100 лет государственности Удмуртии

«Ижевск фантастический»: рассказ Марины Соловьевой «На границе миров»

  • 1509
  • 0
Ижевск / Удмуртия
«Ижевск фантастический»: рассказ Марины Соловьевой «На границе миров»
Фото: картина Джима Уоррена

Начались выходные — самое время почитать очередной рассказ, вошедший в финал писательского марафона «Фантастический Ижевск». Сегодня ИА «Удмуртия» предлагает оценить работу Марины Соловьевой «На границе миров».

Напомним, на сайте ИА «Удмуртия» можно найти произведения финалистов и рассказ Ксении Мельниковой «Затерянный город».

Читайте все материалы по теме «Ижевск фантастический»

Марина Соловьева
На границе миров

Пунктуация и орфография авторы сохранены

***

Нечто в черном плаще встало напротив Викинга, откинуло глубокий капюшон, показав лицо с холодными светло-голубыми глазами и очень бледной кожей.

 — Ты! — раздался в голове голос, от которого искры посыпались из глаз, — Как ты смеешь говорить со мной, мальчишка! Твой мир умрет! Но не потому, что вы, жалкие существа, перебьете друг друга, заигравшись техномагией; а потому что близится всемирный потоп! Новый мир, о котором ты отзываешься столь тепло, совсем не безопасный. И там тоже есть свои глобальные проблемы. Вы люди умеете все испортить. Когда вы начали бегать туда-сюда, открывая портал, началось таяние ледников. Совершенно все миры, в которых вы живете, обречены! Вас нужно уничтожить! Вы паразиты Земли! И мы рационалы — единственно возможное будущее планеты! Земля сама сотрет вас со своего лица. Глобальное потепление приведет к всемирному потопу во всех мирах, известных вам. Но ты этого не увидишь, мальчишка! Твое время почти иссякло!

Боль и невыносимая тяжесть не давали думать, колени подогнулись. В то же время Саша, по прозвищу Викинг, поймал параллельный сигнал — переговоры других рационалов между собой.

 — Эта шайка опасна! — говорили они, — Проход под угрозой! Они могут создать Зеркало, Тоннель и Молнию. У них есть даже Голос! Нужно убить их! Или одного из них, самого сильного, который может назвать Слово. Эваз не должен открыться им!

«Эваз — открытие, это скандинавская руна», — вспомнил Викинг.

Потом канал связи резко свернули, Саша упал и зажал виски. В ушах звенело, в глазах темнело… Волосы его черные, как смоль, стали седыми. Глаза, ярко-синие, выцвели. Кожа стала вялой и сморщенной, сил не осталось. Бугристые мышцы повисли, как старое тряпье. «Я умираю», — подумал Викинг, и сам не заметил, как из глаз потекли слезы.

Гроза подбежала к нему, и положила его голову на колени. Она тоже плакала. Мокрыми губами коснулась молодая девушка глаз и лба Саши.

 — Не надо, — попросила она, — не умирай, Саш!

 — Слушай и запоминай, — сказал Викинг срывающимся тихим голосом. — Скоро будет всемирный потоп — параллельные миры затопит, люди умрут. Нужно закрыть проход! Вы можете это сделать! Но вам еще нужен Голос. Нужно найти другой — я умираю. Убийца создаст Зеркало — поставит двойников друг напротив друга в проходе на границе миров. Русалка создаст тоннель из воздуха, и поможет тебе. Твоя молния должна попасть в Зеркало, а Голос скажет слово. Запомни, это название руны открытия дорог — ЭВАЗ. Всё.

 — Какой двойник, какой Эваз! Ты выживешь, и сделаешь все с нами вместе! — не выдержала и зарыдала Гроза.

 — Я люблю тебя, Гроза! Найди моего двойника. Попробуй! Возможно, у него тоже будет этот дар, — сказал еще тише Викинг, прощаясь.

 — Мне не нужен ни тот, ни этот мир! И твой двойник не нужен! Только ты! Викинг! — Гроза сквозь слезы смотрела на своего умирающего любимого человека. Своего защитника, воина, мужчину. Её сердце от боли замерло.

«Утонуть в её глазах, — самая лучшая смерть…»- мелькнула последняя мысль в затухающем сознании Александра, и все погрузилось во мрак.

***

Макс увидел её прохладным осенним вечером на остановке метро, которое недавно провели в Ижевске. Она замерзла. Короткое пальто почти не закрывало стройные ноги. Ростом девушка была ниже Макса на голову, из-под капюшона сбоку ниспадала растрепанная рыжая коса.

Макс посматривал на девушку, которая вся сжалась от холода, потом предложил ей сходить в кафе и согреться чашечкой кофе. Так он и познакомился с Машей.

Она заходила в гости частенько, и подружилась с его друзьями. Их было у него трое: юрист Гена, программист Миша и бестолковый Паша. Макс их так и называл: юрист, программист и бестолковый. Они знали друг друга с раннего детства.

Маше нравились в Максе его понимающий, иногда строгий взгляд, открытая улыбка, его стремление заботиться об окружающих.

Однажды Макс, его друзья и Маша сидели в баре. Веселье было в самом разгаре, все потягивали пивко, звучал старый добрый рок-н-ролл.

Паша вдруг напряженно замолчал. К столику подошел молодой человек крепкого телосложения, виски его были выбриты.

 — Паштет, — зарычал он сразу, — я тебя узнал! Ты к моей Катюхе подкатывал. Слышь, а не к тебе ли она часом бегает уже недельки так-этак две?

 — Твоя Катюха к кому только не бегает! Сам с ней разбирайся, — таким же тоном ответил Паша, не заставив себя ждать. В глазах зажегся враждебный огонек.

 — А это твоя девочка?- кивнул в сторону Маши незнакомец, — по-моему, она слишком прекрасна для вашей компании, — сделал неуклюжий комплимент потеплевшим голосом.

