100 лет государственности Удмуртии

«Ижевск фантастический»: рассказ Анастасии Токтаровой «Лес»

  • 1807
  • 0
Ижевск / Удмуртия
«Ижевск фантастический»: рассказ Анастасии Токтаровой «Лес»
Фото: pixabay.com

ИА «Удмуртия» публикует еще одну работу из шорт-листа писательского марафона «Фантастический Ижевск». Сегодня читатели смогут познакомиться с рассказом Анастасии Токтаровой «Лес».

Напомним, что на сайте ИА «Удмуртия» можно прочитать рассказы «Третий путь» (Федор Алексеев), «Дорога к истине» (Алексей Осипов), «Правильный выбор» (Мария Соловьева), «На границе миров» (Марина Соловьева), «Затерянный город» (Ксения Мельникова), «Убежище» (Арина Бесогонова) и «Старый бубен» (Анна Строк).

Читайте все материалы по теме «Ижевск фантастический»

Анастасия Токтарова

Лес

Пунктуация и орфография автора сохранены


Лес. Огромные деревья уходят своими недосягаемыми макушками в звездное небо. Непроглядная тьма. Нас шестеро, мы сидим у костра, который своими отблесками рисует страшные образы на мохнатых ветвях.

 — Хэй, Гарри. Ты слышал, в той деревеньке есть ведьма.

 — Эти люди кого угодно назовут ведьмой, стоит отличиться от всех хоть чем-то — я грел руки.

 — Да, действительно. Даже нас они умудрились назвать полубогами. А мы всего-то владеем жалкой частью технологий, сохранившихся от предков.

 — Да, нам повезло родиться на «Вершине». Вода почти не повредила технологий и теперь мы можем пользоваться благами ушедшей цивилизации.

 — Ха, благами пользуются лишь крупицы этих наглых владык, а мы довольствуемся жалкими каплями этой огромной мощи, чтобы добывать для их жирных рож новые источники. Так что не обольщайся, что ты избранный и можешь попробовать эту жизнь на вкус. Единственное, что в твоей власти — это наслаждаться бесконечными зарослями этой поганой планеты, которая хочет, чтобы ты скорее сдох. Может для этих дикарей ты и полубог, обладающий несусветной силой, но для Владык ты не более чем расходный материал, Гарри.

 — Что-то ты разошелся, командир. — В разговор вмешался мой товарищ — плечистый мужчина, лет тридцати, который сидел привалившись на какой-то камень.

 — Да что я такого сказал, Рус — чистую правду. Испокон веков власть принадлежит тем, кто успел ее захватить в свои жадные лапы. И не важно, умеешь ты править или нет. А нынешние владыки используют нас лишь для добычи инфоманы, которую они затем присваивают себе и растрачивают на развлечения, совершенно забывая, что источников почти не осталось, а производить эту материю сами они так и не научились.

 — Да, Мар, ты прав. — Я проницательно смотрел на своего командира. Это был уже седой морщинистый мужчина, но он совершенно не выглядел стариком. От него исходила невероятная жизненная энергия. А шрамы, полученные в многочисленных боях с людьми и не только не сколько не портили его внешность, а лишь добавляли некоего шарма. — Но я не считаю эту планетой поганой. По мне она прекрасна как никогда. Мне нравятся леса. Мне нравится запах растений.

 — Ты просто не встречал здешних тварей. Они бродят по этому лесу, ожидая удачного момента, чтобы сожрать тебя. Сейчас нас защищает полог, но как-то был случай, когда я потерял кристалл инфоманы и не мог его активировать — большинство моих шрамов я получил именно тогда. И именно тогда я понял, что в лесу можно обойтись без всего, кроме кристаллов.

 — Как же ты выжил?

 — Ох, Эд. Ты слышишь шорохи вокруг нашего лагеря? Это лесные твари окружают нас, вынюхивают себе добычу. Но через какое-то время все они разбегутся в разные стороны, будто ошпаренные. А знаешь почему — потому что всегда найдется кто-то больше и сильнее, и этот кто-то не замечает таких мелких букашек как человек.

Вдали кто-то завыл. Все шестеро переглянулись и стали проверять свои кулоны с кристаллами.

 — Что ж, думаю пора спать. — Мар зловеще расхохотался и поднячлся со своего места. — Предлагаю всем пойти в шатер. Завтра предстоит сложный день — встреча с жителями поселения.

Оставив одного на страже, все засобирались.

У костра остался Рус. Мужчина встал, размяв мышцы, он стал осматриваться по сторонам. Лагерь был окружен чуть светящимся пологом — это тонкий слой инфоманы, бесконечно циркулирующий от кристалла к кристаллу. Через такое защитное поле не мог пробраться ни человек, ни зверь, ни даже дождь. Рус стал проверять источники. Сначала он проверил центральный кристалл, а затем боковые.

Вой некоего существа повторился снова чуть ближе. Разведчик слышал какие-то шорохи и шаги близ полога, но всматриваясь в темноту не мог рассмотреть кто же это был.

 — Полог невозможно разрушить, так что вой сколько хочешь — Рус усмехнулся и, ворча, стал отдаляться от границы лагеря к костру, рядом с которым находился шатер. — Если этот полог столь безупречен, зачем нужно оставлять часового?

 — Затем, что человек слишком хрупкое существо в этом мире и существует множество сил, способных поломать его и все, что им создано, насколько бы прочным это не было. — командир сидел возле шатра, навалившись на перекладину спиной и вглядывался в небо, пытаясь рассмотреть звезды. — Вспомни те руины, в которых мы периодически ищем кристаллы инфоманы, тех огромных железных созданий, что заросли мхом и травой, казалось бы их невозможно разрушить или убить. Но они лежат мертвые и смеются над человеческим тщеславием. Маленький крошечный человечек вообразил себя нерушимым только потому что у него есть инфомана. Это не так. Без инфоманы мы ничто, а с ней еще меньше.

