Ижевск+17 °C
18 августа 2019 Воскресенье
16+

Игорь Шаймарданов: «Моя профессия – театральный художник»

  • 6930
  • 0
Ижевск / Удмуртия
Игорь Шаймарданов: «Моя профессия – театральный художник»
Фото: Руслан Нуриахметов

- Понятное дело, что все это просто, все это примитивно, и нельзя вам выходить на сцену, потому что вы все сейчас покажете-расскажете, и зритель скажет: «Ёлки-палки, ну что это такое, это разве театр?» Да, это театр. И такой театр может быть. Необязательно это тонны крашеных декораций, тонны крашеных тряпок каких-то, какие-то бутафорские огурцы-деревья-апельсины-персики и прочее. Хотя и это тоже имеет право быть!

Игорь Шаймарданов в Ижевске рассказал о профессии театрального художника


ДОСЬЕ

Игорь Шаймарданов, художник-постановщик. Родился в 1964 году в г. Камбарка, Удмуртия. Закончил Санкт-Петербургскую Академию Театрального Искусства. С 1995 года работает как театральный художник. Оформил около 30 спектаклей. Провел более 40 персональных выставок. Работает в жанре традиционной сюжетной живописи и графики. Член Союза художников России. Член Союза театральных деятелей России. Живет и работает в Санкт-Петербурге.

- С ижевским театром «Молодой человек» я сейчас работаю над спектаклем по рассказу Чехова «Огни». Это не первая моя работа и, надеюсь, не последняя в этом театре. С театром «Молодой человек» я знаком уже, наверное, лет 30 как. Работал у них, может быть над 10 или 12 спектаклями. Мы с ними давно дружим, я надеюсь, что мы понимаем друг друга. Творческие интересы у нас одни, они сходятся. 

Что это значит? Это значит, что и актеры, и художник, и режиссер – мы думаем в одном направлении, а это дорогого стоит: виды на искусство, виды на творчество, виды на предназначение человека в искусстве, художника, - у нас очень схожи. 

Художник в театре организует пространство, помогает актерам жить на сцене: удобно, комфортно и … убедительно. Вот главная задача – не сделать красивую картинку, а, чтобы актер «жил» в пространстве, созданном художником. Не красиво покрасить кулисы и задник и точно попасть по цвету к костюмам – не это главное. Главное - чтобы художника не было заметно на сцене. Чтобы он был, и в то же время, чтобы его не было.

Сценография – это не иллюстрация концепции режиссера или драматурга. Это параллельное творчество, наверное. Параллельное, но в одном и том же направлении, еще раз повторюсь. Это правда очень сложная задача. Взять то, что вы сейчас видели на сцене: казалось бы, там ничего нету – какие-то палки торчат, какие-то веревки натянуты, но надо это организовать так, чтобы эти палки и веревки создали среду или атмосферу – настроение, в конце концов!

Вот сейчас вы там видели на сцене, во время репетиции, – на горизонте натянута обыкновенная новогодняя гирлянда. Я не знаю, вы это видите или нет, но я это вижу как огни на дамбе. Вот если чуть-чуть включить воображение, то ты через минуту забываешь о том, что это новогодняя гирлянда, и ты воспринимаешь это как черное небо и черная вода. Вот это чудо театра и загадка театра.

Вот в чем ответ: любой спектакль, любой драматургический материал может быть решен в любом ключе. Что мы сейчас и видим. Любого Островского, там, - «Грозу», «Бесприданницу» - ставят так, что ты думаешь, что это такое вообще, куда я пришел, куда я попал и где мои вещи? Можно так поставить, да, когда там все непонятно какой ориентации; непонятно, кто с кем целуется, кто с кем живет. Ну это больной вопрос у всех, причем, уже лет пятьдесят это больной вопрос, оставим его на рассмотрение больным людям.

Этот спектакль («Огни», по рассказу А.П. Чехова, в постановке театра «Молодой человек», над которым сейчас работает И. Шаймарданов – прим. ред.) тоже можно было решить как угодно. Можно было решить в живописных декорациях, можно было сделать а-ля 60-е годы – в этом ничего плохого нет, но главное – как сделать. Чтобы это было «в стиле 60-х годов». Не делать 60-е годы буквально – вытаскивать этот нафталин – что часто происходит в театрах и сейчас, особенно провинциальных, про Ижевск ничего не хочу сказать. Просто бывают такие театры, которые считают, что это нормально, это классно, это круто. И эти художники еще живы, они убеждены, что так и надо делать, но они не понимают, что время-то 2020-й уже. Можно делать в стиле 70-х, 50-х, 30-х, но надо сделать это так убедительно, так стилизовать под это, чтобы это уже было жанром. И этот спектакль можно было решить в стиле 60-х годов, в стиле, там, Малого театра – можно было легко. Но так как я работаю конкретно с этим театром, с этим режиссером, я знаю их виды на театр – конечно же, я такое даже и предлагать не стал. Здесь задача не делать эпоху. Вот спрашивали меня, будет ли эпоха? Будет - косвенно, вскользь. Но это не главное. Главное – с чем человек живет, с чем актер выходит на сцену. И что он может сказать зрителю.

Моя судьба вообще очень любопытная и странная: я окончил, как положено, художественную школу, художественное училище, хотел ехать в академию художеств, как все выпускники училищ художественных, - думал, сейчас поеду поступлю, но меня забрали в армию. Я честно отслужил, обиженный на всю Россию, на весь Советский Союз, что меня в армию забрали (а я хотел в Академию художеств поступать). Но, на счастье, я в армии встретился с человеком, который окончил театральный институт – режиссуру. А надо сказать, что до этого я хотел быть и архитектором, и художником по интерьеру, и модельером, и я не знал о существовании профессии художника-сценографа. И этот мой сослуживец говорит: «Так есть такая профессия «театральный художник» - она включает в себя все: и быть инженером, и быть модельером, и знать литературу, знать пространство, композицию и перспективу, и живописью заниматься – рисовать. То есть, одна профессия включает в себя все».

Я вам скажу другое: театральный художник может то, что не всякий живописец и график сделает. И тем более монументалист-дизайнер. То есть, эта профессия настолько всеобъемлющая, и в ней столько поворотов, творческого действия, что я до сих пор удивляюсь. Своей профессии! Она не дает спать и не дает останавливаться. Идите все в сценографы – это удивительная профессия! (улыбается).

Читайте ИА «Удмуртия»:

Наши партнеры

Наверх
Вниз