Пилот первого класса Григорий Бредов: «15 тысяч часов в небе и 40 лет на любимой работе»

  • 3000
  • 0
Ижевск / Удмуртия
Пилот первого класса Григорий Бредов: «15 тысяч часов в небе и 40 лет на любимой работе»
Фото: Руслан Нуриахметов

Ежегодно 9 февраля в России свой профессиональный праздник – День гражданской авиации, – отмечают пилоты, бортпроводники, технические и другие специалисты, благодаря которым в небо каждый день поднимаются самолеты, объединяя города и страны.

О дубовых листьях на фуражке командира воздушного судна, суевериях, «бобиках» и «тушках», а также о многом другом в беседе с корреспондентом информационного агентства «Удмуртия» рассказал пилот первого класса, Отличник Аэрофлота, ветеран труда, летный директор АО «Ижавиа» Григорий Бредов. В гражданской авиации он уже 40 лет.

Интервью с пилотом первого класса из Ижевска


«Заболел» небом

Григорий Юрьевич Бредов родился в семье летчика. Его отец посвятил гражданской авиации 35 лет, командовал эскадрильей в Баку.

Мне не оставалось другого выбора, как пойти в эту профессию. Заболел небом
Григорий Бредов, летный директор АО «Ижавиа», ветеран труда, Отличник Аэрофлота, пилот первого класса

После первой неудачной попытки поступления в Краснокутское летное училище в Саратовской области работал электриком в аэропорту. Но уже на следующий год удача улыбнулась. Отучившись, заочно поступил в институт в Киеве. С тех пор и работает по профессии. В Ижевске Григорий Юрьевич живет и трудится с 1990 года. Находился за штурвалом пассажирских самолетов семи видов: Ту-134, Як-42, Ан-2, Як-18 и др. Летную деятельность завершил пять лет назад. В нынешней должности занимается руководством и организацией авиационно-технической базы, летного состава, в который входят командиры воздушных кораблей, вторые пилоты, бортмеханики, члены эскадрильи, бортпроводники – всего более 200 человек.

Григорий Бредов находился в небе 15 тыс. часов – это почти два года

 В прошлом году стало известно, что у авиакомпании, в которой вы трудитесь, появится боинг. Пилоты уже прошли программу переобучения с Як-42. С чего в свое время начался ваш путь по освоению «железных птиц»?

– С Ан-2 – это маленький самолет, «кукурузник», как его в народе называют. Стал командиром, переучился на второго пилота Ан-24. Летал года три, стал первым пилотом. Спустя время перешел на Ту-134. Полетал в качестве второго пилота, возглавил экипаж. Перешел на более тяжелый самолет Як-42. А сейчас ребята заканчивают училище, и сразу на боинг хотят. Ну а как же житейский опыт? Переобучающихся пилотов нашей авиакомпании мы отбирали со знанием английского, потому что вся документация на языке производителя. Знание английского – это необходимое условие.

 Вспомните первое ощущение, когда совершили долгожданный самостоятельный полет на гражданском судне?

– На тебе жизнь пассажиров, ты в ответе за людей, кроме тебя в сложной ситуации никто ничего не сделает. Только ты. Огромная ответственность, но и огромная радость, что ты добился чего-то. Ощущения непередаваемые.

 Посещало ли вас чувство страха во время полета?

– Естественно, страх бывает, но летчиков очень долго готовят, в частности, к выполнению обязанностей в качестве командира воздушного судна. Психологическая устойчивость должна быть, знание. Летчик для этого и готовится, чтобы не то что чувство страха, а чувство опасности было. Как выходить из этих ситуаций, В идеале должны быть готовы к тому, чтоб не попадать в эти ситуации. Пилот должен лететь не слева или справа, а впереди на два метра, предвидеть всю ситуацию. И гололед бывает, и грозы, и шторм, низкая видимость, туманы. Самолет – не автомобиль, в воздухе не остановишь. Надо принимать грамотное решение, вовремя уйти на запасной аэродром, проанализировать погоду. У командира воздушного судна на фуражке дубовые листья – символ мудрости. То есть, если на головном уборе дубы, это – командир судна, а второй пилот пока еще молодой, пока еще без дубовых листьев (смеется).

