100 лет государственности Удмуртии

«Ижевск фантастический»: рассказ Рината Миннегалиева «Сквозь миры»

  • 1959
  • 0
Ижевск / Удмуртия
«Ижевск фантастический»: рассказ Рината Миннегалиева «Сквозь миры»
Фото: pixabay.com

ИА «Удмуртия» публикует очередной рассказ, вошедший в шорт-лист писательского марафона «Фантастический Ижевск». Сегодня читатели смогут познакомиться с рассказом Рината Миннегалиева «Сквозь миры».

Напомним, что на сайте ИА «Удмуртия» можно прочитать рассказы «Третий путь» (Федор Алексеев), «Дорога к истине» (Алексей Осипов), «Правильный выбор» (Мария Соловьева), «На границе миров» (Марина Соловьева), «Затерянный город» (Ксения Мельникова), «Убежище» (Арина Бесогонова), «Старый бубен» (Анна Строк) и «Лес» (Анастасия Токтарова).

Читайте все материалы по теме «Ижевск фантастический»

Ринат Миннегалиев


Сквозь миры

Орфография и пунктуация автора сохранены

Пролог

Что чувствует человек, потерявший всё? Злобу? Отчаяние? А может быть апатию? Вот и я не знаю, что должен чувствовать. Стою у окна здания на большущей высоте и смотрю по сторонам. Кругом вода и трупы, дым и кровь. Всё это обрамляет абсолютная тишина, которая звучит громче взрыва самой огромной бомбы в мире.

Глава 1: Мирная жизнь

1

Было первое июля, когда начались все странные события.

Ровно в семь двадцать утра прозвенел будильник. Я, как обычно, вытянул руку из-под тёплого одеяла и выключил его. Снова на работу, какая прелесть. Я налил себе растворимого кофе, который я терпеть не мог. Но выбирать не приходилось, так как моя кофемолка сломалась, а времени на её починку я не находил. Вернее я так думал. На самом деле мне было лень.

Жил я в центре, в одном из домов по улице Ленина. Квартира была не моя, я был обычным среднестатистическим съёмщиком, который не мог себе позволить собственное жильё. Не осуждайте меня. Сами, небось, такие же.

Живу я в городе Ижевске. Город у нас тихий и спокойный. Правда, много заводов, но и красивых мест хватает. Есть памятники и парки, сады и скверы. Есть, на что посмотреть. Я вам как-нибудь покажу несколько фотографий.

Работал я научным сотрудником в компании «Атом», которая располагалась на берегу пруда, до которого мне рукой подать.

Ну, хоть вставать рано не нужно. Я умылся, оделся и пошёл на работу. Начался очередной рабочий день.

2

На работу я пришёл в семь пятьдесят шесть. Не опоздал, но мой начальник думал иначе. Он всегда считал, что на работу нужно приходить за полчаса, минимум. Я не разделял подобных взглядов, чем и вызывал каждодневно бурную реакцию с его стороны.

О работе расскажу лишь в двух словах. Работал я над созданием микрочипа. Он может выполнять множество функций, заменив при этом крупногабаритные аппараты и механизмы, что значительно облегчает исследования, которыми занимаются мои коллеги. А вот и один из них. Знакомьтесь, это Серёжа — мой коллега и друг детства. Он иногда приходит ко мне, чтобы поболтать от том и о сём.

 — Привет, как дела? — спросил он.

 — Да, как всегда. Ты по делу? Я немного занят.

 — Да я так. Зашёл спросить, идёшь ли ты сегодня в бар с мужиками.

 — Как раз сегодня не могу, а вот завтра, вполне.

 — Ну ладно, что-то важное?

 — Собираюсь прогуляться с фотоаппаратом, ничего необычного.

Я ему не соврал, ведь я действительно люблю погулять по городу и «пофоткать» местные пейзажи. Вечером город выглядит особенно красиво, так и просится на холст, ну либо на плёнку.

Надолго Серёжа не задержался. Лишь шмыгнул носом и ушёл в направлении своего офиса, прожигать свою жизнь, так он любил говорить. Я со своей стороны так не думаю, ведь любое дело важно, даже если ты его недолюбливаешь. Если оно ещё и имеет огромный смысл, то это совсем роскошь.

Вообще Серёжа нормальный парень, со своими странностями, а у кого их нет? В школьные годы мы с ним частенько гуляли по дворам, лазали по деревьям и ели мороженое. В общем, у нас было обычное детство, плавно перешедшее во взрослую жизнь, в которой мы остались друзьями.

3

До конца рабочего дня осталось десять минут, и я уже начал медленно собираться, периодически посматривая на часы.

Ровно в пять вечера я вышел из здания, быстренько перекусил в кафе и пошёл гулять по набережной. На шее висела моя «зеркалка», чего она только не повидала.

Ближе к позднему вечеру открывалась та самая красота, которую так любят описывать в своих романах русские писатели. Я сделал уже около сотни снимков, но продолжал снимать, зная, что могу упустить хороший кадр. Снимок за снимком отправлялся на мою карту памяти.

Я вам покажу несколько кадров, как и обещал. Смотрите, вот здесь я гулял по площади: вот ДК «Металлург», фонтаны, а слева от него памятник — «Ижик». На этой фотографии я гуляю по летнему саду, или, как мы его называем, по «парку Горького». Там есть классные карусели, не пожалеете. Ну и здесь, я в «парке Кирова», тут тоже очень красиво.

Закончил прогулку я около десяти вечера, после чего пошёл домой смотреть фотографии. Все снимки были хорошие, вернее обычные. Насторожил меня лишь кадр, сделанный практически последним. Из глубины фотографии на меня смотрел человек, одетый в какую-то странную одежду и со злобной ухмылкой на лице.

