Ижевск+5 °C
21 сентября 2019 Суббота
16+

«Ижевск фантастический»: рассказ Арины Бесогоновой «Убежище»

  • 1208
  • 0
Ижевск / Удмуртия
«Ижевск фантастический»: рассказ Арины Бесогоновой «Убежище»
Фото: Zwalls.ru

ИА «Удмуртия» предлагает вниманию читателей пятый рассказ, вошедший в шорт-лист писательского марафона «Фантастический Ижевск».

Напомним, что на сайте ИА «Удмуртия» уже можно прочитать рассказы-финалисты «Дорога к истине» Алексея Осипова, «Третий путь» Федора Алексеева, «Правильный выбор» и «На границе миров» Марии Соловьевой.

Читайте все материалы по теме «Ижевск фантастический»

Пунктуация и орфография автора сохранены.

Арина Бесогонова

Убежище

Аннотация: Во сне может произойти что угодно. Когда сны становятся реальностью, хватит ли у героев сил противостоять опасностям, притаившимся в подвалах разрушенного города?

Особенность: Пожалуй, единственный провидец, который видит прошлое, а не будущее. Руины Ижевска, населенные роботами. Гигантские деревья, и совсем немного любви.

Цитаты: Жизнь уже не будет прежней, но она будет лучше. Скоро.

Мария стояла посреди оживленной улицы, окруженная спешащими людьми, блестящими витринами и ярким солнечным светом. Внезапно людской поток иссяк, а машины вокруг загудели. Из одной выпрыгнул мужчина и что-то прокричал, но Мария его не слушала, потому что в город уже пробирался страх. Она повернулась и увидела, как гигантская волна поднимается над дорогой. Девушка стояла, не шелохнувшись, когда поток пролился сквозь нее и затопил город. Вода прибывала, и вскоре закрыла даже самые высокие шпили. Солнечные лучи отражались в ряби и слепили девушку, ей казалось, что она засыпает, покачиваясь на волнах.

Спустя секунду, которая длилась вечность, вода исчезла, оголив изуродованные потопом здания и улицы. Мария шла по дороге, рассматривая свои искаженные отражения в разбитых стеклах, когда услышала шум. Странное существо, сделанное будто одновременно из мяса и металла, скалило на нее пасть, полную железных клыков. Девушка побежала по разрушенной улице, спотыкаясь о разбросанный мусор. Воздуха не хватало, в глазах помутилось, но она не останавливалась, слыша металлический лязг лап позади себя. Мария свернула в переулок, оказавшийся тупиком, и прижалась спиной к стене. В руках она сжимала металлический прут. Когда тварь прыгнула, девушка ударила ее, железо высекло пару искр. Существо схватило другой конец прута металлическими зубами и с силой рвануло. Руки обожгло как огнем, Мария упала на грязный асфальт тупика, а тварь нависла над ней, клацая челюстями. Девушка закричала что есть силы и проснулась.

Мария лежала, уставившись невидящими глазами в густую темноту, такую непроницаемую, что казалось, будто девушка ослепла. Она чувствовала приближение рассвета, пройдет пара минут, и раздастся звон гонга, оповещающий о наступлении утра. Сейчас же тишину нарушало только равномерное сопение спящих родителей.

Снова кошмары. Мария постоянно видела во сне то, чего нет и быть не может: странных людей, живущих в больших домах, движущиеся железные коробки, бесконечную воду. Но чаще всего она видела свет, такой яркий, что освещал каждый укромный уголок земли.

В глубине пещеры послышался отвратительный лязгающий звук — разведчик Идей ударил в гонг. Отец сразу же проснулся, рывком сев на тюфяке.

 — Утро, девочки,- тихо сказал он, мать услышала и заворочалась. Поднявшись, Раав зажгла свечу и увидела, что Мария лежит с открытыми глазами.

 — Снова не спится? — спросила она обеспокоенно.

 — Нет, все хорошо. Просто не хочется вставать,- соврала Мария. Другие люди боялись ее снов. Незачем им переживать.

Мать погладила дочь по голове, а затем они с отцом вышли в холл, где уже собирались заспанные люди.

Мария быстро ополоснула лицо из таза, стоящего в углу, и тоже вышла в общий зал. Множество свечей едва могли осветить его, углы и потолок тонули во мраке, лишь в центре можно было хоть что-то разглядеть.

Глава их общины Тиберий разговаривал с Идеем. Это был ежедневный ритуал: Тиберий спрашивал его, как прошла ночь, а Идей отвечал, что без происшествий.