Знаменитых пассажиров было немало. Так, на Ан-24 возили Софию Ротару. Еще из селебрити: Валерия, Филипп Киркоров, Михаил Шуфутинский и др. Бурановские бабушки, после того, как заняли второе место на «Евровидении» в 2012 году, устроили мини-концерт прямо в самолете. До пандемии возили много артистов

Об аплодисментах, секрете успеха, обязательных «ритуалах»

– Что происходит в кабине пилотов в тот момент, когда все пассажиры заняли свои места?

– Производится подготовка кабины к полету. Включаются все необходимые тумблеры, настраиваются приборы. Бортпроводник докладывает, что дверь закрыта, в кабине начинается читка контрольных листов. Как молитва для каждого пилота – неукоснительное соблюдение контрольных карт. Они расписаны по этапам: перед запуском двигателя, после запуска двигателя, перед началом выруливания самолета со стоянки. Это все карается очень строго, если пропуск идет. Потому что это все записывается на магнитофон. прослушивается, и делаются выводы.

–  Слышат ли пилоты аплодисменты после посадки самолета?

– Когда таксист вас довозит, вы же не хлопаете. Парикмахер постриг, вы тоже не хлопаете. Это просто работа. Да, бывает приятно, может быть. Но в кабине не слышно. Если не кричат: «Браво!», то нет.

– Приходилось ли во время полета ориентироваться по звездам?

– По звездам нет. У нас без звезд много приборов: автоматические радиокомплексы, спутниковые системы. В небе тоже дороги есть, нельзя лететь, куда хочешь. Существует ширина трассы. А по звездам? Не корабли ведь в океане.

 Какие приметы и суеверия есть в гражданской авиации?

– Многие пилоты перед полетом разговаривают с судном, поглаживают его. У каждого, наверное, свои. Я тоже в свое время гладил самолет, но это было больше связано с тем, что на Ту-134 в такую погоду командир должен проверить состояние крыла – не обледенело ли оно, тактильно пощупать. Бывает, что лед не видно, а он есть.

- И профессиональный сленг, наверняка, тоже имеется?

– Самолет Ту-134 – «тушкан», «тушка». Кто-то Ан-24 называет «фантомас», потому что звук от него такой идет, ревет. Як-40 – «окурок», Як-42 «баклажаном» называют. Ту-154 – «большая тушка», боинги – «бобики», аэробусы – «арбузы». Машину ассенизаторскую МА-7 «Машкой» называют. Сидим в кабине: «Машку вызови!» (смеется).

 Реальность такова, что в современном мире уже существуют машины, поезда на автопилоте. Заменят ли роботы людей в гражданской авиации?

– На наш век хватит, это точно. Я думаю, что никогда роботы не заменят людей. Машина на автопилоте – ясно, остановился и все. В воздухе не остановишься. Как бы не была надежна техника, все равно обязательно присутствие человека, принятие решений. Есть искусственный интеллект, он действует по определенному алгоритму. А летчик, командир воздушного судна, должен принимать решения для спасения жизни пассажиров.

 У вас есть личный секрет успеха?

– Летчик всегда должен быть в хорошей физической форме. Несмотря на то, что летную деятельность я прекратил уже несколько лет назад, по-прежнему просыпаюсь в 5:30, выполняю комплекс упражнений: 30 раз за минуту отжаться, еще 30 - подтянуться. А в профессии залог успеха - слаженный, слетанный экипаж. Надо быть немного фанатом. Когда любишь работу, идешь на нее с удовольствием. Я 40 лет хожу с удовольствием. Я – счастливый человек.

Читайте ИА «Удмуртия»:


Наверх
Вниз