Директор Шарканского льнозавода Николай Коровкин: «Работа для меня – всё!»

  • 572
  • 0
Шаркан / Удмуртия
Директор Шарканского льнозавода Николай Коровкин: «Работа для меня – всё!»
Фото: pixabay.com

Ко Дню государствен­ности Удмуртии на Доску почета республики за­несены фотографии 50 граждан, 13 трудовых коллективов, внесших значительный вклад в развитие экономики, науки, образования, охраны здоровья, куль­туры, укрепление пра­вопорядка. Среди них – Коровкин Николай Григорьевич, директор ООО «Шарканский льноза­вод».

 Николай Григорьевич, значимо ли для Вас собы­тие, приуроченное к Дню государственности Удмур­тии и Дню народного един­ства?

– Для меня это одна из самых значимых наград за по­следние лет восемь-десять. Думаю, что человек становит­ся патриотичнее с возрастом. Когда перешагиваешь опреде­ленный жизненный рубеж, на­ступает вакуум. Мое поколение патриотизму учили с детства, идеология в нас заложена се­рьезно. Когда приезжаю в Ижевск, обхожу Доску поче­та. Знакомые лица, достойные люди. Эти эмоции и поддержи­вают, и обязывают.

 В этом году была в прямом смысле слова «бит­ва» за урожай. Как сложил­ся год для вашего предпри­ятия?

– Год был своеобразным в плане погоды. Дело в том, что поначалу все складывалось очень хорошо. Рассчитывали, что соберем урожай в 1,5 раза больше прошлогоднего.

Николай КоровкинОсенью шесть недель не могли выйти в поле. Когда позволила погода, было уже поздно. Лен начал подгнивать. Длинного волокна из него не получишь. Поздний посев весь полег, как утюгом пригладило. До сих пор пытаемся что-то убрать. Вырываем буквально каждый час хорошей погоды, если раньше говорили о днях, то нынче хорошую погоду от­меряли часами.

Потерь понесли на 4 млн рублей. Упущенная выгода – полурожая. Колхозы зерно убрали, оно хотя бы на корм скоту пойдет, а у нас моноза­вод. Кроме льна ничего нет. Завод рассчитан на переработ­ку 2 тыс. тонн льнотресты, на­брали половину. Предстоящий год будет тяжелым, но не к ме­сту плакаться. Будем работать, искать выход из сложившейся ситуации.

В этом году купили линию котонизации, предназначенную для вторичной переработки льна. Поступила она из Китая. Начали монтировать. Сейчас занимаемся только первичной обработкой: сеем лен, из тресты получаем длинное и короткое волокно и отправляем на комбинаты. Короткое волокно оно дешевое. Поэто­му решили сделать ставку на вторичную переработку. Подобную устанавливают в Юкаменском при поддержке Минсель­хоза Удмуртии. Мы же за это дело взялись своими силами. Будем производить котонину, у нее очень широкий спектр применения. Используется для произ­водства целлюлозы, пороха, льноваты. Много в этом году экспериментировали в цехе и в поле.

 Это необходимость или Вы по жизни такой руководитель-экспери­ментатор?

– Только через опыт можно выйти на результат. Никто не подскажет, как работать. Института льна, как в Белорус­сии, у нас нет. Основная цель руково­дителя сделать предприятие богатым, но ни один из руководителей не сделает это, если не познает всю специфику про­изводства с нуля. Только опыт, желание и стремление научиться, и научить людей, выведет предприятие на результат.

– Ваша фотография – един­ственного из Шарканского района помещена на Доске почета Удмурт­ской Республики. Быть первым всег­да получается?

– Льноводство – не конкурентная среда, там локтями никого раздвигать не надо. Думал, надо хорошо работать, изучать передовые технологии, опыт и все получится. Пять лет пытаюсь. Пока не получается. Хотя определенные успе­хи все-таки есть. На производстве на­ладилась дисциплина, появилась вера в себя. Даже в нынешней ситуации мы все равно устоим. В любом деле надо быть первым, надо быть лучшим. Это есте­ственное стремление человека. С таким девизом и живу.

Не нужно тратить энергию, нервы на то, что ты не в силах изменить. То, что от тебя не зависит, воспринимай как константу, как, например, с нынешней природой. Мы же не пытаемся изменить погоду, а просто одеваемся по погоде. А вот то, что зависит от тебя, туда всю энергию и направляй. Где-то запнулись, ошиблись, подумали, перешагнули, идем дальше.

 Четыре предприятия Удмуртии, в том числе и «Шарканский льноза­вод», вошли в российский льняной кластер.

– Это объединение льносеющих, льноперерабатывающих предприятий текстильной промышленности, куда вош­ли 14 субъектов федерации. Попытка объединить производителей от нуля до конечного продукта. Опыт полезный и нужный. Побывав с экскурсией на од­ном из заводов, кое-что перенимаешь и для себя. Единственный минус, на мой взгляд, могли бы вместе обговаривать и ценовую политику, но так как в разных регионах поддержка льноводства раз­ная, разной получается себестоимость продукции и каждый льнозавод устанав­ливает свою цену.

В разговоре с министром сель­ского хозяйства Удмуртии Ольгой Абрамовой неоднократно говорил о низкой обеспеченности льноводче­ских предприятий специализированной техникой, высоком износе имеющейся, моральном и физическом старении тех­нологического оборудования пред­приятий первичной обработки. Отсю­да высокая себестоимость продукции. Нужна поддержка. Подход молодых бизнесменов такой: дали миллион, вер­ните 1 млн 400 тыс. рублей. Но у нас сы­рьевой спектр. Даем сырье, на котором раньше работали 19 льнокомбинатов в России, сейчас их осталось три. 1 млн 400 тыс. рублей будет возвращаться там, где выходит конечный продукт.

Лен – трудоемкая культура. В 12 раз трудозатратнее зерна. Мы работа­ем на льно­комбайнах ЛК-4 70-х го­дов выпуска. 90% мирового льна до ре­волюции производила Рос­сия, сегодня это 12%. Практически все длинное волокно российского льна, в том числе и наше, за­купает Китай. Хорошо берут льноватин – на ортопе­дические матрасы, тапочки. На­чали сотрудничество с киров­ским Военснабом. Отправляем продукцию в Иваново, Санкт-Петербург, Москву, Барнаул.

 Что вдохновляет вас в жизни?

– В принципе увлечений та­ких нет. Не рыбак, не охотник, я по натуре – одиночка. У меня немного друзей. Друзей долж­но что-то объединять, с воз­растом они тоже рассеивают­ся. О чем говорить: о болячках, о здоровье. Не люблю об этом говорить. Здоровье – это то, что дал Бог. Жизнь останавливается, когда перестаешь думать, надежда умирает, когда перестаешь верить. Независимо от того, пятница, суббо­та или воскресенье, иду на работу. Работа для меня все!

Надежда Григорьева

Материал опубликован в газете «Вестник» Шарканского района республики. Совместный проект ИА «Удмуртия» и Агентства печати и массовых коммуникаций Удмуртии.

Читайте ИА «Удмуртия»:


Наверх
Вниз