 — В твоем мнении здесь никто не нуждается, — ответил громко, но спокойно Макс. Он встал и посмотрел прямо в глаза наглецу. Оба высокие и накачанные, они были совершенно разного сорта люди. Макс одет просто и лаконично, а его соперник «на стиле».

 — О, так вот чья это девочка, — ну тогда, слушай сюда! — незнакомец ткнул пальцем в грудь Макса, — меня зовут Грек, это мой клуб, и все в этом клубе девочки — мои! Все, кого я захочу!

Тут встала Маша. Она злилась — ей не нравилось, что в её присутствии о ней говорят в третьем лице.

 — Меня зовут Маша, если что! Для Вас, Грек, Мария Аркадьевна. И я не девочка, и уж тем более не Ваша! А клуб можете оставить себе.

Грек уставился на Машу. Его глаза блуждали по ее груди, бедрам, ногам.

Дальше все пошло очень быстро и страшно. Макс ударил по лицу наотмашь Грека, тот попытался дать сдачи, но Макс увернулся и начал профессионально «месить» соперника. Паша вместе того, чтобы успокаивать Макса, подключился к избиению Грека, хотя этим Максу только мешал, норовя попасть под его удары. Не успели оставшиеся двое — Гена и Миша — опомниться, подбежала группа поддержки Грека. Их было шесть человек, в черных пиджаках. Сначала они оттащили Машу, которая вопила, что есть мочи, чтобы Макс прекратил; затем началось побоище.

Маша уже не кричала, она сидела и смотрела, как избивают её парня и его друзей. Гена, Миша и Паша уже лежали на полу, придавленные сидящими на них охранниками, и только Макса не могли свалить эти черные пиджаки. Они пытались поймать его, скрутить руки и вывести. Но он не давался! С ним приходилось драться, потому что он сам бил жестоко. Наконец, начал уставать, его все-таки скрутили, и всех троих вывели. Грек стоял в стороне, ненавидяще и с завистью наблюдая, как Макс вынослив, и как долго не могла справиться его охрана.

Маша вышла, обняла Макса, поцеловала, дала опереться на свое плечо, и они пошли подальше от этого места. Гена, Миша и Паша ковыляли позади. Зайдя за поворот бестолковый, юрист и программист вызвали такси и уехали. Макс с Машей остались ждать свою машину. Неожиданно, проходя рядом, некто в черной куртке с капюшоном толкнул Макса. Макс застонал и начал опускаться на землю. Из левого бедра потекла кровь, брюки очень быстро покраснели. Маша не растерялась и положила его на землю.

 — Лежи, лучше не шевелись, это колотая рана в бедро, от нее очень быстро умирают, — четко дала она ценные указания.

-Спасибо, звучит обнадеживающе, — простонал Макс, но Маша как будто не слышала его. Глаза ее остекленели.

Она вытянула правую руку над раной, и рука засветилась неоновым светом: все кости, сухожилия и пульсирующие кровеносные сосуды стали видны в ней. Свет от руки становился все ярче, бедро зажгло. Макс закричал от боли, и тут… рука Маши погасла. Раны больше не было. Остались лишь кровь и порез от лезвия на джинсах. «Ну и ну…»- только и подумал Макс.

К дому они доехали в полном молчании.

Зайдя в квартиру, Маша поставила чайник на огонь, присела на край стула у окна и задумалась.

Макс сел напротив, положил ладони ей на колени и пристально вгляделся в ее лицо, такое родное, такое красивое. Вгляделся так, как будто впервые видел и совсем не знал. Он уже давно понял, что хочет с ней прожить всю жизнь и ни за что не отпустит. Даже если вдруг она его разлюбит, он будет добиваться взаимной любви снова.

Однажды Макс уже потерял свою любовь. Отпустил и пытался забыть, но не смог. Первая любовь вспыхнула не вдруг, он ее давно знал и защищал с самого детства. Девочка по имени Леся, маленькая, скромная и очень добрая. Как водиться, таких детей всегда норовят обидеть, когда понимают, что они не дают сдачи. Она боялась причинить кому-то боль, ей было жаль всех, ко всем она пыталась подойти по-доброму — понять, почему человек совершает подлость, где его рана, за которую он ненавидит мир. Макс сначала просто защищал ее, потому что жалел, а в шестнадцать лет понял, что любит как девушку.

Ничто не предвещало беды. Леся мечтала стать человеком искусства: писала стихи, красиво пела, играла на фортепиано. Поэтому поступила в театральный колледж, и там погрузилась с головой в мир творчества и схожих с ней по духу людей. С Максом виделась все реже, а потом у нее появился парень. Макс не мог ей запретить, и очень больно отпустил. Этого парня она привела однажды познакомить с Максом, как с другом детства и родным человеком. Перед свадьбой. Максу парень Леси не понравился, показался странным, потому что разговаривал отрывисто, очень эмоционально, жестикулировал рьяно к месту и не к месту, одевался ярко и безвкусно. Но Леся смотрела на жениха, как на произведение искусства. Через год Леся умерла, ее убил муж. Задушил. А потом признался, что от ревности, и был в состоянии аффекта. Родители его постарались, и в тюрьму он не сел, по причине невменяемости. Макс себе этого не простил. Он мечтал убить муженька Леси, испортить жизнь, как минимум… Но не успел. Тот скончался от передоза через два дня после суда. Такая вот высокоэмоциональная творческая личность. А Лесю не вернёшь.

Макс больше не собирался никого отпускать. Напротив него сидела девушка, красивая, умная и нежная, любимая всем сердцем. Она многим отличалась от Леси. Чувствовался негнущийся стержень, благодаря которому она ко всему готова, и пойдет навстречу беде и собственному страху, если потребуется. Когда Максим спрашивал про ее прошлое, она говорила, что родителей нет — умерли, друзей тоже нет, потому что она в принципе не любит людей. Никакого образовательного учреждения, кроме школы не заканчивала, потому что «незачем замусоривать себе мозги системой, которая только ломает воображение, фантазию и умение мыслить свободно». Тем не менее, работала программистом на дому. У нее это получалось и без специального образования. С друзьями Макса поладила очень быстро. С ними она была приятной, веселой и общительной. Макс был влюблен, и в то же время совсем её не знал. Нужно было это исправить.