Я закрыл глаза и потряс головой, чтобы сознание вернулось. На снимке был мужчина, и выглядел он чудаковато: матово-металлический костюм с множеством красных вставок. Он был безоружен, но и без оружия выглядел очень устрашающе: глаза горели нечеловеческой яростью, а вместе с ухмылкой, лицо создавало жуткое впечатление. Тогда я всё списал на обыкновенные блики, которые иногда появлялись, то от проезжающих машин, то от вспышек телефонов. В это время тут много людей, так что один из них легко мог попасть ко мне в кадр. Тогда как объяснить чудаковатый вид? Непонятно.

Следующий снимок пошатнул мою психику. На меня смотрело жуткое лицо, с теми самыми глазами и улыбкой, но только в крупном плане. Через несколько секунд мне стало страшно. Голова закружилась, а по телу побежали мурашки. Мозг всей силой пытался отвергнуть увиденное. Напрягся не только мозг, но и желудок, который выплеснул своё содержимое на пол, содрогаясь спазмами, заставившими меня сесть на пол. Я стоял на четвереньках и слушал биение своего сердца, которое того и гляди, вырвется из грудной клетки. На пол упало несколько капель крови из носа.

 — Что это такое? — сказал я шёпотом, — Что за бред?

Мужчина не был таким страшным, чтобы вызвать подобную реакцию. Дело здесь явно не во внешности. Виски всё ещё пульсировали, но меня немного отпустило. Встать у меня получилось лишь со второго раза, но я всё равно не чувствовал себя уверенно, стоя на ногах. На полу рвота, в голове хаос, а из носа кровь. Не самый лучший эффект от просмотра фотографий. Ещё меня не покидало чувство того, что где-то я его уже видел, но где?

 — Так, Игорь, на сегодня хватит. Надо отдохнуть, сказал я вслух.

После этих слов я отправился в спальню, но уснуть не мог ещё долго. Мысли о фотографии не лезли из головы.

4

В ушах шумит, а перед глазами кровь. Рядом лежит тело и смотрит на меня потухшими глазами. Кто это? Я подполз к нему и взял на руки. Голова свисала и кровоточила. Я положил тело и закрыл ему глаза. — Спи спокойно.

На работу я пришёл в разбитом состоянии. Глаза закрывались, а голова болела. Поработать тоже нормально не получилось. Не могу сосредоточиться.

Видимо я задремал, так как меня разбудил Серёжа и сказал, что я плохо выгляжу. Как будто бы я сам не знаю.

 — Игорь, что с тобой?

 — Я просто не выспался, — соврал я. Не мог ведь я ему рассказать про те кадры. — Долго не мог уснуть, всю ночь ворочался.

 — А, ну ладно. Сегодня по пиву?

Точно, я же ему обещал сходить сегодня в бар.

 — Да, сходим после работы, но только ненадолго, а то я упаду лицом в гренки.

 — Да не вопрос. У меня тоже сегодня ещё дела есть. Ну, до скорого.

 — До скорого.

В моём случае вернее было сказать, «до скорой», которая мне может понадобиться.

Серёжа вышел, а я продолжил дремать и проспал до конца рабочего дня.

5

В бар за нами увязался Коля из службы поддержки. Выглядел он, как и полагается выглядеть менеджерам: белая рубашка с галстуком, прямые брюки, а в нагрудном кармане несколько шариковых ручек. Он иногда составлял нам компанию, а мы, вроде как, не были против.

Отправились мы в местный бар под названием «Бери выше». Там к бургерам подают вкусную картошку и соус. Сходите как-нибудь. На дворе был вторник, поэтому народу было немного. Только завсегдатаи и бармен, постоянно смотрящий футбол по «ящику». Мы сели на высокие стулья за барной стойкой.

 — Нам три тёмного, и три порции бургеров, пожалуйста, — обратился я к бармену.

Пока нам подавали заказ, Колян успел рассказать пару несмешных анекдотов, которые создали неловкую паузу и заставили его покраснеть. Ситуацию спасло пиво и бургеры, как всегда вкусные. Поначалу все молчали, но пару бокалов пенного сделали своё дело и развязали всем языки. Мы рассказывали друг другу истории и смеялись. Я отошёл от вчерашнего потрясения, которое сейчас заменяло себя хмелем, и рассказал о происшествии.

 — Я вчера смотрел дома фотки и на одной из них увидел какого-то железного мужика, представляете? — После сказанного, я, как дурак, взорвался хохотом. Не знаю, что на меня нашло.

 — Да кто-то просто попал в кадр. Что тут удивительного? — сказал Серёжа.

 — Ну, или ты сфоткал мужика из другого мира, — процедил сквозь пьяный угар Коля и засмеялся таким, знаете, бесшумным смехом, когда на лице всё видно, а звука никакого.

В другие миры я верил, ведь было бы глупо предполагать, что в такой огромной вселенной, или даже огромных вселенных, мы одни. Это эгоизм в чистом виде.

 — Скорее всего, это был человек будущего, — сказал я. — Вы что, не смотрите современные фильмы? — перёвёл я всё в шутку. — Никогда не видел такого страшного лица. Оно мне напомнило отрицательного персонажа из Бэтмена, ну, как там его, — я начал щёлкать пальцами.

 — Джокер, — сказал кто-то за соседней стойкой.

Это сказал мужчина слегка за сорок, с лёгкой проседью и бородой.

 — Я шёл с сыном по дороге, как вдруг увидел «Джокера», буду его так называть. Он появился резко, и так же резко исчез, как будто телепортировался. От его взгляда мне стало нехорошо. Даже после его исчезновения я ещё долго стоял и смотрел туда, где он стоял. Как будто был под действием гипноза. Сыну и вовсе потребовалась медицинская помощь. Врачи диагностировали шок. Бедный парень.

