, там производили пушки, мины, минометы, бомбы. Эшелоны с оборудованием Московского радиозавода имени Орджоникидзе прибыли в Сарапул, где начали выпускать современные радиостанции, которыми оснащались все танки Т-34. В Ижевск эвакуировался Тульский оружейный завод. На базе Ижевского машиностроительного завода (№ 74) и Ижевского механического завода (№ 622) производили противотанковые ружья, пистолеты, револьверы и другое оружие.

Продолжительность рабочего дня на заводе была не менее 12 часов. Бывало, только за одну смену рабочие выполняли 300% от нормы. Отдыхали в общежитиях, а иногда, чтобы не тратить время на дорогу, прямо под станками.

«Моя трудовая жизнь началась в военную пору после окончания ремесленного училища. В цехе мастер подвел меня к токарному станку, смерил взглядом, и, улыбнувшись, сказал: „Поработаешь с подставкой“. Без подставки не обошлись и большинство моих сверстников. Ведь нам было немногим более четырнадцати лет», — вспоминает рабочий Ижмаша, один из ветеранов тыла.

Фото: udmurt.ru

Сборка авиационной пушки НС-37 на Ижмаше. Фото: udmurt.ru

Детские дома

В Госархиве Удмуртии сохранилась копия постановления от 11 июля 1941 года «Об организации детских домов». В Сарапуле, Ижевске и Воткинске предполагалось открыть 4 детдома для 500 детей. Разумеется, с течением войны количество детдомов росло — эвакуированных или осиротевших детей становилось все больше. В Шаркане и в Дебесах, например, жили литовцы, в Каракулино — поляки, которые приехали в Удмуртию в июле 1941 года из Белостокской области Белорусской ССР. Когда началась война, они отдыхали в детском лагере в поселке Друскеники. Оттуда их спешно эвакуировали.

Фото: Госархив Удмуртии

Каракулинский детдом. Фото: Госархив Удмуртии

А эта фотография была сделана в мае 1945 года. На ней — директор Каракулинского детдома Самуил Певзнер и те самые польские дети, которые готовятся покинуть Удмуртию и вернуться домой.

«Расставаясь уже навсегда с детским домом, я хочу выразить всю ту благодарность, которая насыщает меня. Я от всей души благодарна нашему дорогому директору Самуилу Марковичу и воспитателям за все то, что дали они мне», — пишет воспитанница детдома в прощальном письме.

Железная дорога Ижевск-Балезино

В январе—феврале 1942 года в Удмуртии началось строительство железнодорожной линии Ижевск-Балезино. Предполагалось, что дорога позволит транспортировать уголь и древесину с севера страны на оборонные заводы.

Фото: udmurt.ru

Разработка выемки на 87-м км колхозниками Юкаменского района. Фото: udmurt.ru

Рабочее движение было открыто уже в марте 1943 года. В течение 1943–1944 годов дорога помогла перевезти 1,5 млн тонн различных грузов, в том числе специальную древесину для авиазаводов, топливо для оборонных заводов, лесоматериалы для Донбасса. В строительстве дороги принимали участие 22 тыс. колхозников и 8 тыс. лошадей, а на всем участке работало только два экскаватора, поэтому землю рыли вручную. Сначала прорубали просеку, выкорчевывали пни, затем в зависимости от рельефа делали насыпь или выемку. Вот что пишет секретарь Удмуртского обкома ВКП(б) Анатолий Чекинов в письме наркому путей сообщения СССР Лазарю Кагановичу:

«Ни днем, ни ночью не прекращались работы. Люди работали в лютые 54-градусные морозы, в пургу и метель, в проливные осенние дожди. Колхозники показывали образцы высокой производительности труда, многие из них давали по 4–5 и даже 10 норм».

Строительство цирка

Фото: udmurt.ru

Цирк. Фото: udmurt.ru

В 1939 году в Ижевске утвердили проект цирка, который должен был стать копией Санкт-Петербургского. Его не прекращали строить и во время войны и привлекали к работам пленных немцев. Открытие цирка состоялось 29 ноября 1943 года, а его первыми зрителями стали солдаты, которые находились в то время в ижевских госпиталях.

«На манеже выступили заслуженный артист республики орденоносец Александров с группой дрессированных леопардов, молодые наездники под руководством заслуженного артиста республики орденоносца Серж, артисты Милославские…», — написали о цирке в одной из ижевских газет.

Цирк вошел в число лучших в СССР. Здание из камня просуществовало до 1999 года, пока его не взорвали, а последнее представление в старых стенах прошло в 1990 году.

Сельское хозяйство в Удмуртии

Городское население и те, кто жил в пригороде, работали на заводах. Остальные трудились в полях. На территории республики был введен 15-16-часовой рабочий день. В период уборки урожая и сева работали и ночью, при свете луны. Поскольку уровень сельскохозяйственного производства и так был низким, боролись буквально за каждое зернышко — школьники вручную собирали оставшиеся на полях колосья. Или, например, 16-летний пахарь колхоза им. Сталина Завьяловского района Ефим Шутов 28 сентября 1943 года за 16-часовую вахту на смежных лошадях 2-лемешным плугом вспахал 8 гектар зяби.

Фото: udmurt.ru

Маленькие колхозники из деревни Князево Тыловайского района. Фото: udmurt.ru

Все трудились на износ. Ниже — строчки из спецзаписки, направленной из Якшур-Бодьинского района наркому госбезопасности УАССР Грачеву и датированной 20 марта 1945 года:

«Вахрушева Мария Ивановна, 1900 года рождения. Муж у ней в 1944 году умер от истощения. Она осталась с пятью детьми и весной в 1944 году была осуждена за кражу колхозного картофеля к 1 году тюремного заключения. Дети находились беспризорные. Из личного хозяйства все продано на пропитание, все ходят в лохмотьях, и малолетние ребятишки начинают пухнуть от голода».

В материале использовались документы с сайтов gasur.ru и udmurt.ru. За предоставление фото и документов благодарим сотрудников Госархива Удмуртии.

Партнеры

Загрузка...
Надежные люди Удмуртэнерго
УИК
Статьи

Память о Победе ижевчанина Ильназа Загитова: дед освобождал Москву и Ленинград

08.05.2016 11:08
Новости

Скульптуру «Родина-мать зовет» могут включить в список всемирного наследия ЮНЕСКО

08.05.2016 12:18
Новости

День Победы в Ижевске: «Бессмертный полк», минута молчания и праздничный салют

08.05.2016 16:51