Девушка искала в толпе своего друга Марка. Похоже, он еще не проснулся, его светлой макушки нигде не было видно. Парень вышел из своей комнаты в самый последний момент, Тиберий уже поднялся на трибуну, и Мария решила подождать окончания собрания.

 — Доброе утро! — громко проговорил глава, и вокруг радостно загалдели,- еще одна спокойная ночь, и вот, нас ждет новый день. Сегодня будет отличная погода, поэтому постарайтесь переделать побольше дел. Спасибо.

Тиберий спустился с трибуны, подошел к Левию — отцу Марии — и пожал руку. Они тихо переговаривались, пока шли к выходу из Убежища.

 — Доброе утро, детка,- Марк подошел к ней сзади и обнял за талию. Мария вздрогнула, но тут же рассмеялась.

 — Привет,- она прижалась к его губам своими и улыбнулась, прикрыв глаза, — как спал?

 — Отлично, как всегда,- Марк взял ее за руку и потянул к свету. Они вместе вышли из массивной железной двери, и сощурились, привыкая к солнечным лучам.

Убежище притаилось в корнях гигантского дерева, которое росло в самом центре Леса. Его окружал частокол из стволов, кроны сплетались вверху в плотное полотно. Люди шли сквозь ровные ряды по узкой тропинке.

Оказавшись на маленькой опушке, все остановились. Небольшой кусочек земли под открытым небом ярко-голубого цвета использовался в качестве огорода.

Люди принялись за работу, некоторые мужчины ушли на охоту, а Мария с матерью и подругой Руфь отправились дальше в Лес — собирать грибы и ягоды.

Они шли молча, на расстоянии пяти шагов друг от друга, чтобы не потеряться. Мария чувствовала себя рассеянной, она видела, что мама и Руфь уже почти заполнили корзинки, но ее была наполовину пустой. Девушка разглядывала шершавые стволы и жилистые листья, вспоминая, как во сне она видела мир, в котором, кажется, вообще не было деревьев.

Очнулась она оттого, что запнулась о корень и упала, покатившись кубарем с горы. Девушка встала, отряхиваясь и потирая ушибленные места, и огляделась в поисках корзинки, но ее нигде не было.

Вдруг она услышала странное шуршание из-за деревьев. Мария осторожно прокралась и выглянула из-за дерева. Оказалось, шумел кот, который тащил в зубах трепыхающуюся птицу. Кот, увидев девушку, подошел и потерся о ее ногу. Мария опустилась на колени и погладила малыша.

 — Откуда ты взялся? — спросила девушка, аккуратно подбирая с земли птицу, брошенную котом. Бедняжка, похоже, скончалась, и девушка положила ее назад. Кот громко мяукнул, а потом вдруг побежал, и Мария кинулась за ним.

Глупо было убегать из места, где ее могли найти. Но девушка не думала сейчас о возможных опасностях Леса. Хвост кота скрылся за очередным деревом, Мария обежала его и замерла. Она стояла на обрыве и впереди простиралась удивительная картина: далеко-далеко, до самого горизонта высились каменные развалины, похожие на те, что она видела в своих снах.

Мария завороженно смотрела на древний город, придумывая способ спуститься вниз и осмотреть там все, когда услышала крик матери:

 — Мария! Где ты, Мария?

 — Я здесь, мама! — крикнула она, повернувшись,- я здесь!

Мама и Руфь вышли из-за деревьев, обе испуганные, видимо, всерьез решили, что девушка потерялась.

 — Куда ты убежала? — спросила мать строго.

 — Я упала,- дочь показала на заляпанные грязью брюки,- смотрите, что я нашла.

Она снова уставилась на каменные глыбы, и подошедшие не смогли сдержать удивленного вздоха.

 — Что это? — тихо проговорила Руфь.

 — То самое место…- Мария смотрела на город, раскинувшийся у ее ног, и не могла поверить, что это наконец-то происходит наяву, — я пойду, посмотрю, что там.

 — Даже не думай, — мать схватила девушку за плечо, а Руфь осуждающе покачала головой.

 — Но мама…

 — Туда ходить запрещено. Я расскажу Тиберию, что ты нашла город, уверена, он знает, что делать.

 — Ты не понимаешь! Я должна увидеть его сама. Я столько раз была здесь во сне, хочу оказаться наяву!

 — Это не обсуждается, Мария!

Крепко держа девушку за локоть, Раав потащила ее в сторону дома.

Спорить бесполезно, если уж мать что-то решила, ее не переубедить.