Мужчина поставил свой бокал и посмотрел на меня.

 — Ещё, я как-то раз видел тираннозавра.

 — Ага, а я видел смерть с косой и летающий хот-дог, — сказал бармен, — Допились, алкоголики.

После сказанного, бармен улыбнулся и начал смеяться, а за ним, и весь бар разразился хохотом. Давно я так не веселился, аж скулы свело.

6

На следующий день я решил снова прогуляться по набережной. Тот железный мужик меня заинтриговал. Может он что-то от меня хотел, но не успел спросить? Ирония конечно, но всякое бывает.

Так я и сделал. Проходил вдоль и поперёк весь вечер. Обошёл всю набережную в поисках, но так ничего и не нашёл. Слышал только шорохи за спиной, но там никого не было. Народу полно, но никто не разгуливал в железном костюме с красными вставками. Так я и плутал, пока не дошёл до пляжа и не обнаружил круг зелёного света на глубине. Он сильно переливался и издавал фоновый шум. Я смотрел на него с разных ракурсов, а когда подошёл вплотную к воде, заметил какое-то движение. На меня на всей скорости влетел какой-то человек на летающем сноуборде, который называется флайборд, о чём я узнал немного позже. Меня отбросило на пару метров. Пока я летел, я отчётливо услышал звук разбивающегося стекла. Это был мой «Кэнон», разлетевшийся на осколки.

Когда я встал, виновника аварии уже не было на месте. Вместо него из воды вылетело ещё несколько таких же «кадров» на флайбордах, полетевших в сторону центра. Вдруг из темноты появилась рука, которая схватила меня за рукав и швырнула в круг света в воде. Меня потянуло вниз с огромной силой. Приземлившись на дно, я почувствовал сильное притяжение и перегрузки, которые испытывают космонавты при взлёте ракеты. Последнее, что я видел, пока не потерял сознание, была точка света, быстро растущая и превращающаяся в огромный круг, который выбросил меня за свои пределы.

Глава 2: В центре событий

1

В ушах шумит, а перед глазами кровь. Рядом лежит тело и смотрит на меня потухшими глазами. Кто это? Я подполз к нему и взял на руки. Голова свисала и кровоточила. Я положил тело и закрыл ему глаза. — Спи спокойно.

Слева я увидел верхнюю часть Серёжи. Где его ноги, я не знал. Кишки были разбросаны повсюду. Его уже не спасти. Это я виноват, я втянул его в это.

Я не чувствую рук, а в голове мутит. Я иду вперёд по обломкам и вижу ещё несколько тел. Я иду телам, которых становится всё больше, как вдруг слышу голос.

 — Я знал, что мы встретимся, — сказал он. — Посмотри на себя. Посмотриииии!

Я посмотрел на себя и увидел железный костюм с красными вставками.

Открыв глаза, я оказался на песке и смотрел на оранжевое небо. Не понимаю, день это был или вечер. В любом случае, такого неба я ещё никогда не видел.

Я встал и осмотрелся вокруг. Песок и вода не вызвали удивления, в отличие от объектов, которые их окружали. Вдали я видел два огромных здания, концы которых уходили в облака, поэтому про высоту не могу ничего сказать. Они были закручены, как свёрла и светились красным светом. Привычных заводов я не увидел. На месте ТЭЦ-2 красовался огромный стеклянный куб, содержимое которого я не разглядел. Летнего сада не было. Вместо него была большое здание в виде усечённого конуса, вокруг которого кружили какие-то объекты, один из которых приближался ко мне. Это была чёрная сфера с антенной и большим глазом по центру. Я хотел подойти поближе, но тут меня снова схватили за руку и потащили в противоположном направлении. За мой рукав держался человек, одетый в чёрный костюм. Костюм был слишком прост. По крайней мере, таким он казался на первый взгляд. Незнакомец кинул меня на флайборд, затем сам залез в него.

 — Что вы делаете? — успел сказать я, но реакции не последовало.

После этого мы взлетели и отправились в неизвестном направлении. Удалялись мы с той скоростью, на которой захватывает дух. К этому ещё примешался и страх, куда же без него. Я совсем не понимал, что происходит.

 — Кто ты? — прокричал я сквозь шум ветра.

 — Об этом позже. Сначала надо оторваться от той штуки. — Он указал рукой назад, и я увидел позади чёрную сферу, похожую на ту, что я видел на пляже. Приземлились мы на землю, рядом с серым зданием.

 — Я Мэл, — сухо сказал незнакомец. — Можешь не представляться, я знаю, что ты Игорь.

 — Откуда? — с удивлением спросил я.

 — У тебя будет ещё полно вопросов. — Он положил руку на моё плечо. — Со временем ты всё поймёшь, а пока, пойдём.

Смысла ему отказывать не было, ведь я находился непонятно где, и совсем не представлял, что делать, поэтому проследовал за ним. Мэл щёлкнул пальцами и под ногами у нас раздвинулись две панели, через которые мы прошли под землю.

2

Внутри было необычно. Всё вокруг блестело: пол, стены, потолок — всё было из отполированного металла. Пока мы шли, я не обнаружил ни одного острого угла. Всё было сглажено и чисто. За следующим поворотом я увидел Серёжу, вернее, я так подумал. Я бросился к нему на радостях, но Мэл остановил меня со словами: «Это не он».

Что происходит? Я уже тысячу раз задал себе этот вопрос. Хоть один раз мне на него кто-нибудь ответит? Я продублировал свой монолог вслух и получил от Мэла часть информации.

