35 лет со дня теракта в Сарапуле: безопасность в школах Удмуртии сегодня

  • 4804
  • 0
Сарапул / Удмуртия
35 лет со дня теракта в Сарапуле: безопасность в школах Удмуртии сегодня
Фото: sch641uv.mskobr.ru

В преддверии годовщины теракта в сарапульской школе № 12 ИА «Удмуртия» выяснило, как устроена система безопасности в школах сегодня.

Как это было... 

35 лет назад, 17 декабря 1981 года, в Сарапуле произошел первый в истории СССР вооруженный захват детей. Два солдата советской армии, дезертировав из войсковой части № 13977, вошли в школу № 12, свободно миновав вахту. Зайдя в 10 «В» класс, они потребовали от учителя биологии беседы с ребятами. Поводом стала пропажа боеприпасов.

У 10 «В» шел последний, шестой, урок. После того, как педагог покинула класс, дверь кабинета закрылась. Весь ужас дети осознали после предупредительных выстрелов террористов, раздавшихся в ответ на настойчивый стук в дверь директора. Последующие 16 часов дети провели наедине с преступниками.

Фото: архив
Ученики 10 «В» класса. Фото: архив ©

Уроженец Казахстана Ахметжан Колпакбаев и житель Челябинской области Александр Мельников выдвинули свои требования: самолет до США и право свободного выезда. Переговоры с преступниками вел капитан КГБ Владимир Орехов.

В процессе общения удалось убедить дезертиров отпустить девочек и подождать, пока уладят формальности с документами, необходимыми для жизни за границей. В классе с террористами остались семь учеников. Дезертиры сидели за учительским столом, наведя на них автоматы.

К этому времени в Ижевск прилетела группа «А» (спецподразделение «Альфа») Седьмого Управления КГБ СССР, направленная Юрием Андроповым. По дороге в Сарапул они изучили план школы и по приезду уже были готовы произвести захват.

Около 12 ночи по школьному радио руководитель республиканского управления КГБ СССР Борис Соловьев объявил террористам, что все документы готовы, и попросил отпустить детей. С преступниками оставался Владимир Орехов, согласившийся выступить в роли «живого щита». Умело воспользовавшись растерянностью террористов, он предложил принести загранпаспорта и вышел из школьного класса, оставив захватчиков одних. Группе «Альфа» оставалось только взять дезертиров. Захват занял несколько секунд.

Ахметжану Колпакбаеву назначили наказание сроком на 13 лет, Александру Мельникову — 8.

Фото: архив
Дезертиры сидели за учительским столом, наведя на школьников автоматы. Фото: архив ©

В последние годы «теракт» перестало быть иностранным словом с непонятным значением. Российские власти, озабоченные желанием максимально обезопасить население, разработали указы, законы, назначили ответственных лиц и создали специальные подразделения, которые занимаются безопасностью жителей страны.

Никого в школах уже не удивляет ни наличие охранника на вахте вместо прежних старушек, ни тревожная кнопка, ни турникеты или видеокамеры. Все знают, что эти меры созданы для того, чтобы родители не переживали за детей, пока они находятся в учебном заведении.

Попробуем сравнить картину 35-летней давности с тем, как организованы меры безопасности в учебных заведениях в наше время. Воскресим события 17 декабря 1981 года.

Встреча с участником освобождения заложников в сарапульской школе


Свободный доступ

1. Дезертиры вошли в учебное заведение, легко миновали вахту и поднялись в школьный кабинет.

Ни вахтерша, ни дежурные, ни даже встреченный по пути директор не потребовали солдат сдать оружие.

Андрей Гоголев, нынешний директор школы № 12 в Сарапуле, в то время и сам был учеником 10 класса, только учился в другой части города.

«Можно ли было что-то тогда сделать? Я думаю, что можно, но мне трудно сейчас судить. Воинские части активно со школами сотрудничали: (военнослужащие — ред.) приходили на классный час или 23 февраля. Конечно, нонсенс, что они с автоматами в школу зашли. Это должно было сразу насторожить», — рассказал Андрей Гоголев.