 — Но ведь такие барьеры невозможно разрушить.

 — Думаешь наши предки так не считали. Они выстроили сооружения, уходящие макушками в облака, они создали материю для инфоманы, они построили огромные боевые машины, которые убивали других таких же на огромном расстоянии, но что они смогли сделать с потопом, который случился несколько веков назад — ничего, их не защитило абсолютно ничего, лишь некоторые архипелаги, такие как наша «Вершина», остались почти невредимы. Но пытаясь занять лучшие места люди стали использовать остатки оружия и добивать друг друга за место под солнцем. Это бы продолжалось бесконечно, если бы нас не осталось слишком мало, и если бы вода не начала отходить обратно. Так что, друг мой, нет ничего нерушимого — разрушить можно все, особенно человека. А сейчас иди спать, я сам покараулю — не могу уснуть.

 — Хорошо, командир. Доброй ночи.

Мар передвинулся поближе к костру. Он так и просидел до самого утра, не замечая ничего вокруг: ни воя, ни шагов вокруг лагеря. Лишь, когда в шатре послышалось какое-то шуршание он встал и поставил воду, чтобы приготовить завтрак. Я проснулся первым и максимально тихо вышел к командиру.

 — Как прошла ночка, Мар?

 — Спокойно, Гарри, но следует проверить полог.

 — Я этим займусь, а ты иди поспи немного. До рассвета еще около часа.

 — Да, пожалуй, следует чуток отдохнуть до отправления.

Мар ушел, а я — младший из разведчиков, ведомый каким-то странным чувством отправился к южному кристаллу. Я пробирался осторожно, периодически пригибаясь и высматривая что-то в полумраке. И действительно, приблизившись к кристаллу, я увидел какой-то силуэт. Но самое страшное, что находился он с внутренний стороны круга. Я стал доставать мешочек с кристаллами, чтобы бросить их в существо и сделал еще пару бесшумных шагов. Животное, а судя по силуэту — это было что-то большое и мохнатое, будто почувствовало мое приближение и повернуло голову в мою сторону. Еще через пару моих шагов животное совсем развернулось ко мне. — «Наверно он меня унюхал». Но оно не стало делать больше ничего, а просто продолжало сидеть. Я приблизился еще немного и в свете кристалла рассмотрел, что это огромный серый волк. Но интуиция подсказывала, что это волчица, и что она не будет атаковать.

 — Что тебе нужно и как ты проникла сквозь полог? Уходи отсюда — я прошептал, чтобы не разбудить никого в лагере. Но волчица продолжала сидеть и смотреть, будто не слышала меня. В ее глазах не было ни страха, ни жажды убить, лишь какое-то любопытство.

 — Уходи, или мне придется убить тебя.

Волчица поднялась на лапы и развернулась в сторону полога. Сделав шаг она повернулась, словно забыв что-то сказать.

 — Уходи!

И она ушла, ушла сквозь полог, будто его и вовсе не было. Ушла во тьму леса, куда не пробивался ни один луч света.

Утро. Уже не рассвет, но только сейчас становится чуть светло на лесной лужайке. Деревья настолько огромные, а зелень настолько густая, что солнце с трудом пробивается сквозь ветки.

Наш отряд собирал вещи и готовился к отправлению. Мы были одеты в черные мантии чуть ниже бедер, на головы были натянуты капюшоны. На ногах мягкие сапоги на тонкой гибкой подошве — в таких ботинках легко можно подняться в горы или взобраться по стволу дерева. Кроме того, вся одежда была сделана из прочного непромокаемого материала, который отыскался в огромном количестве на складах «Вершины».

«Вершина» — наш родной дом, от которого мы отдалились на четыре дня пути. Еще немного, еще пол дня и мы будем на месте.

 — Надеюсь нас там хорошо примут, накормят и дадут передохнуть, как думаешь командир?

 — Думаю они наслышаны про нас, везде ходят слухи, что мы потомки богов. Так что будем надеется на их суеверие.

Все переглянулись и продолжили путь в тишине. Каждый думал о своем. В молчании мы преодолели почти весь путь, лишь единожды остановившись на обед. А когда стали приближаться к пункту назначения командир вновь заговорил.

 — Мы должны показать свою силу и мощь, чтобы нас приняли хорошо, так что активируйте свои кристаллы.

Мы зашевелились, доставая из карманов небольшие мешочки. У каждого там лежал крошечный кристалл, который почти не имел никакой мощи, но красиво и эффектно светился даже в дневном свете. Кристаллы инфоманы нависли над нашими головами.

 — Что ж, ребята. Не забывайте о нашей главной цели и старайтесь приглядывать друг за другом. Рус, я иду первый, если что ты за главного.

Наш отряд вышел на большую просторную лужайку, в противоположном конце которой мы увидели высокие ворота, выполненные из очень тонких трубочек, образовывающих витиеватый узор. Ворота были прикреплены к очень толстым коренастым деревьям.

На деревьях кто-то зашевелился и с одной из толстых веток была скинута веревочная лестница. По ней быстро спустился тощий юноша лет семнадцати, он пробежал несколько шагов и упал на колени.

 — Что он делает, Мар?

 — Похоже на то, что молится — Командир довольно хихикнул. — Я же говорил, что главное произвести впечатление.

И действительно, через некоторое время послышалось громыхание цепей и ворота со скрипом стали открываться наружу.

Из-за ворот вышли несколько мужчин с копьями в руках. Они не опустили головы в уважительном поклоне. Позади охранников был виден еще один подросток, быстро удаляющийся в сторону поселения. Видимо он побежал всех предупредить, что пришли полубоги.