 — Я люблю тебя, — сказал он, — поэтому хочу все о тебе знать. Скажи мне, что ты умеешь еще. И как ты научилась это делать?!

 — Макс, я не могу сказать правду, потому что ты не поверишь. И то, что видел, ты должен забыть. Я могу стереть тебе память, но не хочу. Потому что тоже люблю тебя, не хочу воздействовать на твое сознание искусственно.

 — Расскажи мне все. Я поверю. То, что я видел, обычному объяснению не поддается. Но я это видел и не собираюсь забывать.

Маша кивнула, и замолчала, собираясь с мыслями.

 — Тебе нужно очень многое узнать. Твой мир — не единственный. Я сбежала из мира рационалов, потому что там невозможно больше жить. Там можно только выживать, и то недолго! Я владею техномагией. Там есть несколько таких, как я, техномагов, и мы считаемся сильными. Мы можем материализовать почти все, что захотим, можем сражаться и играть с чужими воинами, лечить и гипнотизировать. В моем мире хоть немного техномагией владеет каждый. Там, на фоне смертей и разрухи разворачивается война воображений. Уничтожить творение техномага можно только самому творцу, или оно умирает вместе с творцом. Твой мир под угрозой. Все, что ты видишь по телевизору, нужно фильтровать. Рационалы все контролируют здесь, и чтобы не создавать панику, они не говорят, что ледники тают так быстро, что скоро будет всемирный потоп. Сейчас затоплено уже полземли, и скоро будет затоплено все остальное! Рационалам все равно, они уже эвакуировали всех нужных им особей и людей отсюда. Их совсем немного, потому что основной генетический материал они берут из моего мира. А там война, хаос, ад. Рационалы разрушили все, что могли. Они разрушили мой мир, а твой — создали и бросили на гибель.

Макс молчал. Он не знал, что сказать, что спросить. Да и не верил даже! Слишком все было странно, нереально.

 — Макс, скоро этот мир умрет. А в моем мире жизни тоже нет. Возможно, если я научу тебя техномагии, ты сможешь прожить дольше, чем остальные здесь. Я хочу тебе показать, что я еще умею.

У Маши опять остекленели глаза. Она подняла руки, и направила ладони на середину кухни, и тут Макс увидел… дракона! Настоящего! Он был высотой до потолка, покрытый чешуёй, хвост покоился вокруг его лап с перепонками. Глаза были красивые, как у кошки, и зеленые.

Максим не мог больше ни говорить, ни думать. Маша опустила руки — дракон исчез. Потом подняла снова, и появилось красивое создание женского пола с человеческим лицом и заостренными ушками. Длинные белые волосы, большие глаза с ярко-голубыми зрачками, Туника с ремнем на поясе. На ремне и бедрах висли на портупеях различные виды колюще-режущего оружия. Маша опять опустила руки, подняла — материализовался танк. Дуло его смотрело прямо на Макса, танк был необычного размера — поместился на кухне. Вроде бы крепкий закалённый жизнью парень из детдома, был в шоке и боялся пошевелиться.

-Можешь потрогать, — сказала Маша, — все это настоящее.

Макс протянул руку, потрогал гусеницы, и холодный корпус. Этот танк был решительно материальный! Маша его создала, подняв руки вверх. Макс почувствовал, что очень устал. Ощутила это и Маша.

-Пойдем спать. Танк останется на кухне, чтобы завтра ты сразу вспомнил.

Она помешала ложечкой чай, который налила сама, и поднесла кружку к его губам. Он сделал три больших глотка, почувствовал, что ему срочно надо лечь, добрел до кровати и рухнул в сон.

***

С утра Макс поцеловал Машу, открыв глаза, и улыбнулся. А потом вспомнил вчерашний день, и улыбка сошла с лица. Он первым делом пошел на кухню. Перед тем, как открыть дверь, помедлил и глубоко вздохнул. Потом открыл настежь, опустив глаза в пол. Медленно поднял голову и увидел… танк.

Эта боевая машина, уменьшенная в размерах, но вполне реальная, стояла тут всю ночь и ждала его. Чтобы напомнить о том, что его мир не единственный, что его создали рационалы, и скоро он умрет. Потому что тают ледники, и полземли уже затоплено. Его любимая девушка — техномаг из другого мира.

Макс потрогал танк, его холодный металл прикоснулся к ладони. «Я должен поверить, — сказал себе Макс, — и не искать глупые объяснения тому, что вижу. Иначе Маша не сможет меня ничему научить. Меня будет защищать моя девушка — техномаг, а я буду полный ноль при всех навыках в рукопашке. Какой позор!» Макс собрался с мыслями, поставил полный чайник на огонь, и пошел в зал делать зарядку. Так начинал он каждое свое утро, жизнь его никогда не была легка, и ничего не изменилось. Так он решил.

Следующая неделя прошла в обучении искусству техномагии. Маша оказалась отличным учителем. Чтобы окончательно не потерять нить реальности, Макс каждый день ходил на работу и узнавал последние новости от коллег. Он взял накопившихся отгулов на полторы недели, но каждый день приходил в скорую помощь, в которой работал водителем. Слушал о том, как прошли будни трудяг Минздрава.

