Мелодия небесной росы: удмуртские духовые инструменты

  • 472
  • 0
Ижевск / Удмуртия
Мелодия небесной росы: удмуртские духовые инструменты
Фото: Руслан Нуриахметов

Духовые музыкальные инструменты берут свое начало в незапамятные времена, когда люди научились извлекать звук из того, что их окружает. Духовой музыкальный инструмент словно продолжение человеческого голоса.

Четвертый выпуск проекта «Мелодия небесной росы» (12+) посвящен старинным духовым инструментам удмуртского народа.

Мелодия небесной росы. Духовые инструменты удмуртского народа


В древности у праудмуртов были разнообразные духовые инструменты. Их изготавливали из коры деревьев, стеблей полых травянистых растений, глины и других материалов.

Духовые инструменты удмуртской культуры относятся к архаическому пласту инструментальной традиции, потому что это тот самый инструмент, который вообще живет в природе. Неслучайно многие исследователи подтверждают этот факт тем, что духовой инструмент появился как продолжение человеческого голоса. Если говорить о духовых инструментах удмуртов, то надо сказать – их оказалось достаточно большое количество, но это было мало освещено в научной и популярной литературе
Ирина Пчеловодова, научный сотрудник УИИЯЛ УдмФИЦ УрО РАН, этномузыковед, участник инструментального трио «Азвесям»

У многих древних предметов, которые в современном понимании сопоставляются с музыкальными инструментами, была утилитарная, хозяйственная, функция.

При раскопках городища Чеганда I пьяноборской (чегандинской) археологической культуры в Каракулинском районе Удмуртии был найден зуб медведя, который, возможно, использовался как манок. Инструмент относится к началу нашей эры. Скорее всего, он был связан с деятельностью охотников, которые жили в наших краях. Это еще прафинно-угорская общность. Также мы видим, что манки бывают изготовлены из костей животных – соболя, куницы. Большая часть относится к периоду IX-XIII вв
Диана Антонова, этнограф, гид экскурсионного центра «Открывая Удмуртию»

Охота для древнего населения Прикамья была одним из основных способов обеспечить себя пропитанием. С ней и связывают появление манков. В коллекции Национального музея Удмуртии им. К. Герда хранятся около 60 манков. Самый древний нашли при раскопках Буйского городища Уржумского района Кировской области. Большая часть манков датируется IX-XIII вв. Также их находили на городищах Дондыкар и Иднакар, что располагаются на севере Удмуртии.

На основании того, что были найдены манки, которые сделаны из полых костей животных, мы можем сделать вывод, что у них были духовые инструменты. Если грубо и просто сказать – дудочки, возможно, свирель, раз использовали полые трубочки, которые можно получить из растений, из деревьев. Но это тоже предположение. Манки есть, их много. Каждый мужчина был охотником, он использовал это орудие. И, возможно, после охоты у него были другие орудия – инструменты, на которых он играл дома
Игорь Марков, младший научный сотрудник музея-заповедника «Иднакар» им. М.Г. Ивановой

Еще один духовой музыкальный инструмент, который можно отнести к семейству манков, называется чипсон – монолингвальный аэрофон. У удмуртов бытовало несколько разновидностей: куро чипсон – дудочка из ржаной соломы, сяла чипсон – рябчиковый манок из кости, чипсон гумы – свисток из дудника.

Во время археологических раскопок на территории Удмуртии находили и варганы. По-удмуртски этот инструмент называется Ымкрезь. Два из них обнаружили в могильниках VIII-IX вв. Самый первый язычковый варган в Удмуртии нашли на городище Иднакар.

Носили их в специальных футлярах. По крайней мере, на Качкашурском могильнике был найден целостный варган и фрагмент деревянного футляра. Изготавливали их из медных сплавов. Скорее всего, ближе к латуни. В 2018 году при археологических раскопках при Нижнебогатырском скопище было найдено две единицы фрагмента варганов, сделанных из кости. Пока это предположение, что это варганы, но по своему внешнему виду, по типу, они действительно напоминают пластинчатые варганы, которые делали из медного сплава
Александр Демин, заведующий отделом археологии музея-заповедника «Иднакар» им. М.Г. Ивановой

Наиболее древние духовые музыкальные инструменты обнаружены при раскопках Луговского могильника VIII – VI вв. до н.э. ананьинской культурно-исторической общности. Это костяные флейты, которые состояли из 19 связанных между собой трубок.

Еще один духовой инструмент – быз. Его называют удмуртской волынкой. В фондах Национального музея хранятся два быза, возраст которых составляет более 100 лет.