Мы вошли в поселение, которое называлось «Отикс», произошедшее от какого-то древнего слова. По бокам, так же, как и вокруг деревни, были развешаны сети, которые образовывали коридор, под ногами лежали остатки дороги, которая не осыпалась и почти не заросла. Чуть поодаль стояли очень толстые деревья, в которых жители вырубили сторожевые помещения.

 — Куда вы нас ведете, уважаемые лесные жители? — Рус был немного встревожен.

 — Мы ведем вас к старейшинам, чтобы вы смогли принять наши дары. — ответил стражник.

Через какое-то время мы стали проходить более населенные улицы: все чаще стали мелькать какие-то невысокие домишки, которые словно приросли к толстым стволам мощных деревьев, скорее всего, в самом дереве тоже была вырублена комната.

Пройдя еще какое-то расстояния мы вышли на хорошо убранную мощеную площадь, в центре стояло возвышение, вокруг были деревья, обвешанные странными лентами. На возвышении стояло несколько массивных стульев, но на них пока никого не было.

 — Странно, и где же ваши старейшины?

 — Вскоре они подойдут, а пока присядьте на скамьи в тени деревьев. Сейчас вам подадут угощения.

И действительно, как только мы расселись и сложили вещи, откуда-то из-за деревьев вышли девушки с подносами. Это были очень красивые стройные разносчицы в разноцветных легких платьях до пят; их длинные волосы были убраны в высокие хвосты и подвязаны желтыми лентами.

Девушки подошли чуть ближе и поклонились в пояс.

 — Приветствуем потомков богов, отведайте наших угощений, что даровал нам Великий лес — отец всех людей и богов.

 — Благодарим вас, красавицы. Вы можете поставить угощения на скамьи, мы обязательно отведаем эти дары леса. — командир как всегда был сдержан — пока же вы можете быть свободны — подчиненные командира разочарованно переглянулись.

 — Слушаемся, господа — девушки отдалились в центр небольшой площади и остановились в полупоклоне.

Пока мы рассматривали разносчиц, не заметили, как старейшины оказались на своих местах. Их было пятеро, хотя стульев стояло семь Одеты они были в грубые рубахи до колен. У того, что сидел по центру была ещё красная накидка. Наверное, он был главным. В свете факелов и уходящего солнца его лицо само казалось огнем. Он был уже стар, но от него веяло силой и мудростью. Старейшина встал.

 — Приветствуем потомков богов.

 — И мы приветствуем вас, лесные жители — голос Мара чуть хрипел, будто он забыл, как нужно разговаривать.

 — Что привело вас в наши края?

 — Мы слышали, что в подвалах здешних развалин были найдены светящиеся шары — мы пришли за ними. Смогут ли нам указать дорогу к ним?

 — Думаю, что завтра мы сможем проводить вас. А сейчас вам нужно отдохнуть с дальней дороги, для вас уже готовится дом — глава старейшин внимательно посмотрел на полубогов — но у меня будет к вам просьба, которую мы просим вас оказать, взамен же вы получите прекрасные дары от нашего поселения.

 — Мы внимательно слушаем, старейшина.

 — В нашем озере, что неподалеку, живет монстр. Он периодически выходит на сушу, но не проходит и пяти шагов, как возвращается обратно с душераздирающим стоном. Мы просим вас спасти нас от этих воплей и от монстра, ведь у нас нет таких сил и оружия чтобы справиться с ним.

 — Не надо его трогать — откуда-то из-за спины старейшины послышался твердый женский голос. — Не надо трогать хранителя, он ничего нам не сделал и никого не убил. Лучше уничтожить тех огромных металлических титанов, что мирно спят, укрывшись зарослями леса — они куда опаснее.

 — Замолчи, Эмма. Тебя сюда никто не звал и не давал тебе слова — глава вновь развернулся к старейшинам. — Мы просим прощения за это недоразумение, мы сами разберемся с этой девчонкой, а вас просим разобраться с монстром.

 — Не прогоняй меня так быстро, дедушка. Если полубоги позволят я бы хотела поговорить с ними.

 — Не стоит на это соглашаться — Старейшина обратился к отряду с каким-то отчаянием. Но командир знал, что ему нужно собрать больше информации о жителях, светящихся шарах, и, судя по всему, о монстре из озера.

 — Мы согласны поговорить с Вами.

 — Тогда я буду ждать вас рядом с «Памятью Времен», вас проводят — Эмма развернулась и кому-то кивнула. Она удалилась так же незаметно, как и появилась.

Сумерки сгущались все сильнее, наш отряд вышел на небольшую площадку, на ней возвышался странный монумент из двух высоких колонн, соединенный резной панелью. Как мы успели выяснить у своего провожатого — этот древний монумент, носивший название «Память Времен» (возможно раньше он назывался иначе), когда-то давно был гораздо выше деревьев, но сейчас он с трудом соперничал с ними в своем величии. Монумент находился на небольшом возвышении от которого вели ступени к озеру. Так что отсюда с площадки открывался прекрасный вид.

Рус повернулся к проводнику: «В этом озере обитает чудовище?»

Проводник ничего не успел ответить, уставившись куда-то вперед себя. Он сделал небольшой поклон и стал пятится назад. Мы устремили свои взгляды на то, что его так напугало — это оказалась та самая женщина, что позвала нас сюда. Она была одета в теплую длинную облегающую тунику до пола с разрезами до пояса, желтые обтягивающие штанишки, проглядывающиеся при движении, были сделаны из того же материала, что и повязка на голове, которая ободком убирала длинные, до пояса, волосы назад. Она была прекрасна. Ее подтянутая фигура с плавными линиями и молодое, не имеющее морщин, лицо светилось жизнью, но стоило взглянуть в глаза и казалось, что она старуха, видевшая потоп.

