Главный конструктор направления космического приборостроения Ижевского радиозавода: «Перспективы у нас неограниченные»

  • 2132
  • 0
Ижевск / Удмуртия
Главный конструктор направления космического приборостроения Ижевского радиозавода: «Перспективы у нас неограниченные»
Фото: Алексей Арзамасцев

12 апреля, во Всемирный день авиации и космонавтики, исполняется 60 лет первому полету человека в космос. Одним из ведущих предприятий Удмуртии, которое разрабатывает и производит аппаратуру в интересах ракетно-космической промышленности, является Ижевский радиозавод, основанный в 1958 году. В преддверии праздника корреспондент ИА «Удмуртия» побеседовала с главным конструктором направления космического приборостроения Ижевского радиозавода (ИРЗ), заслуженным конструктором Российской Федерации Владимиром Трофимовичем Феофилактовым.

Феофилактов Владимир.jpg
Фото: пресс-служба Ижевского радиозавода ©

Владимир Феофилактов работает на заводе с 1977 года. Прошел путь от инженера-конструктора до главного конструктора направления космического приборостроения. Побывал на всех космодромах, где есть участие российской стороны. Как член госкомиссии по разгонному блоку (РБ) «Фрегат» неоднократно участвовал в подготовках и пусках ракет-носителей «Союз» с РБ «Фрегат», оснащенных телеметрией производства ИРЗ, с космодромов «Байконур», «Плесецк» и «Куру».

- Вспомните, с чего началась история предприятия в разработке продукции для ракетно-космической отрасли?

- Ижевский радиозавод связан с космосом с 1962 года. «Российский научно-исследовательский институт космического приборостроения» (РНИИ КП), Москва, поручил Ижевскому радиозаводу изготавливать бортовые телеметрические системы. Предприятие выпускало в то время только радиоприемники. Но уже в конце 1962 года телеметрические системы были изготовлены, а с 1963 года запущено их серийное производство. Работали так: РНИИ КП разрабатывал, а мы изготавливали.

В 1992 году, с началом перестройки, в Москве нам сказали, что отныне они сами будут изготавливать по своим разработкам, и мы практически остались без работы. В начале 1996 года на ИРЗ был создан так называемый институт главных конструкторов. Я вошел в его первый состав, был назначен главным конструктором телеметрических систем. Телеметрия – это, скажем так, «глаза» и «уши» всего космического аппарата (КА), разгонного блока и ракеты-носителя. Она контролирует работу всех узлов и агрегатов этих изделий: и температуру, и давление, и вибрации, вплоть до сердцебиения космонавта, – это все транслируется на Землю через передающее устройство и записывается на запоминающее. После запуска разгонный блок с космическим аппаратом два часа находится вне поля видимости, и только по телеметрии определяют, жив КА или нет.

Как раз в то время «Научно-производственное объединение имени С. А. Лавочкина» начало разрабатывать разгонный блок «Фрегат». Я приехал к ним и предложил наше участие в части телеметрии. Учитывая то, что, когда нам давали аппаратуру на изготовление, мы часть приборов модернизировали на новой элементной базе, опыт у нас был небольшой. Нам тогда сказали участвовать, как сейчас говорят, в тендере. И мы начали, на энтузиазме, без суббот и воскресений, разрабатывать телеметрическую систему. Это был 1996 год. Костяком разработок стали бывшие студенты: Андрей Сысоев, Дмитрий Беккель, Владимир Даньков, Максим Исев. Статическое запоминающее устройство разрабатывал Андрей Сысоев с Максимом Исевым, наземную станцию для приема телеметрической информации – Дмитрий Беккель, а за всю систему отвечал Владимир Даньков. У нас она получилась весом в 16,5 кг. У москвичей аналогичная весила 34 кг. И, когда мы вышли на тендер, «НПО им. С. А. Лавочкина» выбрало именно нашу ТМС. Это была огромная радость победы! В 1998 году мы изготовили опытные образцы и в начале 1999 года установили готовую систему. И вот, 25 марта 2021 года разгонный блок «Фрегат» с телеметрией нашего производства совершил уже 95-ый пуск. Сейчас мы производим эту систему серийно. За это время она была модернизирована, и ее вес уменьшился до 4,5 кг. А выведение килограмма в космос равняется по цене килограмму золота – настолько мы сэкономили.

- Какие еще имеются значимые разработки?

- По техническому заданию РКЦ «Прогресс» была разработана бортовая система видеоконтроля (БСВК) для ракет-носителей. Видеометрия обеспечивает формирование видеоизображений бортового оборудования с последующей передачей видеоинфоромации по радиометрическому каналу. Все интеллектуальные элементы системы – от цифровых видеокамер до программного обеспечения - являются собственной разработкой Ижевского радиозавода.

Видеокамеры крепятся на третью ступень ракеты-носителя снаружи: две камеры смотрят вниз, одна – вверх. БСВК осуществляет видеосъемку отделения ступеней ракеты-носителя, сброса головных обтекателей, отделение разгонного блока.

28 апреля 2016 года впервые в истории отечественной космонавтики с космодрома «Восточный» стартовал «Союз-2.1а» с нашей видеометрией. Сейчас БСВК установлена на каждой ракете-носителе «Союз».

- Сложно ли быть конкурентоспособными?

- ИРЗ – не монополист. Среди разработчиков телеметрии мы занимаем четвертое место. Мы берем в первую очередь качеством и весовыми характеристиками. Еще одно конкурентное преимущество радиозавода в том, что мы и разрабатываем, и производим.

- Владимир Трофимович, какие сейчас у предприятия есть значимые разработки?

- Сейчас разрабатывается несколько телеметрических систем: для ракеты-носителя «Союз-5» и для космического аппарата по проекту «Луна».

Также ИРЗ активно принимает участие в подготовке «ExoMars-2022».

- Сколько по времени занимает процесс разработки?

- Я помню, для РБ «Фрегат» все было уже разработано. За 10 месяцев до пуска стало известно, что предприятие, поставляющее систему управления, не может сделать прибор для связи с телеметрической системой. Вы, говорят, тоже не сможете. Мы спорить не стали, но к работе приступили. Через месяц «НПО им. С. А. Лавочкина» обратилось к нам с просьбой помочь, а у нас уже были наработки. И фактически за 10 месяцев мы разработали, изготовили и поставили прибор ТСУ.

Конечно, все зависит от проекта, от его сложности. Ориентировочно уходит год на разработку аппаратуры, год – на изготовление с проведением испытаний. Комплексно-отработочные испытания проводятся у нас же. На заводе есть вся контрольно-проверочная и испытательная аппаратура.

- Какие перспективы предприятия видите в ракетно-космическом направлении?

- Наша продукция установлена на ракетах-носителях, на разгонных блоках, на космических аппаратах. Учитывая, что сейчас исследования и разработки в рамках ракетно-космической отрасли являются одними из важнейших направлений развития не только нашей страны, но и во всем мире, перспективы у нас неограниченные. Единственное – количество пусков имеет лимит. Предприятию нужно больше включаться в серийные проекты.

Сейчас соотношение производства гражданской продукции и оборудования для ракетно-космической отрасли на ИРЗ – 1:1. В начале своего пути Ижевский радиозавод делал около 80% всей производимой в стране продукции в сфере телеметрии, сейчас – менее 20%. В настоящее время предприятие помимо телеметрии также производит командно-измерительные системы, бортовые вычислительные машины, навигационную аппаратуру, аппаратуру, обеспечивающую автоматическую стыковку КА.  

Читайте ИА «Удмуртия»:


Наверх
Вниз