В Убежище мать сразу же подошла к Тиберию, и Мария почувствовала острое разочарование. Это она видела город во сне, это ей посчастливилось наткнуться на него во время поиска грибов, но теперь остается только роль стороннего наблюдателя. Все самое интересное снова проходит мимо. Она подсела к Марку, который строгал ложки из дерева, и проговорила:

 — Знаешь, о чем сейчас говорит моя мать с Тиберием?

 — Понятия не имею,- пробубнил Марк, осторожно прикасаясь острым лезвием к бруску.

 — О том, что я нашла, когда мы собирали грибы.

 — И что же это?- спросил он без энтузиазма.

 — Город.

 — Что?- он посмотрел прямо на Марию, голубые глаза округлились, все тело напряглось, — Тот самый город?

 — Думаю, да,- Мария сощурилась, глядя на друга, а потом медленно произнесла, — как думаешь, кто пойдет на разведку?

 — Идей, конечно. Он ведь разведчик.

 — А вот и не угадал, это будем мы!

Марк посмотрел на нее удивленно, а потом хитро подмигнул.

 — Понял тебя. И как мы это провернем?

 — Пойдем ночью, пока все спят. Нужно только отвлечь Идея.

 — Беру это на себя.

Мария улыбнулась. Она торжествовала, ее охватило предвкушение приключения, нового и неизведанного. Окрыленная, она убежала готовиться к ночной вылазке.

Ночью город уже не казался таким привлекательным: узкие лучи фонариков едва выхватывали из темноты крошечные кусочки пространства, заполненного непроглядной темнотой. В оглушающей тишине каждый шаг раздавался подобно раскату грома. Марию не покидало ощущение, что кто-то наблюдает за ними из черных провалов окон, но она гнала от себя тревожные мысли.

 — Может, зайдем в дом? — спросила она шепотом у Марка, указав лучом фонарика на высокое здание, покрытое разбитыми зеркалами.

 — Давай,- так же тихо ответил Марк и уверенным шагом направился к двери.

Он пару минут постоял, прислушиваясь, потом рванул ручку на себя, охнул и упал на землю. Дверь практически рассыпалась от его прикосновения.

 — Ты в порядке? — Мария кинулась на помощь, но парень уже поднялся. Он вцепился в плечи девушки, прошептав на ухо:

 — Внутри кто-то есть.

 — Точно? — спросила она одними губами.

Марк кивнул и осторожно вошел внутрь. Девушка последовала за ним, стараясь не наступить на стекло, которое громко хрустело под подошвами сапог. Холл пустовал, лестница наверх была заблокирована обвалившимся потолком, поэтому ребята пошли вниз. Они спустились по широкой лестнице, ее перила напоминали изящные плети винограда. Ступени были сделаны из светлого камня с разводами, а над головой висела люстра из маленьких кусочков стекла.

В подвале было еще темнее, и Марк тихо велел Марии отключить фонарик, чтобы не привлекать внимания. Они успели пройти всего метров пять-десять, когда услышали шорох за стеной. Оба замерли, стараясь не шевелиться и не дышать. Марк выключил второй фонарик. Сердце Марии колотилось о ребра с такой силой, что, наверное, оставляло внутри синяки. Она вцепилась в руку Марка, ища у него поддержки. Маленькими шагами они двигались к двери, за которой слышали шум. Та была открыта, и Марк просунул внутрь голову на одну секунду. Мария не удержалась и тоже заглянула туда. Едва сдержав вопль ужаса, она прижалась к стене около двери и заплакала.

Парень схватил ее за руку и с силой потянул к выходу, все еще стараясь не шуметь. Он остановился, когда они вышли из здания, сжал девушку в объятиях и спросил дрожащим голосом:

 — Что это было? Что за тварь?

 — Я видела ее во сне,- Мария продолжала всхлипывать,- Это существо набросилось на меня. Я думала, это просто кошмар. Такого ведь не может быть? — она смотрела прямо в глаза другу, тот осторожно заправил растрепавшиеся волосы ей за ухо и прижался своими губами к ее. Мария ответила на поцелуй, прижимаясь к Марку всем телом. Вскоре он отстранился, поцеловал ее в макушку и прошептал:

 — Все будет хорошо, детка. Пойдем отсюда скорее.

Мария почти не запомнила дороги назад, все было как в тумане, она не могла перестать думать об ужасной полу-твари-полу-машине. Идей сидел у входа в Убежище, как обычно.

 — Эй, кто это? — спросил он громко. Марк вышел на свет, и разведчик расслабился, — Как это вы выбрались, ребятня? — спросил он беззлобно,- Что, бегали обжиматься по кустам?