 — Я рада вас видеть и отвечу на любые ваши вопросы. Следуйте за мной. — это было сказано таким тоном, что ослушаться было невозможно. Да и отказывать такой женщине не хотелось не одному из мужчин.

Она двинулась в сторону монумента, и каждое ее движение было наполнено силой и красотой. Оторвать от девушки взгляд так и не смог не один из нас, даже всегда бдительный и осторожный командир. Когда мы приблизились к памятнику, то женщина развернулась и все с той же искренней улыбкой обратилась к отряду.

 — Можете называть меня Эммой, и, думаю, следует выключить эти фонарики, что до сих пор сияют над вами, словно детские игрушки — я знаю, что вы такие же обычные люди.

Мы переглянулись, но выключили кристаллы. Только сейчас мы обратили внимание, что между двух столбов памятника горит странный зеленоватый костер — Так то лучше, предлагаю вести честный разговор, а для этого следует быть искренними друг с другом.

 — Ты и есть та ведьма, о которой ходят слухи? — не удержался Рус.

 — Возможно, но я не верю слухам. Вас ведь тоже называют полубогами.

 — Да ты и сама нас так назвала на площади — все не мог угомонится мужчина.

 — Зачем я буду портить вам репутацию, да и люди должны во что-то верить, особенно в то, что боги через своих потомков присматривают за ними.

 — Ясно, о чем ты хотела поговорить с нами? — Мар подсел к костру, на котором что-то грелось или варилось.

Эмма уселась на заранее подготовленное место и сняла с костра напиток, в котором плавали кусочки каких-то ягод.

 — Пусть остывает. Сначала расскажите, что это за светящиеся штуки были у вас, от них исходит энергия?

 — Это кристаллы инфоманы — Рус сказал это немного пренебрежительно.

 — А что это — инфомана?

 — Это особый вид материи, который можно заключить в кристаллы. Когда-то над формулой этого вещества трудилось множество людей, но сейчас мы не владеем такой информацией.

 — То есть производить такую материю сами вы до сих пор не научились — девушка призадумалась — и вы думаете, что те найденные шары в подвалах являются источником инфоманы?

 — Мы не раз с таким сталкивались. Мы заключаем материю из шаров в кристаллы.

 — И как же вы используете столь странное вещество? — Эмма чуть наклонила голову, внимательно рассматривая Руса

 — Мы используем его для производства некоторых вещей, для защиты «Вершины» и отрядов, да много для чего.

 — Что такое «Вершина»?

 — Это один из самых крупных архипелагов, что оказался достаточно высоко, наш дом.

 — И что же, у вас недостаточно инфоманы?

 — Нет. Специально для поисков владыки создали несколько отрядов разведчиков. Мы ищем в окрестностях такие-же кристалл, или подсказки — как можно ее производить. Но с каждым днем нам приходится уходить все дальше и дальше.

 — Что ж, мне все понятно зачем вы сюда пришли. Кстати, я совсем забыла про вежливость и не спросила, как вам дорога? Не встречался ли вам на пути кто-нибудь странный? — девушка пристально посмотрела на меня.

 — Спасибо, дорога была отличной. Что удивительно: после привала нам не встретилось не одно животное, как будто кто-то расчистил дорогу перед нами.

 — Просто здесь тихие и спокойные места. — Эмма вновь ласково улыбнулась и взглянула в уже совсем темное небо. — Что ж, самое время для вкусного травяного отвара. Тем более я приготовила угощение, вы вряд ли пробовали нечто подобное. — Она стала доставать из тонкого тряпичного мешочка какие-то брикеты. — Итак, вас шесть, а я седьмая — она раздала каждому по одному брикету и достала последний. — Думаю стоит начать с меня, ведь котелок только один. — Эмма стала тщательно разжевывать угощение и запивать отваром. Затем передала котелок командиру.

Я оказался последним, очередь в нашем отряде выстраивалась по старшинству. Я отпил из котелка — это оказался чуть кислый сладкий напиток. Брикет же почти не имел никакого вкуса.

— Я рада, что вы пришли так вовремя. — Эмма обвела всех взглядом, вновь остановившись на мне, и начала петь. Это была удивительная песня, созданная из странных горловых звуков, которые периодически сменялись более высокими. Я увлекся ее пением и не заметил, что мой язык стал неметь. Я хотел что-то сказать, но не смог произнести ни звука. Тогда я попытался дотянутся до своего рта и ощупать язык, но у меня не получилось пошевелить даже пальцем. Я как будто перестал владеть своим телом и не мог пошевелит ни ногой, ни рукой, ни головой. Единственное, что еще двигалось — это мои глаза. Я стал водить ими во все стороны, пытаясь рассмотреть, что с другими членами отряда.

Напротив меня сидел командир, его глаза были закрыты. Я смотрел на него какое-то время, пытаясь понять, как он себя чувствует, я хотел проверить остальных, как вдруг командир упал на спину как неживой. Мне хотелось закричать и рванутся к нему, но я ничего не смог сделать. Тогда я стал проверять остальных. Рус, сидевший рядом с командиром упал следом, затем я почувствовал, что Эд, сидевший справа от меня тоже опрокинулся на спину. «Скоро и моя очередь умереть» — подумалось мне. Я был последним, поэтому до меня дойдет позже всех. Из глаз полились слезы — как же так, зачем она так поступает, зачем она так убивает нас. Я стал искать эту сволоч взглядом, она должны была сидеть справа от командира и чуть левее меня. Но ее там не было. Понятно, она отравила нас и спокойно ушла. Ведьма! Проклятая Ведьма! Я заплакал еще сильнее. Нет, я должен быть сильным, я должен найти ее и убить. Я должен пошевелиться. Проклятие, не получается! Я начинал мерзнуть, я чувствовал, как все мое тело сотрясает озноб. Это конец.