К концу недели Максим умел создавать боевиков спецназа, или просто людей экипированных для боя и диких условий, в броне и с различными видами оружия — от ружья до гранатомета. Еще он мог создавать ельфов, орков, хоббитов, гномов с топорами, и мультяшных феечек. Но с последними не знал, что делать. Не понимал, как можно навредить с помощью какой-то пыльцы, или волшебной палочки, или деревянного посоха. Сей механизм был ему неизвестен. Вот с оружием и с рукопашным боем все было понятно. Он с шести лет начал ходить в военно-патриотический клуб «Ратник», и с девяти на стадион «Динамо» на кикбоксинг. Потом без труда прошел год в армии. Макс попал в ВДВ, и нисколько об этом не жалел. Он знал, как выживать в этом мире. Но не в том, откуда Маша.

 — Нужно просто верить, в то, что это действует. Что с помощью заклинания, которое ты сам придумаешь, или уже придумали, твой персонаж создает ветер, или убивает. Может все, что угодно! Нет никакого механизма, только уверенность в том, что так надо, — повторяла Маша, — Мне было легче научиться, ведь я видела, как это повсеместно происходит на моих глазах, а ты в это не веришь.

 — Не верю! — отчаянно, чуть не крича, говорил Макс, — палками не убивают, ими можно только нанести ушибы, или проткнуть глаз. Ну, или засунуть еще в задний проход в крайнем случае… — уже тише заканчивал.

 — Хватит! — повышала голос Маша, — у тебя совсем нет воображения, что мне с тобой делать! Твоих знаний не хватит! Оружия и бойцов твоего мира не хватит, чтобы победить в игре, которую ты не знаешь, и в которую не играл. Ты умрешь!

Так проходили дни, а по вечерам Маша гуляла в парке Горького, доехав на метро. «Какой счастливый мир! — думала она, — как хорошо, что я хоть немного здесь пожила!»

В воскресение ночью они пошли на площадь. Маша сказала, что начинается новый этап обучения.

 — Сейчас я открою портал, — спокойно произнесла она, подойдя к скульптуре, которая называется «Ижик» — человечек маленького роста, в плаще и шляпе-цилиндре.

 — Смотри внимательно, что я делаю, — она положила руку на шляпу Ижика и закрыла глаза.

 — Здравствуй, Ижик! Я приветствую тебя, и прошу открыть мне вход в тот мир, где стоит другой Ижевск. Ты единственный объединяешь два Ижевска. Пароль — «Калашников».

Затем Маша направилась к пруду вниз по ступеням. Проходя мимо памятника дружбы народов — высокой Стеллы в виде раскрытой книги, Макс заметил странный огонь. В Стелле загорелись неизвестные ему символы. Сердце затрепетало. Маша, глядя только вперед, спокойно шла к пруду. И даже когда до воды осталось несколько шагов, она не сбавила темпа. Макс ошеломленно смотрел, как его девушка заходит в пруд, и ни один мускул не шелохнулся на ее лице. Она даже дыхание не задержала!

-Маша! — закричал он, — Да очнись же ты, что ты творишь!

Но вот Маша скрылась под водой, и Макс почувствовал стыд за то, что боится следовать за своей любовью, за той, кого должен защищать. Он собрался с духом, и с разбегу, задержав дыхание, плюхнулся в воду. Там он раскрыл глаза, и понял, что все прекрасно видит, и даже не чувствует, что промок. Перед ним Маша, спокойно дышит, хотя даже пузырьки не выходят из носа. Да и вообще… вокруг него воздух! Стоит он на воде, и сверху, и сбоку вода! Наконец, до него дошло, — они в огромном пузыре. Маша зажала ему рот ладонью, и ее голос он услышал в своей голове: «Молчи, а то от колебаний пузырь может лопнуть. Он движется вниз, на дно пруда. Там — вход в мой мир. Ты тоже можешь поболтать со мной, только произноси слова в своей голове. Так, как будто читаешь молча. Понял?»

Хотя пора бы перестать удивляться, но Максим не мог. «Надо попробовать с ней поговорить»,-подумал он и начал рисовать буквы и произносить слова в уме:

 — Прикольный транспорт! И связь тоже отличная. А мы можем с тобой так не только в воде разговаривать, молча?

 — Можем. Я научу тебя. Но уже в своем мире.

 — Слушай, а что там в твоем мире? Я думал, что туда, как только войдешь — так сразу и убьют. Какие-нибудь монстры или эльфы, или герои с палочками.

 — Вот увидишь, там довольно интересно! Это будет тренировка для тебя. Потом вернемся в нашу теплую квартирку, и выпьем горячего чайку перед сном.

Пузырь лопнул, ноги коснулись дна и тут же провалились вниз, в темный длинный тоннель. Максу показалось, что тоннель бесконечен. Сколько прошло времени, он не понял, и не чувствовал своего тела… Вдруг ощущение невесомости сменилось болью! Макс сильно ушибся, когда упал. Маша стояла рядом, прямо и крепко упершись ногами в землю.

 — В следующий раз готовься к жесткому приземлению. Ты ж десантник! — сказала Маша, глядя на него сверху вниз и ухмыляясь.

Здесь был другой воздух, разряженный и с запахом гари.

 — Потом привыкнешь, — сказала Маша, молча. Передала мысль.

Макс попробовал тоже.

-Нормальный такой воздух, как в горах, точнее, на вулкане, — сказал он Маше. Маша посмотрела на него и кивнула.

 — Молодец! Нужно двигаться быстро, не отставай.

И побежала, перепрыгивая метра по два, с кочки на кочку. Местность была бугристая, земля красная от глины, нигде не было ни намека на растения.

Лил дождь, нависало незнакомое серое и пасмурное небо, ветер был холодным. Под ногами оказался разломанный старый асфальт, вокруг внезапно выросли брошенные полуразрушенные здания… Ижевска. Справа стояла огромная труба уже неработающей теплоэлектростанции. Маша направлялась к ней.

 — Тут живет мой друг. Техномаг Русалка, — сказала Маша, когда они были за трубой.

 — Почему такое имя? — Макс улыбнулся.

 — Просто морские чудовища и русалки — его любимые герои.

Тут низина, по которой они бежали, начала стремительно наполняться водой. Как по мановению руки, образовался пруд. Ижевский пруд, только без набережной. Она была разрушена и погребена под обломками, как и все остальное вокруг.