Мария покраснела до кончиков ушей, а Марк только усмехнулся, подмигнул Идею и прошел внутрь.

 — Вот значит, как ты отвлек его? — парень только пожал плечами, мол, а что такого?

До рассвета оставалось примерно три часа. Марк обнял Марию на прощание и исчез в темноте.

Девушка легла на тюфяк в своей комнате и уставилась в потолок. Пульс все еще не пришел в норму после потрясения и бега, мысли бились в голове, но сосредоточиться на чем-то конкретном не получалось. Пролежав полтора часа без движения, Мария все же забылась ненадолго.

Утром она вышла в холл последняя, Тиберий уже говорил приветственную речь с трибуны. Нашла Марка глазами в толпе, тот стоял у самой сцены, рядом с Руфью. Девушка что-то говорила ему, нагнувшись к самому уху. Мария ощутила внезапный укол ревности, словно Руфь не разговаривала с ее парнем, а целовалась. Наверное, сказывалась бессонная ночь.

Тиберий спустился с трибуны, и Мария направилась к друзьям.

 — Что я пропустила? — спросила она. Руфь только хмыкнула и ушла к родителям, а Марк прошептал ей на ухо:

 — Они обсуждали город. Нужно рассказать им про то, что мы видели.

 — Нельзя! — Мария округлила глаза и схватила друга за руку,- обещай мне, что не расскажешь!

 — Но почему, детка? Опасно идти туда, ничего не зная об этой твари.

 — Просто…- девушка не знала, как объяснить свое предчувствие,- они же не захотят идти туда, если узнают.

 — И будут правы. Прости, я должен обо всем рассказать Тиберию,- Марк освободил свою руку и пошел вглубь холла, туда, где сидел глава общины с дочерью и женой.

 — Хорошо,- тихо прошептала Мария. Ей казалось, будто происходит нечто ужасное, хотя внешне все было в порядке. Почему-то все кипело внутри, когда она смотрела, как Марк и Руфь сидят рядом на скамейке, пока друг рассказывает Тиберию об их ночной вылазке.

Внезапно Руфь обернулась и посмотрела прямо на Марию. И улыбнулась торжествующе.

Как и предполагала Мария, после рассказа о твари в подвале, Тиберий запретил людям ходить в город. Обида переполняла девушку, текла вместо крови по венам, кипела в сердце и туманила разум. Хотелось бежать туда, но было ужасно страшно снова встретить жуткую тварь, один на один.

Около Убежища дежурил кузнец Гектор и точил ножи серым камнем.

 — Как погуляли ночью? — спросил он насмешливо.

 — Нормально, видели много интересного,- ответила Мария недовольно.

 — Ага, типа железной собаки? Хорошо, хоть ноги унесли.

 — Спасибо за заботу.

 — Не ходи туда, Мария, это запрещено.

Мария скривилась и пошла по тропинке к огороду. Похоже, им теперь все будут припоминать эту вылазку. По дороге девушка услышала знакомые голоса, и хотела уже крикнуть друзьям, что это она идет, но выглянув из-за дерева, увидела, что Марк стоит спиной к стволу, а Руфь прижимается к нему, обхватив руками за шею. Она что-то шептала парню на ухо, а потом коснулась своими губами его губ. Дальше смотреть на это у Марии не было сил, она развернулась и бросилась обратно к Убежищу.

Сидя на старом тюфяке, она ощущала, как внутри нее словно разрастается дыра. Она устала вытирать щеки рукавами, и теперь просто сидела, не замечая, как капли падают с подбородка на колени. Наверное, Марк тоже считал ее странной, раз предпочел Руфь. Эти дурацкие сны! Мария прилегла на тюфяк, подумав, что сейчас не помешало бы поспать, и тут же отключилась.

Человек в зеленом костюме бежал по дороге, в руках у него была зажата странная металлическая штуковина, но во сне Мария знала, что это — автомат, и он нужен, чтобы убивать. Человек остановился у перекрестка, прижался спиной к стене и осторожно выглянул из-за угла. Повернувшись, он сделал глубокий вдох и выскочил прямо на перекресток, стреляя очередями, потом упал на землю и перекатился на другую сторону, укрывшись за стеной. Мария вышла на середину улицы и увидела ту самую тварь-робота. Существо лежало на земле, металлические бока были покрыты круглыми отверстиями, из которых вытекала черная жидкость. Тварь дергала лапами, лязгала железными зубами, но почему-то не вставала с земли. Солдат с автоматом выглянул из-за угла и закричал:

 — Эй, откуда ты тут взялась?