Сколько меня колотило от холода я не понимал. Я вновь стал искать ведьму взглядом, я знал, я чувствовал — она где-то рядом. И тут я увидел костер, я смотрел на него, что-то было не так. И тут до меня дошло, что пламя стало обычного оранжевого цвета. Я стал приглядываться еще сильнее — в пламени кто-то был. Какие-то странные существа танцевали под только им слышимые ритмы. Я приглядывался все сильнее, их танец был прекрасен. Я стал понимать, что они и есть огонь, что каждое маленькое существо — это лишь часть огня. Их танец становился все понятнее, я начал улавливать ритм, но вдруг они остановились — костер словно замерз. Такого быть не может, но огонь не двигался. Как же так. Я вновь стал вглядываться в него. Мне кажется прошла целая вечность, я попытался отвести от костра взгляд, но он зашевелился, и там уже никто не танцевал, это был обычный костер. Я вновь решил отвести взгляд, но пламя как-то странно дернулось, и я увидел лицо. Это было лицо старика, оно двигалось, будто бы говоря мне что-то. Что ты пытаешься мне сказать? Старик сложил свои губы будто бы говоря букву «О» и стал дуть на меня. Он дул не пламенем, он дул на меня своим теплом. И через мгновение я перестал мерзнуть. Тепло разливалось по мне. Меня перестало трясти от холода. Я стал чувствовать свое тело, но в нем не было сил пошевелиться. Огненный старик продолжал дуть на меня и мои щеки стали пылать, теперь мне становилось жарко. Я чувствовал, как капли пота скользят по моему лицу, но не мог их вытереть. Мне становилось совсем жарко, почти горячо, как вдруг я почувствовал какое-то движение слева. Дыхание над моим ухом, невероятно приятное, освежающее, остужающее дыхание.

 — Посмотри на меня — это она, ведьма. Ты так близко, что я могу придушить тебя, но я не могу пошевелиться.

 — Посмотри на меня — вновь повторила она. Но как же я смогу взглянуть на нее, если я не могу даже повернуть голову.

 — Ты все можешь — она словно прочитала мои мысли — Посмотри на меня.

Я стал стараться и уговаривать себя, что я смогу, смогу хотя бы посмотреть в эти глаза и выразить своим взглядом всю ненависть, которую я испытываю к ней.

 — С твоими друзьями все будет в порядке, они просто спят. Они живы и видят сейчас сны. Мне был нужен только ты. Посмотри на меня. — ее голос звучал как-то успокаивающе, я хотел ей верить, но что-то все еще сопротивлялось во мне, я не мог сложить во едино все происшедшее. Что ж, надо просто посмотреть на нее, может тогда я смогу понять. И я повернул голову, расслабленно, не напрягаясь, не производя ни капли усилия своими мышцами, повернулся так, будто мое тело не онемело, а напротив стало более подвижным. Успех вдохновил меня, и я стал проверять конечности, но те оставались неподвижны. Что ж, теперь надо посмотреть в ее глаза.

Я поднял свой взгляд, ее лицо находилось чуть выше моего. И я увидел ее глаза. Они были невероятно красивыми. Ярко-голубая радужка была водоворотом, уносящим меня в центр ее черного зрачка. Меня засасывало. Меня засасывали ее глаза. Все вокруг становилось черным. Не было больше ни костра, ни сидящих вокруг него людей, ни лица ведьмы. Ничего, лишь тьма окутывала меня. Я тонул, я тонул в ее прекрасных глазах. Казалось еще немного и я уйду на самое дно, которого не было. Не было видно и поверхности этого черного океана. Я стал глотать ртом воздух, я задыхался. Вдруг что-то рвануло меня на поверхности так резко, что у меня закружилась голова, я зажмурился.

 — Не ищи себя во мне, там лишь Я. — голос Эммы был тверд и сильно вибрировал, он был металлической пластиной, бьющей меня по ушам. Я открыл глаза. Она сидела передо мной. Я не мог уловить черты ее лица, они менялись каждое мгновение. То она становилась старухой со множеством морщин, то она была маленькой девочкой, то становилась похожа на мужчину, то на самую прекрасную девушку, что я когда-либо видел. Но в какой-то момент ее лицо стало мордой волка, того самого волка, что я видел в лесу на привале. Страшная догадка закралась ко мне в голову. Она знала, что мы идем и следила за нами, но как она смогла проникнуть через полог.

Волк завыл, и его морда плавно стала превращаться в кошачью. Это была хищная кошка с пятнистой окраской. Я вновь зажмурился и встряхнул головой. Я думал, что это прогонит видение, но когда я открыл глаза передо мной сидела огромная птица с чуть загнутым вниз клювом, оперение птицы было коричневым, а кое-где выставлялись белые или голубые перья. Я внимательно рассматривал ее. Когти были огромными и сильно загнутыми. Я вновь поднял глаза: мощный клюв, красивый изгиб головы. И глаза. Снова те же глаза. Это снова была Ведьма. Я знал, что под личиной птицы эта женщина. Птица зычно гаркнула и снова стала девушкой.

 — Нам нужно идти, вставай — она протянула мне руку. Но как же я встану — Ты можешь все, ты же и сам это знаешь. — Да, надо попытаться. Если я не попробую, то не узнаю могу я это сделать или нет.

Я начал с рук, я стал пробовать поднять руки. К моему удивлению, они тут же поддались. Эмма взяла мои ладони в свои теплые нежные руки и начала тянуть меня вверх. Ноги, теперь нужно разогнуть их. Получилось встать. А теперь шагать, как же это сделать, как нужно переставлять ноги чтобы шагать. Я словно малый ребенок начинал учиться ходить снова. Дети, как же им тяжело приходится в этом мире. Я раньше и не задумывался, сколько усилий они прилагают, чтобы что-то сделать.