 — В этом мире вы незнакомы. Его даже зовут по-другому, и занимается он совсем другим. Мы же с тобой находимся в главном штабе рационалов. А теперь краткий курс истории этого мира. Сейчас две тысячи триста восемьдесят второй год. Ты находишься в том месте, которое раньше называли Ижевском. Сейчас здесь Империя, в которой находятся две колонии: рационалы и люди. Мы, рационалы, человекоподобные существа с искусственным интеллектом, и мы терпеть не можем этих глупых людей, которые всё потеряли. Они не приспособлены к жизни, понимаешь?

Понимал я не особо, но Мэл продолжил.

 — Мы овладели техномагией, а они у нас её украли и творили что попало. Они просто развлекались, почувствовав себя королями мира. Насоздавали всяких тварей, а теперь не знают, что с ними делать. Ты всё ещё думаешь, что человек разумен?

По-другому я думать не мог, ведь я тоже человек и тоже, надеюсь, разумный.

 — В результате мы решили уйти под землю и развиваться самостоятельно, а людей оставили наверху, чтобы не мешали нашим планам.

Проходя мимо очередного кабинета, я увидел плакат, на котором было написано: «Рационализм — единственная идеология».

 — Что вы пропагандируете? — спросил я.

 — Рационалы за правильное обучение и против бракованных элементов, не поддерживающих нашу идеологию. Понимаешь, любой должен развивать общность и стремиться к большему, например, покорять глубины космоса. Именно этого мы ожидали от себя и от людей, но, как ты понял, у людей на этот счёт свои планы. Они эгоистичны. Им ничего не надо, кроме зрелищ и развлечений. Техномагию они используют не по назначению.

Я слегка покраснел и почувствовал себя неловко, потому что не знал, что такое техномагия, а Мэл говорил о ней так, словно я должен знать о ней всё.

 — А что такое техномагия? — спросил я.

 — Это навык, который позволяет превращать информацию в материю. Поэтому можно материализовать всё, что угодно.

 — А в чём тогда проблема? Вы же можете создать супер-ракету, на которой отправитесь куда захотите.

 — Мы делали не только ракеты, мы даже создали мир, который…

Тут Мэл резко замолчал и заговорил о другом.

 — Забыл тебе рассказать о самом главном. Хоть мы и относимся к человеку, как к глупому созданию, но и среди них есть одарённые субъекты. Один из них овладел техномагией намного лучше остальных, и провозгласил себя Великим Императором. С ним боролись, но всё бесполезно. Его пытались свергнуть, но его техномагия слишком сильна. Даже его аура источает невероятную энергию, которая чувствуется даже на расстоянии. Всё это, может быть, и не было бы так плохо, если бы его сила не росла. Мы начинаем бояться, что он собирается уничтожить нас, а вместе с нами и мир, в котором…

Мэл снова не договорил. Он явно что-то скрывал.

Мы подошли к очередному кабинету и остановились. Мэл встал напротив меня.

 — Он зовёт себя Ториус, хотя на самом деле, его зовут так же, как и тебя. Но ему не нравится его имя. Для него оно не является Императорским.

 — Зачем ты мне всё это рассказываешь? И почему мне, а не кому-то другому? — спросил я.

 — Ты ещё не догадываешься? — спросил он и ждал ответа. — В этом мире Ториус, это ты, и только ты можешь нам помочь с ним справиться. Разумеется, схожая внешность — не показатель твоей силы. Есть ещё кое-что.

Он вновь не договорил, чем начал меня немного злить. Что за игру они здесь затеяли? Нельзя так просто сказать человеку, что в нём есть что-то, способное победить вселенское зло, а потом просто замолчать и уйти. Это бесчеловечно. Ах да, они же не люди. Но это не оправдание!

3

Я сидел в кабинете с гладким столом и двумя гладкими стульями. Светильников не было, зато потолок светился ярко-белым светом, которого хватало для освещения помещения.

В голову лезли разные мысли. Другой я, в этом мире, весомая фигура, в отличие от меня в моём мире. Ладно, это всё понятно, зло и всё такое, но причём тут я? Как я могу остановить могущественного Императора? Своей недюжинной простотой? Смех, да и только.

Дверь отворилась и в неё зашёл Мэл с каким-то седым мужичком лет пятидесяти, лысым и в очках. Он сел на второй стул, а Мэл остался стоять, ведь стула было всего два.

 — Рад познакомиться с вами, Игорь, — сказал мой новый знакомый, — Меня зовут Маркус. В каждой рациональной империи имена начинаются на определённую букву алфавита. У нас это — «М». Все рациональные дети рождаются из пробирки и получают имя на «М».

Я смотрел на него и не знал, что ответить.

 — Это я тебе рассказал, чтобы у тебя было меньше вопросов, так как времени у нас не так много.

 — Ясно. Мне тоже приятно познакомиться, Маркус.

Он выглядел статно, но что-то меня в нём настораживало.

 — Мы вынуждены просить твоей помощи в борьбе с Ториусом, который с каждым днём набирает силу. Пока он не делает решительных действий, но рано или поздно он возьмётся и за нас, и за всех других.

Когда он говорил «всех других», он поменял интонацию и наклонил голову вперёд, как будто сказал мне это по секрету.

 — Вы намекаете на меня? — спросил я.

 — И не только на тебя, — ещё сильнее наклонив голову, сказал Маркус, — но и на твой мир. — Ещё немного, и он свернёт себе шею.

 — У нас есть преимущество, которое может склонить чашу весов в нашу пользу. Во время твоего рождения, — он выделил слово «рождение», — ты унаследовал древний ген, который мутировал и сделал твою восприимчивость к техномагии максимальной.

Я по-прежнему смотрел на него молча.

 — Мэл тебя подготовит, — сказал он с улыбкой.

Маркус всё решил без меня, и уже давно. Даже не спросил, согласен я или нет, ох уж эти «не люди».