 — Я? — Мария удивленно обернулась к человеку в зеленом. В этом момент тварь дернулась и клацнула челюстями в опасной близости от ноги девушки.

 — Осторожно! — крикнул солдат и бросился вперед, выстрелив прямо в голову существу. Потом он несколько раз пнул тело ногой и резюмировал:

 — Теперь сдохла. Зря ты ходишь тут одна, у тебя хоть оружие-то есть?

 — Нет,- Мария беспомощно посмотрела на свои руки.

 — Вот держи,- солдат достал из-за пояса пистолет,- пользоваться умеешь?

 — Нет,- девушка покачала головой.

 — Смотри, предохранитель нужно опустить вниз, потом потянуть на себя эту часть, теперь жми на курок.

Мария нажала указательным пальцем на железный рычажок и чуть не выронила пистолет. Раздался громкий хлопок, на стене напротив появилась выбоина.

 — Осторожно, снайпер. А это граната, чтобы активировать, выдерни чеку и брось подальше. Только не сейчас! У нас здесь база, можешь там укрыться. Еда, оружие, лекарства — что еще нужно на войне.

 — Да, спасибо,- Мария осмотрела здание. Над входом висела табличка «Военное ведомство по первому роботоокругу Ижевской агломерации».

 — Береги себя,- крикнул солдат и скрылся за углом.

 — Обязательно,- прошептала Мария и проснулась.

Снова засыпать было страшно. Марии казалось, что тварь все еще преследует ее, что вот-вот выскочит из темноты и разорвет тело в клочья, лязгая железными зубами. Пролежав полчаса, она осторожно поднялась с тюфяка и вышла в холл. Девушка зажгла одну свечу, которая слабо осветила пространство вокруг. В общем зале было пусто, ни один звук не нарушал тишины ночи. Мария присела на скамью и принялась шить рубашку для своего отца. Ей отчаянно хотелось сшить что-нибудь для Марка, но обида и гордость не давали этого сделать. Руки немного подрагивали, когда она вставляла нитку в иглу, но потом работа пошла.

Тишину холла нарушил громкий крик по ту сторону двери. Подскочив, девушка схватила фонарик, зажгла его и открыла дверь. Снаружи никого, место Идея пустовало. Предчувствие ужасного окутало девушку, она тихо позвала разведчика, но тот не отвечал. Позади нее послышались голоса.

 — Мария, это ты кричала? — спросил ее отец. Он выглядел сонным и растерянным.

 — Нет, отец. Я шила в холле и услышала крик. Вышла посмотреть, кто кричит, и…

 — А где Идей? — перебил ее Тиберий.

 — Его не было, когда я вышла,- Мария опустила глаза, она ощущала вину, сама еще не понимая, почему.

 — Все в порядке, милая, тебе лучше войти внутрь,- сказал ей отец. Девушка послушно прошла в холл. Марк и Руфь сидели на скамейке и вопросительно смотрели на нее, но Мария прошла мимо, скрывшись в своей комнате.

Всю ночь она слышала тихие разговоры, плач и крики. Видимо, люди хотели сразу отправиться на поиски, но Тиберий никого не выпускал ночью из Убежища.

Впервые наступление утра ее не обрадовало. Несколько человек отправились на искать Идея, а Марию с Раав, Руфью и ее матерью Сарой вновь отправили собирать дары леса. В этот раз они не разлучились, а шли все вместе, подавленные произошедшим. Мари старалась отвлечься, собирала малину в большую корзинку. Рядом присела мать и начала помогать ей.

 — Вы что, поругались? — спросила она, не уточняя, о ком речь, но это было очевидно.

 — Не то что бы. Просто Руфь — плохой друг.

 — Что произошло? — мать обеспокоенно смотрела на Марию, но та молча продолжала собирать малину, игнорируя вопрос.

 — Это из-за Марка? — снова спросила мать.

 — Да,- ответила девушка и уже приготовилась к новой лавине вопросов, когда Сара истошно завопила. Мария бросилась к ней и увидела то, что лежало на земле. Тело, казалось, было пережевано или разодрано, от лица ничего не осталось, но по ошметкам одежды она сразу поняла, кто перед ней.

 — О Небеса,- прошептала мать, выглядывая из-за спины Марии. Руфь стояла поодаль, не решаясь подойти и взглянуть.

 — Это Идей, да? — спросила она дрожащим голосом. Сара рыдала, лежа на земле около тела. Мать осторожно обхватила Марию за плечи.