Надо расслабиться и просто пойти. Нужно просто взять и сделать это. И я пошел. Я зашагал так легко, как будто я был предназначен для ходьбы. Ведьма все так же держала меня за руку.

Странно, я на нее совсем уже не злился, теперь она казалась мне чем-то родным. Она вела меня куда-то. Я не понимал куда мы идем, дорога словно была освещена фонарем, а тьма вокруг нас была живая. Тьмы шевелилась и пыталась схватить нас, все вокруг двигалось, надвигалось на нас черными волнами. А мы шли, мы просто куда-то шли.

Вот мы добрались до ступенек и стали спускаться. Кажется, прошла уже целая вечность, а мы все спускаемся и спускаемся. Сколько же здесь ступенек и что за странный узор они образуют, мы то поворачивали налево и спускались, то разворачивались обратно и продолжали спускаться. А тьма давила, давила на нас так, словно хотела раздавить. Мне снова стало тяжело дышать, как мы вдруг остановились. Оказывается, мы спустились к озеру.

Я молча стал оглядываться вокруг. Сзади были ступени, по бокам какая-то растительность, а спереди неподвижная гладь озера, в которой отражалось бесчисленное множество звезд и почти полная луна. Это было прекрасно. Луна мне напомнила глаза Эммы. Я вновь взглянул на девушку, которая, как только мы пришли, отпустила мою руку. Меня пошатывало, а Эмма стояла рядом и шевелила губами. Я стал прислушиваться, оказывается она пела, но очень тихо. Песня напоминала мне звуки ручья, играющего между камней. И этот ручей вливался в озеро тонкой струйкой. Я вновь взглянул на воду. Теперь она не казалась такой неподвижной и гладкой. На озере появились волны, словно дул ветер, но ветра не было. Чуть поодаль, ближе к середине озера мне почудилось какое-то движение.

Это тот самый монстр, он плывет к нам, нам надо уходить. Я сделал быстрый шаг и рванул ведьму на себя. Но она повернулась ко мне и спокойно сказала — Скоро он будет здесь, я вас познакомлю. — Познакомит? С чудовищем из озера, которое пугает всех местных жителей. Мне стало страшно. Страх захватывал меня, поглощал, я сам становился страхом.

 — Тише, он не причинит нам вреда, ему нужна наша помощь, своим воем он лишь звал нас. Помни, ты можешь все — ее слова вселяли уверенность в меня. Если я смог пошевелиться и даже пойти, то смогу справиться и с монстром, не зря же я разведчик лучшего отряда «Вершины».

Нечто продолжало приближаться к нам.

 — Что это? — Я удивился. Когда я научился говорить? До этого все мои попытки были лишь непонятным мычанием. Может потому что я перестал бояться?

 — Это дух, он уже давно ждет нас. Он и сказал мне, что ты скоро придешь. А когда я почувствовала ваше приближение — отправилась на встречу, чтобы понять, кого же мне ждать. Я стала волчицей и побежала в ваш лагерь, а когда ты увидел меня и не испугался, я поняла, что именно ты должен пойти сегодня со мной. Я расчищала ваш путь от различных зверей и опасностей, чтобы вы скорее добрались и успели к сегодняшней ночи. Поэтому ваша дорога была проста, и вы никого не встретили. — Она вновь улыбнулась и отвернулась к озеру, нечто уже выходило из воды. Я еле держался на ногах — песок казался мне очень мягким и даже каким-то жидким. Но я сосредоточился на монстре, я стал вглядываться в него так же как вглядывался в костер. И увидел. Увидел, что он состоит из множества раков. Их скопление и приняло форму этого чудовища на толстых ногах, которое имело длинные руки, волочащиеся по песку. Его сутулые плечи плавно переходили в голову, на которой не было глаз. Да и откуда им там взяться, если это просто скопление раков. Мне стало настолько все ясно, что захотелось улыбаться.

Пока я рассматривал чудовище, которое остановилось, сделав несколько шагов из воды, один рачок подбежал к Эмме и стал дергать за подол ее длинной туники. Он тянул ее в сторону озера.

 — Пойдем — она ухватила меня за руку и потянула. Она продолжала тянуть до тех пор, пока мы не поравнялись с монстром. Он зашевелился, но не стал нападать на нас или делать что-то плохое. Чудище лишь развернулось и вместе с нами побрело к озеру.

Дойдя до озера, и ступив своими когтистыми ногами в воду, монстр издал пронзительный низкий и какой-то глубокий крик. И стал стекать вниз. Множество рачков плавно опускались вниз, будто весь монстр таял. Эмма потянула меня в воду. Я не мог сопротивляться ей. Мы сделали пару шагов и оказались на чем-то твердом. Но ведь мы уже в воде, как вода может быть тверже песка? Почему песок казался мне жидким, а вода кажется твердой? Я вновь ничего не понимал. Я взглянул вниз. Оказывается, мы стояли на тех самых раках из которых состоял монстр. Они образовали некое подобие плота.

Мы двинулись. «Плот» нес нас к середине озера. Я совершенно ничего не понимал, но мне было уже все равно на это. Я плыл на плоте из раков. Что может быть удивительнее? Я расхохотался. Я действительно стал верить Эмме, что я все могу.

Девушка указала рукой куда-то вперед. Я стал приглядываться. Там, на середине озера был блестящий отполированный камень. Обломки древнего сооружения, сразу подумалось мне. Мы остановились рядом.

Взобравшись на вершину камня, я взглянул вниз — в воду, раки расплывались в разные стороны, что-то подсказывало мне, что они больше никогда не соберутся воедино.

 — Его миссия в этом мире выполнена, он больше не вернется сюда, а наша только начинается. Тут есть люк, пойдем, Гарри.