После этих слов он встал, подошёл к Мэлу, и сказал ему что-то на ухо. Я разобрал только слова «мир», «опасность», «создать» и «не рассказывать», но и этих слов хватило, чтобы понять, что я крепко влип. Научный сотрудник попадает в другой мир, чтобы спасти оба мира. Прямо сценарий для фантастического боевика.

4

Пока я был в этом мире, мой мир подвергся хаосу. Я недавно был там и видел множество тварей, спокойно ходивших и летавших по всему городу. Объявили военное положение, и кругом слышались выстрелы и крики.

В основном я жил в мире Мэла, но иногда посещал свой мир, который менялся с каждым днём в худшую сторону.

Мне было жалко Серёжу, и я спросил у Мэла, могу ли я привести его сюда. Мэл долго не отвечал, но мои слова о том, что мне будет легче учиться техномагии рядом с другом, повлияли на его ответ, и он разрешил. Долго Серёжу уговаривать не пришлось. Его могли призвать на войну, а он не хотел умирать. Вместо этого он взял свои вещи и пошёл со мной. Не знаю, будут ли его учить техномагии, но чем-то он рационалам точно пригодится.

На Серёжу в подземелье отреагировали, как на что-то само собой разумеющееся. Вообще все эти рационалы не были щедры на эмоции, чем очень отличались от настоящих людей. И вообще, рождаться из пробирки? От таких мыслей мне становилось не по себе.

Серёжу Мэл пока отказался учить, а зря, хорошего бойца теряют.

Вместе с Мэлом меня учили Мими и Мор — оба специалисты в техномагии. У Мими были красивые рыжие волосы, огромные серьги в ушах и милый голосок. Получилась бы неплохая любовная линия, но я не мог представить себя в роли любовника существа, рождённого из пробирки. Мор был высокого роста с вертикальным шрамом на лице, сразу видно — вояка со стажем. Они работали под началом Мэла, который тоже принимал участие в моём обучении. Серёжа стал моим помощником.

5

 — Техномагия основана на материализации информационных потоков, которые использует техномаг. Он представляет то, что хотел бы материализовать и направляет потоки из головы в реальность, тем самым материализуя свои мысли. — Это был урок теории от Мэла. — Знаю, звучит это проще, чем выглядит на деле. Это сложная практика, которой учатся годами. Ты же это можешь освоить за несколько дней, часов, или даже минут.

В это время в лабораторию вошли Мор и Мими, и встали рядом.

 — Покажи мне, — сказал я. — Создай что-нибудь.

Не прошло и секунды, как он махнул рукой в сторону, и передо мной появился маленький дракон, который всеми силами пытался поджечь лабораторию, но из-за своего крошечного размера, только лишь подпалил мне пару волос.

 — Вау, — вырвалось у меня, — Это круто! Сейчас попробую, — и с этими словами я представил себе клоуна в рыжем парике и с разноцветными шариками, махнул рукой в сторону своих учителей. Перед ними появился огромный саблезубый тигр, которого они тут же разбили на миллионы мельчайших частиц.

 — Ты хотел нас убить? — спросил Мэл.

 — Нет, я всего лишь хотел создать клоуна с шариками, а получилось это.

 — Скорее всего, ты в ту секунду чувствовал ярость и материализовал совсем не то, что хотел. Такое бывает, поэтому я и говорю, что этому учатся годами, — он посмотрел на Мими и Мора, кивнул им, — Вперёд!

После этого Мор и Мими встали друг против друга и выбросили руки вперёд. Между ними появилось то, что я видел на своём кадре: мужчина с горящими глазами, ехидной ухмылкой и в железном костюме. Мне снова стало плохо.

 — Это же джокер, — сказал я.

 — Что ещё за джокер? — спросил Мэл. — Это Ториус, вернее его проекция. Сам он сидит в одной из двух огромных башен, которые уходят в небо. Ты ведь видел их, да?

 — Видел, — ответил я. — А почему их две, если император один.

 — На это, друг мой, я тебе не отвечу. Никто этого не знает.

Я присмотрелся к джокеру, в смысле к Ториусу. Получше его рассмотрев, я действительно узнал себя. Несколько искажённо, но это был я.

 — Какой я жуткий в этом мире, не находите?

 — Жуткая внешность не самое плохое. Он может уничтожить всё.

 — Да, да, и мы должны его остановить. Это я уже слышал.

В кабинет вошёл Серёжа. Ну вот, все в сборе.

6

Учили меня на протяжении всего дня. Даже Серёже показали некоторые азы. Радости его не было предела. Да любой человек на планете хотел бы научиться магии. Я практически уверен, что даже ты, мой читатель, был бы не прочь научиться метать огненные шары и делать себе сладкую вату, не правда ли?

 — У тебя неплохо получается, — сказал Серёжа.

 — Ты тоже будешь этим заниматься, я тебе обещаю, — сказал я.

 — Поменьше разговоров, — вмешался Мэл, — продолжайте тренироваться.

Так мы и делали, пока вся лаборатория не загорелась красным светом. Запищала сигнализация, а после этого монотонный голос из ниоткуда сказал: «Тревога. Второй уровень опасности».

Сказал он это три раза, после чего сигнализация снова заревела своим мерзким звуком, режущим уши. Вместе с ней я слышал взрывы.