 — Да,- произнесла девушка хрипло.

 — Кто мог сделать это с ним? — спросила Раав шепотом. Она тоже плакала, щеки блестели от слез, губы не слушались.

 — Это тварь. Нужно позвать на помощь,- сказала Мария и бросилась в сторону Убежища. Перед глазами у нее стояла картина изуродованного тела, она бежала, спотыкаясь о корни, а бесконечные ветки хлестали ее по лицу. Несколько раз девушка падала на землю, но поднималась и снова бежала, вытирая грязными руками мокрые щеки. Подбежав к поляне, она врезалась в кого-то.

 — Что за?.. Эй, что с тобой случилось? — оказалось, что Мария врезалась в Марка.

 — Идей. Он там лежит, мертвый. Разорван тварью.

 — Что? Но как? — Марк выглядел ошеломленным, он бросился к Убежищу, а Мария села на землю и позволила себе расплакаться. Сильные руки подняли ее и, бережно покачивая, понесли в холл. Отец взял полотенце, намочил его в тазу и осторожно вытер дочери щеки:

 — Дальше сама,- сказал он, вручая ей влажную ткань,- нужно помочь остальным.

 — Спасибо,- прошептала Мария.

 — Все будет хорошо,- сказал отец уверенно и вышел.

Умывшись, девушка легла на тюфяк, не переставая думать о том ужасе, что ждал их теперь. Это все — ее вина. Если бы ребята не пошли ночью в город, то тварь бы не обнаружила Убежище и не убила Идея. Теперь все в опасности. Отсидеться не получится.

Раздался стук, а затем вошел Марк. Он выглядел испуганным, и Марии на секунду стало его жаль. Парень хотел поцеловать ее, и девушка отстранилась.

 — Я видела вас,- сказала она, не глядя другу в глаза.

 — Что? Ох, Мария, это не то…

 — Не то, чем показалось? Как можно перепутать поцелуй с чем-то другим?

 — Ты серьезно? Тут такое происходит, а ты из-за поцелуя на меня злишься?

 — Уйди, пожалуйста,- на этот раз Мария посмотрела Марку прямо в глаза, и тот молча вышел.

 — Не уходи,- прошептала она, но никто ее не слышал. Слезы снова полились из глаз, и девушка принялась вытирать их полотенцем.

Успокоившись, девушка поняла, что обязана рассказать Тиберию о своем сне, даже если тот в очередной раз отмахнется от нее. Она нашла главу общины в его комнате, мужчина сидел, уронив лицо в ладони, и выглядел подавленным.

 — Тиберий? — тихо позвала Мария.

 — Что? — мужчина вздрогнул, — О, здравствуй, Мария. Все в порядке?

 — Я хотела рассказать вам об одном сне.

 — Что ж, давай,- Тиберий грустно улыбнулся, будто не верил, что она расскажет что-то стоящее.

 — В моем сне солдат убил тварь. Он показал мне место, где хранится оружие. Склад. Возможно, там еще осталось что-то.

 — Милая, ты ведь понимаешь, что это был просто сон.

 — Но я видела город во сне, а потом нашла его наяву. И видела существо, которое убило Идея, и видела потоп.

 — Ты знаешь о потопе?

 — Так он был на самом деле? Я видела его несколько раз, но вода всегда приходила по-разному: то город накрывало волной, то дождь шел много дней…

 — Да, был. Когда-то на месте Леса стоял город, он назывался Ижевск. Потом его затопило, а когда вода ушла, на этом месте вырос наш Лес. Я не знал, что в Ижевске обитают твари, пока ты не нашла руины. Нам просто говорили не соваться туда.

 — Вы знали все это время? И что теперь делать?

 — Наверное, у меня нет выбора. Если тварь узнала, где Убежище, нам придется сразиться с ней, и лучше бы у нас был козырь в рукаве.

Тиберий поднялся с кровати и вышел из комнаты. Мария осталась сидеть внутри, ошарашенная откровенностью главы общины. Дверь отворилась и внутрь вошла Руфь.

 — Что ты здесь делаешь? — спросила она злобно.

 — Уже ухожу.

 — Мария,- Руфь изобразила вину на лице, — мне жаль, что так вышло с Марком. Правда. Но он — единственный парень нашего возраста.

 — Уже неважно,- Мария поспешила уйти, чтобы избежать еще большей неловкости.

В холле люди суетились, девушка нашла свою мать и спросила у нее:

 — Что происходит?

 — Тиберий собирает отряд на поиски оружия.