 — Ну что сыграем? — вдруг кто-то сказал звонким голосом сзади. Макс обернулся и увидел странно одетого долговязого юношу, с ярко-синими растрепанными волосами. В кожаные высокие ботинки на шнурках были заправлены штаны светоотражающего цвета металла. Сверху накинут черный плащ с глубоким капюшоном.

Маша подбежала к другу, и они обнялись.

-Русалка, ну как ты тут? — спросила взволнованно и радостно.

 — Я ждал тебя! Смотрю, ты нашла его! Поздравляю!

Он улыбался и смотрел на Макса изучающе и оценивающе.

 — Привет, я Макс, — не зная, как реагировать, Макс сделал то, что сделал бы в своем мире, и протянул руку.

 — Привет-привет, — Русалка тоже неуклюже протянул руку, не понимая зачем, и Макс пожал её. Русалка смотрел на весь этот ритуал, как на нечто забавное.

 — Русалка, — Маша двинула локтем сзади в спину друга, — давай покажем Максу класс!

 — Давай, чего уж там! Давно не играли! — сказал, потирая ладони, Русалка. В глазах и у него, и у Маши зажегся азартный огонек.

Они отошли на пять шагов друг от друга, повернулись к пруду, закрыли глаза… И тут началось нечто захватывающее и страшное!

Со дна пруда бешено начали подниматься пузырьки, вода закипела, забурлила! И вскоре показался, издавая страшные гортанные звуки — толи стоны, толи хрипы, огромный осьминог.

«Это, конечно, классика, но вживую я такого еще не видел», — подумал Макс.

С неба сорвалась огромная птица, которая не приснится в страшном сне. Это был ястреб, таких же размеров, как и спрут. Птица стрелой понеслась вниз, но спрут уже ушел под воду. Тут мускулистое щупальце резко вскинулось вверх и обвило лапу ястреба, а другое щупальце схватило ястреба за крыло. Огромная птица забилась, поднимая волны, которые обрушились на руины вокруг пруда.

Освободившись от конечностей спрута, Ястреб улетел обратно в небо и растворился в нем. Тучи начали очень быстро сгущаться, превратившись в грозовые облака. Отблески молний сверкали то тут, то там, и наконец, одна мощная и яркая — опустилась с раскатом в пруд. Раздался стон чудовища-осьминога, полный боли, сначала громко, потом все тише, пока не затих.

Небо очистилось, вода успокоилась, и Русалка с Машей открыли глаза.

 — Ты меня сделала! — сказал Русалка, казалось, ничуть не расстроившись.

 — Это я могу, — весело в тон ему ответила Маша.

 — Знаешь, как мы тут её называем, — спросил Русалка, обращаясь к Максу, и тут же ответил с гордостью, — Гроза!

«Почему-то тебя самого называют не таким громким именем», — подумал Макс про Русалку. Он чувствовал себя ущемленным, и никчемным на фоне их обоих, и все же гордился своей девушкой.

 — Теперь твоя очередь,- сказала Маша, — ты долго учился, и сейчас будешь сдавать нечто вроде экзамена. Полосу препятствий будет создавать тебе Русалка. Твоя задача — перейти на другую сторону пруда. Для начала придумай себе героя. Точнее, сразу нескольких держи в запасе. В игре придумывать будет некогда.

 — Подожди, дай мне минуту!

 — Нет! За минуту тебя убьют, начинай сейчас. Иди! — голос Маши был стальной непреклонный.

Начался экзамен. Макс материализовал дельфина, который быстро начал пересекать пруд. Но его на прыжке перехватил мускулистый русал мужского пола и сбил трезубцем! От лезвия дельфин успел увернуться, но от столкновения упал в воду. Далее он превратился в подводную лодку, и продвинулся еще немного, потому что на лодку напала огромная белая акула, размером… как раз с эту лодку! Пришлось резко перевоплотить её в электрического угря, проплыть еще какое-то расстояние. Затем угорь превратился в чайку. Она выскочила из воды и полетела, оглашая криками небо. Сверху на неё устремился беркут! Макс превратил птицу в самолет-истребитель. Звуки двигателя разнеслись по земле от низколетящего Витязя, но сесть на берег он не мог, поэтому срочно эвакуировал пилота из кабины. Пока пилот падал, а парашют раскрывался, огромная птица чуть его не сцапала, пытаясь схватить когтями мускулистых задних лап. Это был Птеродактиль! Макс превратил пилота в бабочку, ведь маленькую бабочку птица не сможет схватить. Но птеродактиль исчез, поднялся сильный ветер, и бабочку начало уносить в сторону города. Тогда Макс превратил ее в ворона! Ворон опустился плавно на ветку ели на другой стороне, гордо гаркнул и исчез. Ветер стих. Макс открыл глаза.

Маша смотрела на него с одобрением, Русалка с удивлением.

 — Натаскала, Машка, супер! — похвалил Русалка, — а ты тоже молодчик! — похлопал он по плечу Макса.

 — Ну, все, нам пора! — сказала Маша.

Они с Русалкой обнялись и обменялись взглядами. Макс понял, что между техномагами есть канал обмена мыслями, который он не слышит. Он протянул Русалке руку.

 — А как тебя на самом деле зовут? — спросил, пожимая ладонь.

 — Иваном.

Дальше они с Машей опять бежали по дну Ижевского пруда, вода ушла в землю. В центре остановились и провалились в тоннель. В пузыре вернулись обратно в родной для Макса мир. Маша обняла его крепко и поцеловала. Ощущение было такое, как будто его согрели изнутри и снаружи.

 — Маша, я люблю тебя.

 — И я тебя.

***

С утра Маша объявила, что вечером познакомит его еще кое с кем.

 — Её мы зовем — Убийца, — сказала она.

 — Устрашающе. Что такая опасная?