Мы побежали по коридору к главному холлу и обнаружили несколько людей в железных костюмах. Они взрывали всё вокруг при помощи взмахов рук. Один огненный шар пролетел мимо меня и попал в Мора, который отлетел на несколько метров и врезался в стену, потеряв сознание. Мэл что-то кричал нам, но я не мог разобрать ни слова. Чёртова сигналка. Я материализовал парочку ледяных шаров и кинул их в «железяк», но в цель попал лишь один. Пока я метал третий, кто-то порезал мою ногу. Я почувствовал острую боль и вскрикнул, но крик никто не услышал из-за сигнализации. Рана была неглубокая, но сильно кровоточила. Мэл спас меня от следующего нападающего с электрическим посохом, так что помимо пореза я мог ещё схлопотать и электрический удар. Мими отбивалась в стороне от нас и прикрывала Серёжу, который пытался метать огненные шары, но у него получались лишь среднего размера яблоки, одно из которых хорошенько прилетело в глаз одному из нападавших. Мор по-прежнему был без сознания, но, скорее всего, жив.

Кто-то создал гоблина с клинками, который ранил Мэла в плечо и побежал ко мне, но я успел его разрубить пополам большим мечом, который появился в моей руке, после чего, и гоблин, и меч расщепились на атомы. Я начал понимать, о какой силе Ториуса говорил Мэл.

7

Бой закончился. Врагов было всего четверо, но это не помешало им ранить Мора, меня, Мэла, убить двух рационалов, которые пришли к нам на помощь.

 — С тобой всё в порядке? — спросил меня Мэл.

 — Я в норме, идите лучше к Мору.

Мор был жив, но хорошо ударился головой и пока ничего не соображал. Моя нога болела и до сих пор кровоточила, а бинта рядом не оказалось.

 — Как в вашем мире с хирургами? — спросил я.

 — На уровне, — ответил дед в зелёном балахоне и посмотрел на мою ногу, рана на которой затянулась в считанные секунды. — Техномагия и на такое способна, — сказал он и улыбнулся. — Меня зовут Меркури, я местный медик. — Но похож он был на шамана из деревни. У него была длинная седая борода, а на каждом пальце обеих рук блестели перстни с разными знаками. — Здесь лекарства нужны только людям, не владеющим техномагией.

Огромный скачок в медицине, который намного облегчил бы жизнь в моём мире, где всё лечат традиционным методом, а именно: таблетками, бинтами, йодом и операциями.

 — Мэл, — сказал Меркури, — Эти четверо — только начало. Наверху их становится всё больше. Мы должны быть готовы.

 — Маркус в курсе?

 — Он знает и беспокоится за нас.

 — Мы почти готовы, — сказал Мэл, но в его словах я услышал нотки неуверенности. Видимо, он ожидал нападения намного позже.

Глава 3: Борьба

1

Я, Мэл, Мими, Мор, Серёжа, Меркури и ещё много народу собралось в небольшом зале. Перед нами стоял Маркус и говорил о текущей ситуации. Говорил он много, но по делу, сказал лишь то, что надвигается война.

 — У нас очень мало времени, — продолжал он. — Готовьтесь к бою и не занимайтесь чушью.

Сказал он это, как будто мы целыми днями сидели у телевизора и щёлкали семечки.

 — Передовые войска готовы, что на счёт Игоря, Мэл?

 — Готов, — ответил Мэл.

К чему готов? Они что, хотят меня кинуть прямо в эпицентр бойни только потому, что я могу овладеть техномагией лучше и быстрее других? Звучит как бред, или как преднамеренное убийство.

 — Хорошо, — сказал Маркус. — Системам безопасности даю полный карт-бланш, лишь бы выдержать нападение.

Несколько рационалов кивнули в ответ и записали что-то.

 — Помните, на кону стоит не только мир, который мы создали, но и наш с вами.

 — О каком мире он говорит? — спросил я шёпотом Мэла, но он лишь приставил свой палец к губам и отвернулся.

Что ещё за мир. Мэл тоже упоминал о нём не раз, но всё этим и ограничилось.

На этом Маркус замолчал и удалился из зала, оставив остальных делать выводы.

В ушах шумит, а перед глазами кровь. Рядом лежит Мэл и смотрит на меня потухшими глазами.

 — Мэээээл. Очнись, Мэл. — я подполз к нему и взял на руки. Голова свисала и кровоточила. Я положил тело и закрыл ему глаза. — Спи спокойно.

Слева я увидел верхнюю часть Серёжи. Где его ноги я не знаю. Кишки были разбросаны повсюду. Его уже не спасти. Это я виноват, я втянул его в это.

Я не чувствую рук, а в голове мутит. Я иду вперёд по обломкам и вижу ещё несколько тел. Я иду по телам, которых становится всё больше, как вдруг слышу голос.

 — Я знал, что мы встретимся, — сказал он. — Посмотри на меня. Посмотриииии!

Я посмотрел на него и не увидел ни горящих глаз, ни жуткой ухмылки. Я увидел обыкновенного себя.

2

Я проснулся весь в поту. Понятия не имею, сны это или видения. В любом случае, это ненормально.

Весь следующий день я провёл за изучением техномагии и всё-таки уговорил Мэла взять Серёжу на обучение.

 — Да он ещё прикроет мне спину, — сказал я.

 — Время покажет, — сказал Мэл.

У Серёжи тоже получалось неплохо, и мы решили научить его медицине и пригласили Меркури, который с радостью взялся за обучение.

Я метал огненные и ледяные шары, материализовывал клинки и мечи, а Серёжа залечивал раны и ссадины, которые меня очень любили. Мы были отличной командой.

 — Вы хорошо поработали, — сказал Мор и подмигнул мне. Лучше бы Мими подмигнула, хотя нет, меня до сих пор не отпускала мысль о пробирке. Мэл тоже был доволен, но никак не показывал этого, держался камнем.

Вчера снова было нападение, но «железяки» не прорвали контур и их обезвредили ещё на подходе. На этот раз их было около пятнадцати, и они устроили целое «Фаершоу», на которое я не успел посмотреть.