 — Я должна пойти с ними.

 — Нет. Это исключено.

 — Но только я видела, где лежит оружие. Только я знаю, как его использовать.

 — Пусть идет, Раав,- отец положил руку матери на плечо, та раздраженно скинула ее и вышла из холла.

 — Будь осторожна, милая,- Левий хмурился, но в голосе звучала теплота.

 — Я буду,- Мария обняла его на секунду, а потом быстро отстранилась и направилась к выходу.

Отряд насчитывал всего пять человек: четыре парня и девушка. Мужчины надеялись, что удастся вернуться до темноты, поэтому передвигались быстро, и Мария едва успевала за их размашистым шагом.

Видимо, тварь выходила только ночью. Отряд легко преодолел несколько пустующих кварталов. Мария всматривалась в здания, больше всего на свете она боялась, что ее сон окажется самым обычным, ничего не значащим. Если оружие не отыщется, то долго им не протянуть.

Вопреки ее опасениям, найти «Военное ведомство» удалось быстро. Гектор ударил подошвой ботинка по входной двустворчатой двери, и та подалась с тихим скрипом. Гаал — еще один разведчик — зажег фонарик, и все огляделись. Тут и там на полу валялись коробки и ящики, заполненные разным барахлом: одеждой, обувью, коробками, банками, и черт знает чем еще. Мария прошла в соседнюю комнату. Там стояли кровати, застеленные белым бельем.

Куда бы они ни зашли, находилось все, кроме оружия. Когда весь первый этаж обследовали, Гектор предложил спуститься вниз.

 — Будьте осторожны, в прошлый раз мы встретили тварь именно в подвале,- сказала ему Мария.

 — Не бойся, девочка, мы тебя в обиду не дадим,- рассмеялся кузнец, а девушка только фыркнула.

Тем не менее, двигались все на цыпочках, опасливо выглядывая из-за углов.

 — Похоже, это здесь,- один из мужчин указал на запертую дверь. Чтобы ее открыть, пришлось повозиться с замком. Он упал на пол с глухим стуком, и отряд вошел в комнату. Все замерли, пораженные. Мария выглянула из-за спины Гектора и не смогла сдержать удивленный вздох. Длинная и высокая, комната была заполнена оружием: вдоль стен на стеллажах лежали автоматы, в коробках на полу- тысячи патронов, пистолеты и другое — Мария не знала, как это применяется.

 — Да это же гребанный клад! — восхищенно проговорил Гаал, и остальные одобрительно загалдели. Они перебегали от стеллажа к стеллажу, рассматривая содержимое, а девушка только закатила глаза: ох уж эти мужчины!

 — Ребята, собирайте все, что можете, и пойдем! — сказала она нетерпеливо.

 — Ой, вот умеешь ты кайф обломать, — недовольно проворчал Гектор. Парни набили полные сумки патронов, каждый повесил на шею по паре автоматов, Мария засунула в рюкзак три пистолета.

 — Идем,- сказал кузнец, тоскливо оглядывая оставшееся оружие,- может, как-нибудь вернемся сюда еще раз.

На улице уже начало смеркаться, и люди старались передвигаться, держась в тени зданий. По дороге парни пытались понять, как использовать автомат, беспорядочно нажимая на кнопки и рычажки. Мария несколько раз шикнула на них, но все без толку. Когда один из них распорол тишину звуком автоматной очереди, все замерли. Парень упал на землю, испуганно глядя на оружие, болтающееся на плече.

 — Ты идиот! — буркнул Гектор, за воротник поднимая Гаала над землей.

Раздался металлический скрежет и все замерли. Из-за угла медленно вышла тварь, в свете дня она оказалась еще уродливее, чем в темноте. Обтянутый обрывками мяса металлический скелет, проржавевший от времени, но все еще опасный. Робот оскалился, и замер, скрежеща лапами.

 — Черт, Мария, куда тут нажимать? — крикнул Гектор, но девушка уже вытащила пистолет и повторила «рычаг вниз, верх на себя, курок».

 — Дай-ка мне, — Гектор вырвал у девушки оружие из рук, прицелился и нажал на курок. Пуля прошла сквозь железный бок, но тварь не остановилась, а бросилась на одного из парней, вцепившись ему в руку.

 — Верх на себя и курок! — крикнула Мария, и Гектор выстрелил несколько раз подряд. Тело твари придавило парня к земле, его вытащили, перемазанного в черной вязкой жидкости.

 — Вот и все, — кузнец довольно улыбнулся, возвращая девушке пистолет. — Жаль, у Идея не было такой штуковины.