Однако он сам признает, что смотрит на события тех лет через призму нашей реальности. Тогда солдаты ежедневно ходили с оружием из воинской части на свой пост мимо школы.

Сегодня в каждой школе должен быть минимальный набор для безопасности учащихся: охранный пост и тревожная кнопка.

«Посты физической охраны имеются во всех общеобразовательных школах, также все школы оборудованы либо системой видеонаблюдения, либо охранной сигнализацией. 75% объектов общего образования оборудованы кнопками экстренного вызова вневедомственной охраны», — отмечает начальник отдела по обеспечению деятельности антитеррористической комиссии Удмуртии Олег Кузнецов.

Школа № 12 в Сарапуле оснащена постом охраны, тревожной кнопкой и двумя видеокамерами. Вход в школу осуществляется строго по пропускам. Все посторонние проходят через пункт охраны, на котором с понедельника по субботу дежурит подготовленный сотрудник ЧОПа.

«Просто так проникнуть, я считаю, невозможно. Если посторонний человек предъявил паспорт, охранник обязан проверить его, записать данные, с какой целью пришел человек, и проводить его до места назначения», — добавил Андрей Гоголев.

В гуманитарно-юридическом лицее № 86 Ижевска камеры расположены и внутри школы, и снаружи: в холле, в зонах рекреации, в кабинетах, над местами, где вдоль стен мог бы скрыться злоумышленник. Изображение с камер выводится на мониторы в кабинете директора и на посту охраны.

Ученики тоже проходят в учебное заведение, предъявляя пропуска охраннику, который отвечает как за просмотр изображений с видеокамер, так и за тревожную кнопку.

В случае ЧП после нажатия тревожной кнопки сотрудники ЧОПа приезжают в течение 3–5 минут.

Надежда Заварзина, директор лицея, при этом допускает, что, несмотря на все меры безопасности, человеческий фактор может сыграть свою роль. «Человек вызывает доверие, может расположить к себе любыми способами», — пояснила она.

«Хорошо бы был единый пульт, чтобы картинки с каждой школы можно было смотреть в полиции. Вроде единой общегородской системы», — таким видит выход из положения директор сарапульской школы № 12.

Единая общегородская система позволила бы, по словам Андрея Гоголева, установить еще хотя бы две камеры в зонах рекреации и четыре камеры по наружному периметру.

«Такие камеры должны работать круглосуточно», — считает директор.

В Москве единая общегородская система видеонаблюдения начала работать в апреле 2012 года. Она дает возможность с центрального пульта городской системы видеонаблюдения видеть «картинку» с камер в школах и быстро реагировать в случае опасности. Единый центр хранения и обработки данных взаимодействует с полицией, МЧС, «скорой помощью» и другими службами. В рамках программы четыре камеры школам выдаются за счет бюджетных средств, еще четыре устанавливает ЧОП, охраняющий учебное заведение.

Это был первый теракт против детей

2. Капитан КГБ Владимир Орехов, участвовавший в переговорах с террористами, не имел четких инструкций и действовал по наитию.

Дезертиры пришли в данную школу не просто так, они искали конкретного ученика, сына своего командира, обучавшегося здесь в 10 классе. Но перепутали классы.

«Возможно, попали бы в нужный класс, все могло быть хуже», — допускает Андрей Гоголев.

После переклички, поняв свою ошибку, дезертиры, уже устроившие показательную стрельбу в ответ на требования директора открыть дверь кабинета, были вынуждены действовать в соответствии с развивающимися событиями. Поэтому выдвинули свой ультиматум, потребовав свободного выезда в Америку и средство передвижения до места назначения. И капитан Владимир Орехов начал переговоры, чтобы успокоить бдительность преступников и спасти детей.

По его словам, действовали тогда спецслужбы по наитию — такого опыта ни у кого не было, даже у членов спецподразделения «Альфа»:

Это был первый террористический акт, направленный против детей
Владимир Орехов

При контакте с дезертирами приходилось действовать, подобно саперам: каждый раз осторожно прощупывать реакцию захватчиков, опасаясь сделать что-то не так.