 — Она очень любит использовать монстров и маньяков. При этом наделяет их недюжинной силой. Играет весьма эффектно. Основная её фишка — фантазия и ловушки.

 — Ох, ну с фантазией у всех должно быть хорошо в вашем мире.

 — Наши миры не отличаются ничем в своем устройстве. Просто ваш — создали рационалы. Эти рационалы… — Маша грустно посмотрела Максу в глаза.

Что-то она таила от него, не могла сказать, а Макс чувствовал, что еще рано спрашивать.

Весь день он занимался тем, что читал комиксы. Там были как раз подходящие герои для игры с Убийцей.

Вечером они снова направились к Ижику, и теперь Макс открыл проход сам.

 — Здравствуй, Ижик! Открой мне вход в параллельный Ижевск. Пароль — «Калашников».

Ижик, улыбнувшись, приветственно поднял шляпу, и кивнул головой.

В пузыре они с Машей достигли тоннеля и вышли в параллельный Ижевск.

 — Вот и она, — сказала Маша, когда они выбрались из пруда к уже знакомой трубе бывшей теплоэлектростанции.

Перед ними стояла девушка лет шестнадцати, в короткой юбочке, футболке и кедах. На ноги были натянуты гольфы. На макушке развивался светлый хвост густых волос и огромный бант. Очень милая и совершенно безобидная на вид девчонка.

 — Привет, Гроза! Здравствуй, Макс! — сказала она мягким, почти детским, голосом и протянула руку.

 — Привет. А Русалка не знал этот жест, — сказал Макс, пожимая девичью ладошку.

 — Не знал, но теперь знает. Значит, и я знаю, — ответила Убийца загадочно.

 — Начнем игру.

Эти слова прозвучали как факт. Макс был готов, игра без правил началась.

Со Стеллы стоящей неподалеку слетела огромная гарпия. У неё были лапы с перепонками, черные кожистые крылья, женские грудь и голова с длинными светлыми волосами. Глаза сверкали красным огнем. Она стремительно опускалась на Макса. Он материализовал каменного льва, который прыгнул на гарпию, пока Макс убегал с поля игры. Границ игрового поля он не знал. Маша куда-то исчезла, и не могла помочь, или… не хотела. «Видимо, новый экзамен на выживание»,- подумал Макс. «Правильно», — ответила Маша.

Гарпия превратилась в каменную львицу, и мягко приземлилась. На её голове не было густой шерсти, как у льва. Она резко ударила лезвиями-когтями стоящего перед ней противника, и впилась в глотку. Лев мощными толчками отбился, полетели куски камня. На месте каменного короля зверей возник железный человек и выстрелил в львицу зарядом из руки… Но львица исчезла — появился Гидромен. Заряд пролетел сквозь него, не причинив вреда. Мужчина ухмылялся, в глазах была все та же холодная ненависть.

«Странно, что всех её персонажей можно узнать по глазам», — подумал Макс.

Железный человек перевоплотился в светловолосую крепкую красавицу — Девушку-Тора. Она прыгнула высоко в небо, взмахнула молотом и вызвала молнию. Разряд попал в то место, где был только что Гидромен. Но он исчез. И никого больше не появилось. Из-за Стеллы вышла Маша. «Разве мы уже закончили?» — спросил он в уме, но Маша не ответила.

 — Я тут! — сказала она, глядя ему в глаза, — Сражайся со мной!

Макс не мог. Он стоял, не шевельнувшись, и ничего и никого не мог придумать против… Маши. Его девушка пошла в атаку прямо на него! Вытащила из возникших ножен меч, и, замахнувшись, легко побежала вперед. Макс отскочив, кувырком скатился под разрушенные лестницы на дырявый асфальт набережной и воздвиг каменную толстую стену. Но она тут же треснула и рассыпалась. В руках у девушки был молот Тора. Макс реализовал огромного дракона, быстро взобрался на него, и они полетели прочь в сторону центра Ижевска. Приземлившись на куполе Собора Невского, Макс увидел вдали самолет, летящий, видимо, по его душу. А точнее, на Собор. В руке появилась винтовка с оптическим прицелом, и Макс несколькими очередями сбил самолет, который не успел достичь цели. Загоревшись, боевая машина растворилась в воздухе, так и не коснувшись земли.

 — Победил, — сказала Маша, забравшись на купол, и в её глазах сверкнул алый злой огонь.

 — Нет еще, — сказал Макс, и его дракон, сидевший за спиной, огненной атакой уничтожил Машу. Точнее то, что было на нее так похоже.

-Молодец! Узнал подмену, — прозвучал в голове голос Маши.

-Где ты была? — спросил устало Макс.

 — Я ждала тебя, — Маша спрыгнула сверху, ее принес цветастый ковер-самолет и улетел ввысь.

 — Ну что ж подруга, ты молодец! — послышалось сзади. Убийца подходила, беспечно улыбаясь. Её бант и волосы колыхались в такт шагам.

 — Он хороший боец!

Тут из-за руин вышел Русалка, и обнял Убийцу за талию.

 — Я ж говорил, — произнес он.

 — Я Роза! — Убийца протянула руку Максу еще раз.

«Вот, значит, как знакомятся техномаги. Сначала узнаешь прозвище, потом играешь без правил на выживание, и только после этого тебе говорят свое настоящее имя. Если не помрешь», — мрачно подумал Макс.

 — Такова жизнь, — произнесла Маша вслух и похлопала его по плечу.

 — Мы рады, что ты его нашла, — сказали мысленно Маше Роза и Иван.

 — Я его не искала. Просто ушла в новый мир, чтобы больше не играть, — ответила Маша, — когда его убили, мне было так пусто, как будто я сама умерла. Но там я стала восстанавливаться. В том мире рационалы совершенно не вмешиваются в жизнь людей. Они позволяют им жить без магии и войн, проживая каждый день с обычными привычками, чувствами и эмоциями. Никто там не знает о надвигающемся потопе… Как жаль этот мир терять!