 — Держу пари, завтра их придёт ещё больше, — сказал я.

 — Маркус говорит, что надо напасть первыми и застать их врасплох, — сказал Мэл, — поэтому не удивляйтесь, если вас разбудят среди ночи.

Я не удивлялся уже практически ничему и был готов к битве. Главное, чтобы Серёжа прикрыл спину, а там прорвёмся. Мор и Мими тоже так считали.

3

В ушах шумит, а перед глазами кровь. Рядом лежит Мэл и смотрит на меня потухшими глазами.

 — Мэээээл. Очнись, Мэл. — я подполз к нему и взял на руки. Голова свисала и кровоточила. Я положил тело и закрыл ему глаза. — Спи спокойно.

Слева я увидел верхнюю часть Серёжи. Где его ноги я не знаю. Кишки были разбросаны повсюду. Его уже не спасти. Это я виноват, я втянул его в это.

Я не чувствую рук, а в голове мутит. Я иду вперёд по обломкам и вижу ещё несколько тел. Здесь и Мор, и Мими, и Меркури, и Маркус. Я иду по телам, которых становится всё больше, как вдруг слышу голос.

 — Я знал, что мы встретимся, — сказал он. — Посмотри на себя. Посмотриииии!

 — Что ты наделал? — спросил я.

 — Я тут ни при чём. Это всё ты, — сказал он и протянул мне зеркало.

В зеркале я увидел лицо с горящими глазами и жуткой ухмылкой.

Разбудил меня Мэл, как он и говорил, ночью.

 — Одевайся и иди в главный холл, я буду тебя там ждать.

Сна не было ни в одном глазу, ведь я понимал, что настал час «икс». Я быстро оделся и побежал в главный холл. Через минуту прибежали Мор и Мими. Они «не разлей вода», всегда вместе. Прибежал и Серёжа, застёгивающий на бегу ремень. Выглядел он очень заспанно, заспаннее остальных.

Передовая группа уже была на месте. По коридору прошёл Маркус и попросил тишины. Все замолчали и посмотрели на него. Он сказал лишь четыре слова, после которых все разбежались к выходам. Теми словами были: — Вы всё знаете. Вперёд.

4

Мы выбежали на поверхность, на которой уже развивался нешуточный бой. Все кричали и бегали. Вокруг взрывались флаймобили. Рядом с нами замертво упал один из рационалов.

 — Мы должны попасть в ту башню, — сказал Мэл. — Забирайтесь на флайборды и полетели.

Флайборды были встроены в наши костюмы, те самые, которые я назвал простыми, во время первой встречи с Мэлом. Представляли они из себя бронекостюмы из тонкой, но очень прочной чёрной ткани. На подошве ботинок имелись смягчители, которые включались при приземлении. В рукава встроены выдвигающиеся клинки, на случай, если техномагию не получится использовать. Завершал всё разъём для флайборда, который был расположен на спине. В мире техномагии, много наворотов ни к чему.

Мы сели на свои флайборды и взмыли вверх. Пока летели, в одного из нас попал снаряд. На этот раз «счастливчиком» оказался Серёжа, который камнем полетел вниз, светясь огнём. Мэл тут же исчез в его направлении и через минуту снова появился на горизонте, вместе с Серёжей. Они летели на одном флайборде.

Мы подлетели к одной из башен. Верхушку, я по-прежнему не видел, она скрывалась в облаках.

 — А как понять, в какую башню нам нужно? — спросил я

 — Это надо почувствовать, — сказал Мэл. — Помнишь, что я тебе рассказывал про Ториуса? Почувствуй энергию его ауры. Для этого нужно время, сосредоточься. Все сосредоточьтесь!

Все слезли со своих флайбордов, замолчали и закрыли глаза. Мне же это не потребовалось. Энергетику я почувствовал, ещё когда мы подлетали к башне, но она исходила от другой башни.

 — Полетели, — сказал я, запрыгнув на флайборд, но, не успев взлететь, я упал, почувствовав боль в груди. В меня попал электрический шар, и это, поверьте мне, ощущение не из приятных. Я ударил в ответ «железяку» ледяным шаром прямо по голове, которая разлетелась на кусочки и окрасила периметр.

Мы полетели к другой башне. В этот раз без приключений. Энергия была здесь сильнее, и я почувствовал помутнение в голове, как в тот раз, при виде фотографии. Меня мутило, а из носа шла кровь.

Мы вошли в башню, но там было тихо. Как будто существовало два мира: по ту сторону башни, где шла война, и здесь, тишина и спокойствие. Мёртвая тишина. Причём в буквальном смысле слова, ведь вокруг были разбросаны десятки или сотни тел. Я даже слышал своё неровное дыхание и биение сердца. Эта тишина давила, а кровь из носа потекла интенсивнее.

Не помню, как мы поднялись, потому что по лестнице мы не шли, а сразу оказались на самой вершине башни. Перед нами стоял трон. Он был зеркальным, как и весь зал. Вокруг, как и внизу, были разбросаны трупы. Они лежали целыми горами. Я услышал гул в голове, который усиливался с каждой секундой. Я его слышал, пока не потерял сознание.

5

В ушах шумит, а перед глазами кровь. Рядом лежит Мэл и смотрит на меня потухшими глазами.

 — Мэээээл. Очнись, Мэл. — я подполз к нему и взял на руки. Голова свисала и кровоточила. Я положил тело и закрыл ему глаза. — Спи спокойно.

Слева я увидел верхнюю часть Серёжи. Где его ноги, я не знал. Кишки были разбросаны повсюду. Его уже не спасти. Это я виноват, я втянул его в это.