Бытование этого инструмента локализируется в тех районах, где происходит межэтнический контакт, скорее всего, это некоторое заимствование у народов Поволжья. В первую очередь, роднит с марийской и чувашской волынкой. Быз – духовой инструмент, основа которого изготавливается из кожного мешка и из дерева. Из тростника выполняются элементы, выполняющие функцию мундштука – части, которые вводят звук, и трубочки, которые выводят звук
Диана Антонова, этнограф, гид экскурсионного центра «Открывая Удмуртию»

Игра на духовых инструментах в древности в большей степени была привилегией мужчин. И этому есть логичное объяснение.

Мифологическая основа духовых инструментов, суть их была в том, чтобы человек скрывал свой голос за голосом инструмента. Когда идешь в лес, ты должен стать своим для жителей этого ландшафта. В дальнейшем эта функция перешла к пастухам. Появились пастушьи сигнальные инструменты: рожки, трубы и флейты. Здесь есть разные функции этих инструментов: сначала это была сигнальная функция. Другая функция инструментов – что игралась музыка пастухами для себя. В этом случае таким инструментом являлись флейты
Ирина Пчеловодова, научный сотрудник УИИЯЛ УдмФИЦ УрО РАН, этномузыковед, участник инструментального трио «Азвесям»

Пастуший рожок – скал сюр. Его изготавливали из коровьего рога. Его еще называют тутэктон. У этого инструмента есть русский эквивалент – рожок. Флейтовым был узьыгумы – удмуртская флейта, древний духовой инструмент. Его название происходит от слова гумы, что в переводе – дудник, дягиль.

Узьыгумы изготавливают из дягиля, дудника, а еше из заполонившего всю России борщевика. Он должен быть сухой, или можно его срезать и в тени высушить. Выбираешь, чтобы не был гнилым, без дырочек. Перегородки убираешь, срезаешь сверху 45 градусов, делаешь отверстие и узьыгумы уже готово. Раньше узьыгумы было с одним или двумя отверствиями, но мы используем и с тремя. Так можно играть практически все мелодии, которые у нас бытовали. С шестью еще больше, диапазон увеличивается. С тремя дырочками чуть больше октавы можно играть, а с шестью дырочками уже почти две октавы
Антон Васильев, мастер-изготовитель музыкальных инструментов

Музыкальные инструменты Антон Васильев мастерит уже на протяжении 10 лет. И это не только духовые. В его коллекции – кубыз, китайская скрипка, глюкофон, бубен. Но больше всего душа лежит к изготовлению духовых – узьыгумы, чипсона и чипчиргана.

Узьыгумы
Фото: Руслан Нуриахметов ©

Чипчирган – натуральная труба без мундштука из полого стебля. Длина может варьироваться от 1 м до 2 м. На конце располагается раструб из бересты или коровьего рога. Звук в пределах полутора октав. Способ игры на чипчиргане – втягивание воздуха исполнителем сквозь сжатые губы.

чипчирган
Фото: Руслан Нуриахметов ©

Отмечается, что чипчирган был распространен еще в первой трети XX века. Одним из исполнителей был Иван Шабалин из Селтинского района. Его инструмент сохранился, правда, не полностью, без раструба. Он находится в Нацмузее Удмуртии.

Играть на этом чипчиргане очень сложно, нужна физическая подготовка. Мне, к счастью, еще удалось найти исполнителя на этом инструменте на севере Удмуртии, в Кезском районе. К сожалению, к тому времени ему было около 80 лет, он уже не играл на этом инструменте. Но он показал, как играется. Этот инструмент, по словам нашего этномузыковеда Ариадны Николаевны Голубковой, встречается только у двух этносов, помимо удмуртов: это коми – ближайшие наши соседи, у которых этот инструмент называется юсь пӧлян, то есть лебединая дудка, и у некого сибирского племени удэге
Ирина Пчеловодова, научный сотрудник УИИЯЛ УдмФИЦ УрО РАН, этномузыковед, участник инструментального трио «Азвесям»

Одна из легенд о чипчиргане повествует о борьбе героев удмуртского эпоса, Юбера и Туганая, с владыкой подземного царства Пери, который, похитив чипчирган, отнял у удмуртов Голос народа, Радость, Свободу. Одолеть колдуна Пери помогает волшебный чипчирган. Эта легенда легла в основу либретто оперы-балета Геннадия Корепанова-Камского.

Насколько эта легенда традиционная? Если честно, в этнографических источниках этой легенды я не нашла. Скорее всего, это некий литературный образ, который был создан, возможно, для оперы-балета «Чипчирган», который написал Геннадий Корепанов-Камский
Ирина Пчеловодова, научный сотрудник УИИЯЛ УдмФИЦ УрО РАН, этномузыковед, участник инструментального трио «Азвесям»

Еще один духовой инструмент – шулан. Это глиняные свистульки в виде птицы. Его происхождение нередко связывают с обрядовым значением. Распространен у многих народов России. В удмуртской традиции шулан изготавливали в виде утки или другой водоплавающей птицы.