Макс слышал теперь не только Машу в своей голове, но и Розу, и Ивана. Что-то не складывалось в логическую цепочку, ведь он не умирал…

-Теперь ты сделала из Макса бойца, равного Викингу. Мы сможем закрыть портал! — сказала Роза с торжеством.

-Но он не Викинг! — у него есть канал только со мной! И как я ему скажу! — протестовала Маша, — «Макс, тебя сделали из генетического материала, взятого отсюда, и ты двойник моего парня, который умер…» Так что ли?! — её голос начал срываться в крик отчаяния.

Вдруг на землю опустилась ночь. Огромные звезды стали ярче и ближе, чем когда-либо видел Макс.

-Нужно уходить! — прокричал Русалка, — Это рационалы, они двигают время! Нужно бежать в Новый мир!

Они вчетвером сели на дракона Макса, и он в несколько взмахов принес их к пруду. Русалка материализовал тоннель в воде к центру пруда, и они покатились вниз. Потом все вышли в Новый мир в едином пузыре.

Максим страшно устал, но все-таки нашел в себе силы расставить все точки над «И».

 — Кто такой Викинг? — спросил он.

Троица посмотрела на него изумленно.

 — Он нас слышит! — воскликнула Роза, и, обернувшись, сочувственно посмотрела на Машу.

Маша попросила отключиться от канала связи Русалку и Убийцу, а затем начала свой рассказ через мысли.

 — Не перебивай! Я буду долго рассказывать. Итак, когда мы учились играть, самый смелый и быстрый был Викинг. Это он нас собрал. Сначала он нашел меня. Я тогда почти проиграла двум магам. Они напали внезапно… Да и не игра это была вовсе! Они просто хотели меня живую, настоящую. Убить! Там везде смерть! Кучки разрозненных магов бегают, да уничтожают друг друга. По одиночке не выжить… Но мы выживали! Пока Викинг не создал из нас команду. Сначала спас меня, потом подружился с Русалкой. Это Викинг придумал нам прозвища. Убийца пришла последней. Сама. Сказала, что хочет быть с нами. Мы её проверяли, как тебя. Потом, конечно, взяли. Легенды о Новом мире давно ходили, бродили и исчезали. Рационалы сгинули неизвестно куда. Говорили, что Новый мир лучше и безопаснее, что там новая жизнь. Что все те, кто умер в нашем мире, живут там… Русалка однажды, во время тренировки на пруду, почувствовал, что вода смещается не по его воле. Я почувствовала, что воздух становится плотнее. И мы поняли тогда, что это портал. Потому что рационалы вышли из воды в центре пруда, и днем наступила ночь, а потом сразу пришла зима. Мы все за один миг постарели на полгода. Хорошо, что там, в мире техномагов, почти не надо есть и пить. Там нуждаются в пополнении энергии намного меньше, чем здесь, и время идет медленнее. По сравнению, с твоим миром, в нашем — оно почти стоит. Рационалы нас увидели, но решили, что мы не представляем опасности. Все, кроме Викинга. Он обратился к ним мысленно так, что услышала вся Республика. Это был его дар — Голос. Викинг вопрошал так, что взрывался мозг, и ничего кроме его голоса никто не слышал. «Куда вы исчезли, что вы строите там в своем мирке, разрушив этот? Где теперь вы предлагаете жить нам? Вымирать здесь, пока вы спокойненько переживете всех? А вы спросили тех Новых людей, хотят ли они существовать в вашей деспотичной системе, которая убила целый мир в параллельной реальности?» И время перестало идти. Один из рационалов подошел по воде к Викингу, и ответил ему мысленно что-то. Викинг опустился на колени, а потом сполз на землю, держась за виски. Рационалы исчезли, а он так и лежал. Я держала его голову на коленях, по его щекам текли слезы. А потом он рассказал то, что услышал. «Мы все умрем, — сказал он, — там в другом мире у каждого из нас есть или будет двойник. Самых выносливых они возьмут в рационалы и обучат всему, что знают. И после этого начнется новая эра по всей Земле. Это будет потоп мирового масштаба…» Тогда мы стали изучать твой мир, Макс. Мы иногда туда выходили, и смотрели, как вы живете. Нам казалось, что это очень убогий мир: постоянно нужно подпитывать запас энергии, следить за хрупким организмом. Это сковывает невыносимо! Без магии же совершенно невозможно! Мы не могли и не умели так жить. Зато это безопасная жизнь, в которой можно не волноваться о выживании, потому что есть правила, которых в нашем мире нет.

Рационалам не нравилась наша компания. Они приходили к нам несколько раз, и говорили, что отберут наши жизни, если мы не прекратим ходить в другой мир. Мы тогда еще удивлялись, что они нас оставляют в живых. Оказалось, что они просто ждут, когда мы перебьем больше магов, которые сами искали своей смерти, нападая. А потом эти твари…- тут Маша замолчала, ее лицо скривилось от внутренней боли, — убили Викинга. Рационал забрал все его время, то есть он сократил его жизнь до пяти минут и оставил умирать. Я любила его. Эти пять минут убили и меня. Я ушла в твой мир одна, и стала жить без магии. Я знала про надвигающийся потоп, и как его остановить. Викинг рассказал за оставшиеся пять минут. Нужно было закрыть портал, — Маша взяла палку и начала рисовать на песке, — на границе миров друг напротив друга должны стоять двойники. В моем мире — двойник из твоего, и наоборот. Чтобы Молния ударила в Зеркало нужно сделать тоннель из воздуха, и тогда она достанет. Но у нас не было Голоса. Он умер у меня на руках. Когда я тебя встретила, то и не думала, что ты можешь обладать его даром. Я влюбилась сначала, потому что ты на него похож. Но Макс, ты совсем не он! Викинг никого не жалел. Он презирал слабых. Для выживания нужны сила, выносливость, фантазия, быстрота ума… Ты же другой! Ты знаешь, что в жизни есть мгновения, которые прекрасны, потому что жизнь хрупка! Ты любишь теплые вечера, рассветы и закаты. Ты любишь тишину и звезды в небе. Я полюбила тебя самого, Макс, когда узнала ближе. Но как бы мне ни хотелось прожить с тобой жизнь здесь, этот мир скоро исчезнет вместе с нами. Поэтому мы здесь. Ты слышишь нас всех, и мы все слышим тебя. Это значит, Макс, что ты наш Голос. Я создам молнию, Русалка — тоннель из воздуха, Убийца -Зеркало, а ты скажешь то, что я сейчас напишу,« — и Маша начертила слово.