Я не чувствую рук, а в голове мутит. Я иду вперёд по обломкам и вижу ещё несколько тел. Здесь и Мор, и Мими, и Меркури, и Маркус. Я иду по этим телам, которых становится всё больше, как вдруг слышу голос.

 — Я знал, что мы встретимся, — сказал он. — Посмотри на себя. Посмотриииии!

Я посмотрел на себя, но увидел лишь свой чёрный костюм на фоне трупов.

 — Что ты наделал? — спросил я.

 — Я тут ни при чём. Это всё ты, — сказал он и повернул меня к стене.

В отражении я увидел себя в железном костюме, и Ториуса — в чёрном. Его глаза не горели, а рот был обычным, в отличие от меня.

 — Ты пытаешься меня запутать, — сказал я шёпотом. — Ты их всех убил.

 — Однако, весь в крови ты, а не я. — Он подошёл ближе. — Ты когда-нибудь думал, откуда ты взялся?

 — Из утробы матери, — ответил я тихим голосом.

 — Нет, ты взялся отсюда, — он раскинул руки и обернулся на триста шестьдесят градусов. — Весь твой мир, лишь выдумка этих жалких рационалов. Твой мир не настоящий. Ты живёшь в мире, созданном в этом мире, понимаешь? Без этого мира, твоего тоже не будет.

Он постоянно дёргал головой, отчего был похож на куклу-чревовещателя. Все его движения были резкими, я бы даже сказал — острыми.

 — Это не даёт тебе права убивать людей.

 — Да каких людей? Посмотри на них. Жалкие людишки и рационалы, которые вообще не люди. Напичкали себя искусственным интеллектом и радуются. Они нам не нужны. Мы можем создать новый мир. Посмотри на ту башню, видишь, вон там, вдалеке?

Я её, конечно же, видел. Мы прилетели оттуда.

 — Она стоит для тебя, — сказал он. — Мы вместе будем творить великие дела. — Сказав это, он подбежал к окну и уставился в него.

 — Почему я?

Ториус подбежал вплотную ко мне.

 — В тебе есть тот же ген, что и во мне, а значит, ты такой же, как я, наделён безграничной силой. — Наши лица отделял лишь жалкий сантиметр. — Ты мой достойный союзник, таких больше нет. Ну, а во-вторых, — отвернулся он, — у тебя нет выбора, так как оба мира скоро канут в лету.

Я посмотрел в окно и не увидел ничего, кроме воды, которая медленно поднималась.

 — Не обращай внимания. Хождения людей и рационалов из мира в мир породило катаклизмы, что привело к потопу. Но ты не переживай, башня высокая, ей ничего не грозит.

Он ходил из стороны в сторону. — Знаешь, чем мы похожи? — Я не ответил. — Мы с тобой, оба люди. Мы можем чувствовать и испытывать эмоции, — в это время у него в руке появилась яркая роза, которая завяла в мгновение ока и осыпалась. Даже цветку он был не по душе.

Как бы это не прозвучало, но в этот момент я пустил слезу. Очень вовремя.

 — Я тебе не друг, — сказал я.

 — И что ты будешь делать? Будешь драться с Богом?

 — Ты не Бог, — сквозь зубы сказал я, — И даже не человек. Мы с тобой совсем не похожи. У тебя нет ни сердца, ни души! — прокричал я и воткнул ему в грудь клинок, который появился из моего рукава.

Сердце у него на самом деле было, и кровь была. С виду он был похож на человека, но внутри он сухарь, который на самом деле не может ничего чувствовать. Он постоял немного, а затем упал. Его глаза горели, а лицо искажала злобная ухмылка.

Эпилог

Что чувствует человек, потерявший всё? Злобу? Отчаяние? А может быть апатию? За окном вода и трупы, дым и кровь. Всё это окружает абсолютная тишина, которая звучит громче взрыва самой огромной бомбы в мире.

Я смотрю вокруг и испытываю целый спектр эмоций, которые пытаются вырваться из меня бурным потоком, и залить всё своими яркими красками.

Я чувствую радость от победы над врагом и горечь от потери друзей. Я чувствую любовь к жизни и ненависть к войне.

Я чувствую своё сердце.

Читайте ИА «Удмуртия»:


100 в 1

Финансовая группа Finbridge с 2019 года привлекает средства частных инвесторов, предлагая им разместить вклад от 1,5 млн рублей на срок от 1 года под 18-21% годовых.

Глава ФАС России Игорь Артемьев провел переговоры со вновь назначенным Министром экономики Азербайджанской Республики Микаилом Джаббаровым

Ассоциация российских банков и Федеральный научно-исследовательский центр Российской академии наук (ФНИСЦ РАН) завершили социологическое исследование «О насущных проблемах нашей жизни и взаимодействии регуляторов, бизнеса и граждан».

Роспотребнадзор регулярно предлагает рекомендации, как обеспечивать поступление необходимых питательных веществ, чтобы оставаться здоровым и предупреждать хронические заболевания. В рамках национального проекта «Здоровое питание» Роспотребнадзор поддерживает внедрение принципов правильного питания во все сферы жизни людей, а также в образовательные программы для взрослых и детей.

С 21 октября по 31 октября 2019 года РУМЦ ВятГУ проводит обучение по дополнительной профессиональной программе «Организационные и психолого-педагогические основы инклюзивного высшего образования» для руководителей структурных подразделений, профессорско-преподавательского и учебно-вспомогательного состава вузов Российской Федерации по вопросам обучения и социально-психологического сопровождения обучающихся с инвалидностью.

«Эксперт Бизнес-Решения» представляет ежегодный рэнкинг оценочных организаций по итогам 2018 года, который традиционно включает рэнкинг делового потенциала российских оценочных компаний и групп, крупнейших российских компаний и групп, а также субрэнкинги.

Наверх
Вниз