Фото: архив
Спецподразделение «Альфа». Фото: архив ©

«Работали, можно сказать, «с колес». Никаких «домашних заготовок» не было. Многие мероприятия проводились впервые. Все это накладывало на участников операции огромную ответственность, ведь ценой ошибки могли стать человеческие жизни», — отмечает начальник отдела по обеспечению деятельности антитеррористической комиссии Олег Кузнецов.

Для организации контртеррористических мероприятий был создан временный оперативный штаб, состоявший из сотрудников органов государственной безопасности, внутренних дел, противопожарной службы. Руководил операцией Борис Соловьев, возглавлявший в то время республиканское управление КГБ СССР.

«Сегодня алгоритм действий при захвате заложников четко определен», — говорит начальник отдела по обеспечению деятельности антитеррористической комиссии.

В Удмуртии, как и в остальных субъектах России, для проведения контртеррористических операций создан Оперативный штаб. Его состав и деятельность регламентируются федеральным законом № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 года и указом президента России № 116 «О мерах по противодействию терроризму» от 15 февраля 2006 года.

«Говорить подробно о порядке действий и задачах каждого из правоохранительных органов, участвующих в контртеррористических операциях, не представляется возможным, так как это является служебной тайной», — добавил Олег Кузнецов.

СПРАВКА

Основной задачей Оперативного штаба в повседневной жизни является организация и проведение антитеррористических учений. 
Например, в апреле этого года Оперативным штабом в Удмуртии проведено антитеррористическое учение в экономико-математическом лицее № 29. Отрабатывались действия должностных лиц различных ведомств по пресечению теракта, связанного с захватом заложников из числа учащихся школы. То есть фактически моделировалась ситуация, в какой-то мере аналогичная событиям 1981 года в Сарапуле, но уже на новом, современном уровне.  
В мероприятии приняли участие представители территориальных органов ФСБ, МВД, МЧС, ФСО, ФСИН, а также представители правительства Удмуртской Республики и администрации Ижевска. Подобные тренировки проводятся и администрациями школ 3–4 раза в год. 
В учениях принимают участие сотрудники разных ведомств, в том числе войск национальной гвардии, МЧС, МВД и т. д. Основная цель тренировок — отработка действий при совершении террористического акта.

Главными героями были школьники

3. Ни дети, ни родители не нарушали инструкций спецслужб, соблюдали дисциплину и не допускали вольностей.

Во время операции по освобождению заложников в сарапульской школе никто не пострадал. Это результат слаженной совместной работы сотрудников КГБ, милиции, отряда «Альфа» и самое главное — детей. «Я считаю, и говорю об этом искренне <…> - главными героями во всей этой ситуации были школьники», - говорит Владимир Орехов.

В 1981 году люди не знали, что такое теракт, не представляли, что кто-то может причинить зло детям в мирное время. СМИ не публиковали такие новости из внешнего мира, поэтому взятые в заложники дети не представляли до конца, что им грозит. Однако во всем слушались капитана Владимира Орехова, который призвал детей не самовольничать и не делать глупостей. Дети эпохи Советского Союза, взращенные комсомолом, знали, что такое дисциплина.

Бывшие в заложниках в сарапульской школе и Владимир Орехов до сих пор считают, что им повезло, что промашек в тот день было немного: стук в дверь директора, спровоцировавший террористов, и диалог с однополчанином солдат, которого привели по решению штаба руководителей спецоперации.

«Получив ультиматум от дезертиров, директор начал стучать в двери. Была перемена, в коридоре стоял шум, и он не расслышал приказа солдата отступить. Тогда раздались выстрелы», — вспоминает ученица 10 «В» класса школы № 12 Татьяна Смолина.

Фото: Михаил Шустов
Татьяна Шишкина и Татьяна Смолина учились в 10 В классе в 1981 году. Фото: Михаил Шустов ©

Речи однополчанина дезертиров, призванные успокоить террористов, оказали обратное действие, вызвав их раздражение.