Макс сел. Теперь он устал еще больше.

 — Ну, что за жизнь! — подумал он.

 — Крепись, атаманом будешь, — ответила мыслью Маша.

 — Откуда Викинг узнал, как закрыть вход? — спросил Макс вслух.

 — Он услышал мысли рационалов. Вы с ним — универсальные передатчики для всех каналов и частот.

 — Но в каком мире мы останемся?

 — Это тебе решать, — сказала Маша.

 — Почему только мне?

 — Почему это только ему? — подключились в разговор Роза и Иван.

 — Я имела в виду, что Максу решать, где мы с ним вдвоем останемся. А вы, конечно, сами думайте, друзья, — ответила Маша.

 — А как его звали? — словно опомнившись, спросил Макс, двойник Викинга.

 — Саша, — хором ответили трое.

Наступило молчание, наполненное мыслями и воспоминаниями. Каждый взял небольшую передышку, и вернулся в свое прошлое.

 — Но мы все должны быть в одном мире, чтобы закрыть проход. Разве нет? — спросил Макс.

 — Если мы встанем на границе, то сможем влиять на оба мира. Мы уже пробовали, — ответила Маша.

 — Кто же будет двойником? Кто останется в чужом для себя мире?

 — Макс, ты теперь техномаг. Ты можешь остаться на любой стороне, — ответила Маша.

Максим посмотрел Маше в глаза, пытаясь понять, кого же она любит. Викинга в нем или его самого.

Маша смотрела на него немигающим взглядом. Напряженно, но тепло.

 — Я тебя люблю, Макс! — передала она мысль, — я знаю, ты хочешь семью. Только здесь можно вырастить детей и научить их добру и прекрасному. Тот мир — совсем не для детей, и не для жизни. Это твой мир, а значит и мой.

Это были ключевые слова.

Макс посмотрел на Русалку, потом на Розу, и они поняли друг друга.

-Ну что ж обнимемся, и начнем! — скомандовал Русалка. Они крепко обнялись за плечи вчетвером, образовав круг, постояли так немного и пошли к Ижику.

Русалка назвал пароль, портал открылся. По тоннелю из воздуха они спустились на дно.

-Ну что ж, как только мы исчезнем, дно станет прозрачным, и в нем будет видно параллельную реальность и нас, — начал объяснять Русалка, — Роза создаст твоего двойника и поставит напротив тебя, Макс. Маша направит молнию на него, и ты не зевай — произноси слово. Понял?

Макс кивнул. Роза и Русалка попрощались и исчезли. Через секунду дно стало прозрачным и открылось серое тяжелое небо чужого Ижевска и руины набережной. Возникли Русалка и Роза неподалеку. Техномаг весело подмигнул, подбадривая. Роза подняла руки и материализовала… Макса. Он смотрел на себя, и не понимал, что чувствует. Синие глаза, прямой открытый взгляд, короткие темные волосы…

-А я ничего так…-промелькнула мысль.

-Да ты вообще джигит! — тут же послышался шутливый тон Маши.

Небо напротив потемнело, началась гроза.

-Давай! — крикнула Маша, и сверкнула ослепительная молния.

 — ЭВАЗ! — прогремело в сознании всех людей параллельных миров…

***

 — Саша, не делай так. Это тебе не игрушка, — сказала Маша, отбирая у четырехлетнего сына перочинный ножик, — постоянно играет с тем, что нельзя трогать.

 — Есть в кого, — ответил Максим и поцеловал жену. В руке у него была его собственная игрушка — миниатюрный огнедышащий дракон…

Читайте ИА «Удмуртия»:


100 в 1

Финансовая группа Finbridge с 2019 года привлекает средства частных инвесторов, предлагая им разместить вклад от 1,5 млн рублей на срок от 1 года под 18-21% годовых.

Глава ФАС России Игорь Артемьев провел переговоры со вновь назначенным Министром экономики Азербайджанской Республики Микаилом Джаббаровым

Ассоциация российских банков и Федеральный научно-исследовательский центр Российской академии наук (ФНИСЦ РАН) завершили социологическое исследование «О насущных проблемах нашей жизни и взаимодействии регуляторов, бизнеса и граждан».

Роспотребнадзор регулярно предлагает рекомендации, как обеспечивать поступление необходимых питательных веществ, чтобы оставаться здоровым и предупреждать хронические заболевания. В рамках национального проекта «Здоровое питание» Роспотребнадзор поддерживает внедрение принципов правильного питания во все сферы жизни людей, а также в образовательные программы для взрослых и детей.

С 21 октября по 31 октября 2019 года РУМЦ ВятГУ проводит обучение по дополнительной профессиональной программе «Организационные и психолого-педагогические основы инклюзивного высшего образования» для руководителей структурных подразделений, профессорско-преподавательского и учебно-вспомогательного состава вузов Российской Федерации по вопросам обучения и социально-психологического сопровождения обучающихся с инвалидностью.

«Эксперт Бизнес-Решения» представляет ежегодный рэнкинг оценочных организаций по итогам 2018 года, который традиционно включает рэнкинг делового потенциала российских оценочных компаний и групп, крупнейших российских компаний и групп, а также субрэнкинги.

Наверх
Вниз