Звук моего имени словно разбудил меня. Я с трудом открыл люк, на котором не было ни ржавчины, ни каких-либо царапин, указывающих на возраст металла.

Мы спустились в темное помещения. Вокруг продолжало все шевелиться. Мрак помещения не хотел пускать нас вовнутрь. Он будто хотел съесть нас, но никак не мог даже прикоснуться к нам. Ведь у нас была цель — выяснить, зачем нас привели сюда. Эмма не отпускала мою руку и продолжала тянуть меня куда-то. Я слышал, как открылась дверь, потом мы долго шли по какому-то коридору. Мы зашли в тупик. Я стал осматриваться и увидел справа от себя маленькую светящуюся точку. Я должен коснуться ее, потрогать. И я коснулся.

Это оказалась кнопка. Две двери открылись в разные стороны. Лифт. Такой же был в главном штабе владык «Вершины». Мне вспомнилось, что когда я впервые увидел его, то подумал, что это какая-то магия. Так как больше нигде таких не осталось. Точнее они оставались, но не работали, так как тратить на них инфоману посчитали неразумным. Воспоминания так живо нахлынули на меня, что руки сами потянулись к панели управления и нажали какую-то кнопку. Лифт дернулся, и мы стали быстро спускаться вниз. Это было как падение. Я пытался ухватиться хоть за что-нибудь, но наткнулся лишь на Эмму. Я схватил ее за руку. Мы резко остановились и двери вновь открылись. Мы шагнули. Но не успели опустить ноги на пол — резко включился свет. Я словно ослеп. Девушка тоже закрыла глаза рукой.

 — Надо идти. — Я взял инициативу на себя и потянул девушку за собой. Этот мир мне был более знаком чем ей.

Мы шли, растворяясь в свете странных фонарей, шли по коридору сами не зная куда. Шли до тех пор, пока вновь не наткнулись на металлическую дверь. Я толкнул ее, она оказалась гладкой и холодной. Мое тело чувствовало все. Я знал, что дверь гладкая, но пальцы ощущали очень мелкие неровности.

Дверь оказалась не заперта. Мы вошли в помещение с каким-то странными гладкими пластинами, расположенными на стенах, я уже видел такие у себя на родине. Под этими пластинами располагались столы со множеством кнопок.

Мы подошли к центральному столу округлой формы. Квадратная панель, вмонтированная в него, светилась. На ней были какие-то символы. Я смотрел на них, но они расплывались в моих глазах, я никак не мог сосредоточится.

 — Эмма, ты можешь разобрать, что тут изображено?

Она мягко улыбнулась — Я все могу.

И она стала вглядываться в эти символы. Я тоже старался, но они продолжали то соединятся, то разъединяться.

 — Это слова — Девушка водила пальцем по пластине. — Тут написано, что для активации необходимо нажать кнопку и ввести код.

 — Для активации чего?

 — Не знаю. Нужно разобраться. — Она села на пол и что-то достала из мешочка, подвязанного на бедрах.

Это был чуть продолговатый предмет, имеющий несколько отверстий, размером примерно с палец. Затем она извлекла из мешочка еще более мелкую тряпицу и вытряхнула содержимое в уже извлеченную трубочку. — Подожги своим кристаллом эту пыль силы.

Я достал небольшой кристалл инфоманы. Дал команду огня и поджог трубку. Пошел дым. Она поднесла трубочку к губам и стала вдыхать и выдыхать дым. При этом она закрыла глаза и бормотала что-то невнятное.

Через некоторое время она опустила трубочку на пол ослабшими руками. Запрокинула голову. Глаза все так же были закрыты. Она продолжала что-то бормотать. Ее голос становился все четче. Я даже стал различать какие-то слова, которые превращались с каждым мгновением в более связную речь: «Если активировать роботов, они уничтожат все — и врагов и друзей, лишь бункеры останутся невредимы. Глава государства уже эвакуирован, все необходимые люди в убежищах. Сержант, вводите команду. Код активации и отмены: девять пять семь». Она открыла глаза и резко вскочила.

 — Они не успели. Они не успели активировать тех железных монстров, что безобидно спят среди развалин. Что-то их остановило.

 — Но что это было, как ты поняла?

 — Я немного перенеслась в прошлое, вот и все. — Она вновь улыбнулась. — Я же говорила, что я могу все. И ты все можешь. Главное сильно этого захотеть и поверить в себя, свои силы, и этот чудесный мир. Но ты же итак это знаешь — Она подмигнула. — А сейчас нам нужно разобраться с этой штукой, чтобы не произошла активация, как думаешь, что необходимо сделать для этого?

 — Не знаю, но точно могу сказать, что нам не нужно нажимать какую-то кнопку и вводить код, который ты сказала.

 — Ты запомнил его?

 — Кажется да — Я попытался сказать ей, но не смог вспомнить этот код, он вылетел у меня из головы. — Я… Я… Я не могу вспомнить.

 — Не переживай, ты вспомнишь в нужный момент. Я тоже не могу вспомнить, что я говорила, пока была там.

Мы стали осматриваться.

 — Вот это — девушка указывала на круглую зеленую кнопку. Надо нажать вот это.

 — Ты уверена? Там что-то написано?

 — Нет, я просто чувствую. Я привыкла слушать себя. Если я чувствую, что-то нужно сделать — я делаю. Так мы и оказались здесь — я послушала себя — она тепло улыбалась и смотрела на меня очень пронзительно. Ее лицо снова стало меняться. Она опять становилась то старухой, то маленькой девочкой. Но в животных она больше не превращалась.

 — Что ж, раз ты так в этом уверена, то я нажму.

 — Подожди, я хочу предупредить тебя.

 — О чем же?