Образ утки или гуся связан в удмуртской традиции с представлением о мироздании. Его воплощение мы видим в шулане, который делается в форме утки из глины. Видим узор утки и в вышивке. Например, на севере Удмуртии на нижней женской рубахе в районе плеча идет вышивка, которая символизирует утку. Возможно, это связано с тем, что задача незамужней девушки – выйти замуж и дать новую жизнь. Точно также, как и в мифе о создании мира, который объединяет практически все финно-угорские народы, и даже поволжские народы
Диана Антонова, этнограф, гид экскурсионного центра «Открывая Удмуртию»

Среди детских игрушек исследователь, этнограф Григорий Верещагин выделяет куклу-свистульку: «Это глиняный болван утки с пустотой внутри; по бокам болвана небольшие дырочки, а в конце, изображающем хвостик, отверстие как у оловянной свистульки полицейских служителей. Взявши уткообразную свистульку за оба бока между большим и указательным пальцами обеих рук, конец хвостика берут в губы и дуют в плоское отверстие в конце хвостика; при этом кукла свистит, а для разнообразия звуков боковые дырочки попеременно, то закрываются, то открываются указательными пальцами».

В коллекции Национального музея Удмуртии имени К. Герда хранится шулан в виде птицы. В 1950 году его изготовил гончар Александр Беляев из д. Чаш-Копки Селтинского района.

Шулан использовали в обряде шайтан уллян, что переводится как изгнание беса.

Шуланы
Фото: Руслан Нуриахметов ©

Свистели, ходили по деревне, этот инструмент активно участвовал в обряде. После обряда все сжигалось. Еще использовали этот инструмент женщины во время войны, чтобы иметь средство сообщения между друг другом. Брали с собой в лес, чтобы детишки не потерялись, тоже пересвистывались
Марина Корякина, режиссер Центра удмуртской культуры с. Булай

Архаический прототип этого инструмента выполнялся, вероятно, из стебля травянистого растения, что и определило, возможное, его диалектное название – шулан гумы. Также имеются данные об игре на глиняных свистульках у южных удмуртов во время праздника Гырон быдтон, посвященный окончанию пахоты. Играть на сюй шулане в другое время запрещалось во избежание нанесения вреда будущему урожаю. Обряд благодарения Гырон быдтон приурочен к началу периода Инвожо – летнего солнцестояния. Возможно, игрой на глиняном инструменте с помощью свистящих звуков удмурты создавали своего рода защиту от потусторонних сил, наиболее опасных именно в переломный, переходный момент.

Шулан
Фото: Руслан Нуриахметов ©

Известный в Удмуртии мастер по изготовлению шуланов и других глиняных инструментов – Анатолий Степанов. Ремеслом начал заниматься более 30 лет назад. Сейчас в студии керамики «Мугур», что переводится как мелодия земли, творит вся семья.

Самые первые были шуланы – уточки. В культуре народа они использовались как обереги для семьи. Как пишут этнографы, их использовали в Великий четверг. В этот день можно было свистеть. <…> Мы делали сначала просто свистульки, а потом мы нашли «волшебное слово», и они у нас стали играть мелодии. Постепенно появились образы лебедей, бычков, других животных. Это не просто свистульки. Они развивают мелкую моторику, дыхалку, слух. Это музыкальные инструменты, на которых нужно учиться играть
Анатолий Степанов, керамист, скульптор, руководитель студии «Мугур»

Есть среди инструментов умельца и те, что рассчитаны на полный звукоряд. Это позволяет подобрать не только народный мотив, но и сыграть классическое произведение. 

Анатолий Степанов
Фото: Руслан Нуриахметов ©

В руках мастера звучат окарина-шулан, мугуран-шулан, тюрагай, шудо-бурдо. Последний переводится как птица счастья. По словам Анатолия Степанова, играя на нем, нужно смотреть на человека через «волшебный глаз» и желать ему только добра и счастья.

Удмуртские духовые музыкальные инструменты можно встретить не только в коллекциях музеев или в мастерских. Своим удивительным звучанием они наполняют современную музыку. Прошлое органично вплетается в настоящее, даруя старинным инструментам будущее.

Азвесям
Фото: Руслан Нуриахметов ©

Проект «Мелодия небесной росы» реализует Союз журналистов Удмуртии совместно с информационным агентством «Удмуртия» при поддержке АНО «Институт развития интернета».

Проект «Мелодия небесной росы» («Инву Утчан Гур») победил в третьей сессии конкурсного отбора 2021 года Института развития интернета. Всего в конкурсе приняли участие 412 проектов, из них выбрали 48. Первая серия проекта посвящена Быдӟым (Великому) крезю, вторая - кубызу, третья - ударным и самозвучащим инструментам.

Читайте ИА «Удмуртия»:


Наверх
Вниз