Штаб спецоперации мгновенно реагировал на все проявления недовольства преступников и старался успокоить их взвинченные нервы. Было много грамотных действий. Владимир Орехов сумел войти в кабинет и договориться с захватчиками об освобождении девочек. Он смог разговорить террориста и завоевать доверие к себе. Сумел настоять на том, чтобы детей, которые ходили в туалет, возвращали обратно, хотя вначале и учителя, и некоторые представители спецслужб хотели их отвести в безопасное место. Владимир Орехов сомневается, что при таком решении исход был бы лучшим. Действия капитана способствовали тому, что захват сарапульской школы не стал первой трагедией с участием детей в Советском Союзе.

Кстати, после освобождения дети вернулись в школу уже через четыре часа. Не предусматривались ни беседы с психологом, ни каникулы, ни какие-либо реабилитационные мероприятия. Единственное, что напоминало детям о том страшном дне, по словам заложников, — седые волосы родителей.

Сложно представить, как бы повели себя дети нашей эпохи в подобной ситуации. Например, когда проводилась внеплановая тревога в 86-й школе, по словам директора, дети начали звонить и писать родителям, которые подняли панику.

Помнить уроки сарапульской школы

Несмотря на то, что современные системы безопасности все больше внедряются в школы, не все родители считают эти меры необходимыми. Так, по словам Андрея Гоголева, многие полагают, что вокруг безопасности в школах существует неоправданная истерия.

Безопасность в школах Ижевска


«Когда все это организовывалось, — а наша школа первая в городе организовала контрольно-пропускной пункт, — многие возмущались и даже сравнивали такой режим с тюремным», — поясняет он.

Не все готовы мириться с современными реалиями и необходимостью в повышенной безопасности детей. И причина не всегда упирается в финансовый вопрос. Надежда Заварзина отмечает, что и в лицее поначалу родители возмущались из-за запрета заходить с детьми на территорию школы, но потом привыкли.

Мама одной из учениц ижевской школы № 40 считает, что хоть жалоб на беспорядки в школе нет, родители недовольны чрезмерными ограничениями. «Родителям начальных классов особенно сложно, хотя бы их должны пускать внутрь. И первоклассникам, и даже ребятам постарше иногда требуется помощь, чтобы раздеться, переобуться, разложить вещи. В результате ограничений мы теряем вещи, путаем тетради с чужими», — говорит родительница.

В то же время, Надежда Заварзина рассказывает, что по результатам опроса родителей первоклассников именно безопасность нередко является решающим фактором при выборе школы.

Когда мы проводили тестирование будущих первоклассников, почему выбрали нашу школу, они пишут: безопасные подходы-подъезды, ограждения, наличие охраны и видеокамеры. То есть родители это ценят, они понимают, что это необходимость
Надежда Заварзина

Начальник отдела по обеспечению деятельности антитеррористической комиссии Олег Кузнецов отмечает, что, к сожалению, на сегодняшний день единый стандарт обеспечения безопасности школ в России не разработан. По его словам, это связано, в первую очередь, с неравномерным финансированием образовательных организаций. А разработка порядка посещения образовательных организаций посторонними лицами возложена на руководителей.

«В преддверии каждого учебного года проводится комиссионная проверка объектов образования, в том числе, с точки зрения обеспечения физической охраны и антитеррористической защищенности. В акте проверки в обязательном порядке указывается вид охраны, состав системы видеонаблюдения и наличие охранной сигнализации», — пояснил Олег Кузнецов.

По словам Владимира Орехова, за последние 10 лет в России было совершено более 120 терактов. Поэтому, считает он, нельзя забывать о том, что случилось в Удмуртии 35 лет назад: «Чтобы наши люди не забывали историю, чтобы были готовы к самым неожиданным поворотам судьбы».

Владимир Орехов хранит альбом, который сделали для него бывшие в заложниках десятиклассники спустя день или два после захвата. В нем школьники описывали, что они чувствовали, находясь в плену у террористов.

«Нельзя забывать хотя бы потому, что на своих ошибках все-таки учиться можно и нужно, если уж они есть, учиться на хорошем опыте», — подчеркнул он.

Читайте ИА «Удмуртия»:


Наверх
Вниз