 — Мы не сможем выбраться отсюда. Ты больше никогда не встретишь своих товарищей, не увидишь солнца, не сможешь вдохнуть пряный запах леса. Если ты готов, и не будешь сожалеть о своем выборе, то жми.

Я внимательно смотрел на нее. Мне казалось, что единственное, о чем я буду жалеть, что не поцеловал ее.

Я подошел к ней. И впился своими губами в ее мягкие губы. Это было невероятное ощущение счастья, я словно растворился в них. Мне казалось, что вокруг ничего нет. Что мы парим над этим миром. Вот я стою в лесу и обнимаю теплое дерево, словно прощаясь с ним. Вот я лечу над бескрайним водным простором как птица. Мне хочется окунутся. И я ныряю и становлюсь рыбой. Вода обволакивает меня. Она нежно гладит мое тело, проникает в меня и выталкивает на берег.

Я открыл глаза, и оторвался от губ Эммы. Она широко улыбалась.

 — Вот и ты начал делать то, что чувствуешь. Ты готов?

Я ничего не ответил лишь шагнул к столу и нажал кнопку. Мгновение ничего не происходило. Неожиданно откуда-то раздался голос: «Введите код для деактивации задания… введите код…», я взглянул на светящуюся в середине стола панель, теперь там мелькали другие символы. Я сосредоточился. Я могу все. И действительно, движение по экрану прекратилось и остановилось. Значит мне лишь казалось, что все движется. Я вгляделся еще. Это были цифры. Я нажал три цифры, которые, как мне казалось, светятся как-то иначе.

«Код деактивации введен верно. Ждите… Ждите… Боевые роботы деактивированы»

 — Вот видишь, в нужный момент код сам показал себя. — она светилась довольством.

Я облегченно вздохнул. Взявши Эмму за руку я потянул ее к выходу. Но дверь оказалась закрыта. Я толкал ее, дергал за ручку, но дверь не поддавалась. Я понажимал кнопки рядом с выходом. Все тщетно.

 — Я же сказала, что нам не выбраться отсюда — девушка улыбалась — Таков наш путь — она сказала это так спокойно, что я тоже успокоился, и обняв ее за плечи направился к центральному столу.

Мы сели на пол. Я повернулся к ней.

 — Что за отвар ты нам дала?

 — Это обычный успокоительный отвар с ягодами. А вот угощение было наполнено энергией, которая вошла во всех нас. Нам дала силы, а остальных усыпила.

 — И что это за энергия? Инфомана?

 — Нет. Энергия. Первородная, первозданная. Существующая в этом мире с давних пор, с самого его рождения, а возможно она существовала и до, и сама создала этот мир. Этого я не знаю. Я лишь знаю, что она существует и принимает различные формы: растения, животные, камни, все, что существует и нет. Она изменяется, и, в зависимости от своей формы, дает нам разную силу. А инфомана — это лишь синтетический аналог этой энергии, не вмещающий в себя даже малой доли огромной мощи.

Я ничего не успел ответить. Пол под нами содрогнулся. Все вокруг затряслось. Вдруг я услышал звук, как будто что-то лопнуло или взорвалось и из вентиляции в стене хлынула вода.

Уровень воды в комнате поднимался.

 — Не жалей ни о чем, Гарри, ты сделал для этого мира то, что от тебя требовалось. Теперь нам даровано освобождение — она улыбалась, ее глаза сияли.

Вода поднималась все выше и достигала уже груди Эммы.

Как там мои товарищи? Все ли с ними в порядке? Добыть светящиеся шары для них обычное дело, так что они справятся, а мне пора. Мы взглянули друг на друга и нырнули.

Вода окутывает меня, она ласкает и наполняет меня. Она дает мне уверенность, что я все сделал правильно и внес свой вклад в этот чудесный мир. Возможно я спас его от разрушения, уничтожив эту опасную технологию, а возможно не спас никого. Но это уже не важно, я сделал то, что от меня требовалось — я чувствовал это, как и научила меня Эмма. Я повернул голову к девушке — жаль, что нам не удалось познакомится ближе.

Я тонул, становясь водой, растворяясь в ней навсегда.

Читайте ИА «Удмуртия»:


100 в 1

Финансовая группа Finbridge с 2019 года привлекает средства частных инвесторов, предлагая им разместить вклад от 1,5 млн рублей на срок от 1 года под 18-21% годовых.

Глава ФАС России Игорь Артемьев провел переговоры со вновь назначенным Министром экономики Азербайджанской Республики Микаилом Джаббаровым

Ассоциация российских банков и Федеральный научно-исследовательский центр Российской академии наук (ФНИСЦ РАН) завершили социологическое исследование «О насущных проблемах нашей жизни и взаимодействии регуляторов, бизнеса и граждан».

Роспотребнадзор регулярно предлагает рекомендации, как обеспечивать поступление необходимых питательных веществ, чтобы оставаться здоровым и предупреждать хронические заболевания. В рамках национального проекта «Здоровое питание» Роспотребнадзор поддерживает внедрение принципов правильного питания во все сферы жизни людей, а также в образовательные программы для взрослых и детей.

С 21 октября по 31 октября 2019 года РУМЦ ВятГУ проводит обучение по дополнительной профессиональной программе «Организационные и психолого-педагогические основы инклюзивного высшего образования» для руководителей структурных подразделений, профессорско-преподавательского и учебно-вспомогательного состава вузов Российской Федерации по вопросам обучения и социально-психологического сопровождения обучающихся с инвалидностью.

«Эксперт Бизнес-Решения» представляет ежегодный рэнкинг оценочных организаций по итогам 2018 года, который традиционно включает рэнкинг делового потенциала российских оценочных компаний и групп, крупнейших российских компаний и групп, а также субрэнкинги.

Наверх
Вниз