Отряд вернулся в Убежище. По случаю убийства твари устроили праздник, на который Марии идти не хотелось. Она осталась в комнате, стараясь не обращать внимания на звуки веселья из-за стены.

Странное чувство засело внутри: ей бы радоваться, что все кончено, но вместо этого она испытывала разочарование. Списав это на потрясение после тяжелого дня, она легла на тюфяк и задремала.

Мария осознавала, что спит, но ощущала уверенность, что все увиденное происходит на самом деле. В ее видении Лес вдруг показался крошечным пятном, окруженным разрушенным городом со всех сторон, будто взятым в осаду. По периметру Леса твари копошились в траве, периодически поднимали головы и принюхивались. Но самое интересное происходило в городе. Неприметное с виду здание, поднимавшееся над землей на пару этажей, простиралось на десять вглубь. Там, в подземельях, располагался «мозг», который и контролировал чудовищных роботов, отдавая им приказы. Находясь с ним рядом, Мария боялась, хоть и понимала, что присутствует там незримо. Ей чудилось, будто эта машина, напоминающая металлический шар, окруженный железными кольцами, способна увидеть или услышать ее. И даже больше: будто она способна убить девушку.

Кончики пальцев покалывало от страха, но Мария приблизилась, чтобы рассмотреть поближе. «Найти слабое место — вот основная задача»,- думала она, делая крошечные бесшумные шаги в сторону «мозга». Остановившись в полуметре, девушка протянула руку, чтобы коснуться поверхности шара. Она как завороженная тянулась пальцами, не заметив, как воздух вокруг ее руки зарябил и задрожал. Шар начал вращаться с нарастающей скоростью, засасывая внутрь себя все, находящееся в комнате. Мария попыталась схватиться за одно из железных колец, окружавших шар, но другое больно ударило ее. Девушку притягивало все ближе к металлической поверхности, она неосознанно выставила ладони вперед, закрывая лицо, и почувствовала, как те проваливаются внутрь шара. С громким криком она проснулась и резко села на тюфяке. Руки жгло неимоверно. Из той, которую во сне ударил обруч, шла кровь. Все тело дрожало, пижама была мокрой насквозь.

 — Мария? — позвал отец сквозь темноту.

 — Да? — ответила она шепотом.

 — У тебя все хорошо? — Левий подошел к дочери, щелкнув фонариком. Зрачки его голубых глаз расширились, когда он увидел руки девушки. Она и сама с опаской взглянула на них и ужаснулась: колени перемазаны кровью, кожа на ладонях обожжена и начала пузыриться. Мария прикрыла глаза и закусила губу, чтобы не заплакать от страха и боли.

 — Что это? Где ты была?

 — Я никуда не выходила,- с надрывом ответила дочь,- все произошло во сне.

Левий недоверчиво посмотрел на нее, и она добавила:

 — Я клянусь тебе,- и рассказала все, что только что увидела.

Отец разбудил Раав и велел ей перевязать руки Марии, а сам отправился к Тиберию.

Когда девушка с матерью вышли в холл, многие уже не спали. Отец, Тиберий и другие мужчины сидели в тесном кругу, что-то оживленно обсуждая. Лица у всех были заспанные и испуганные.

Краем глаза Мария увидела Руфь, прижимавшуюся к Марку, но сделала вид, что не замечает их. Сейчас было не до этого.

Неотвратимость будущего давила на девушку, боль в руках никак не притуплялась. В чем она была уверена — она сама должна положить конец этой истории, ведь все началось именно с нее. Это Мария видела сны о древнем городе, она нашла руины на окраине Леса, это она пробралась тайком в город и натравила зло, обитающее там, на общину. И она знает, как правильно использовать оружие, и где притаился «мозг» тварей. Все линии сходились в одной точке, и оставалось только принять свою судьбу и действовать.

Пока остальные были заняты обсуждением стратегии, девушка прокралась на склад. Мария повесила автомат через плечо, а пистолет положила в сумку вместе с патронами. Она также захватила несколько гранат — просто на всякий случай. Натянув капюшон кофты на лицо, она выскользнула из Убежища.

Мария еще никогда не была в Лесу рано утром. Оказалось, что он прекрасен: розовые лучи создавали в воздухе дымчатый эффект, приглушая краски, птицы еще не начали петь, но тишина не казалась опасной или гнетущей. Остановившись на опушке, она огляделась: если твари и правда дежурили по периметру, пора приготовиться. Мари сжала рукоять автомата, мысленно повторяя последовательность действий с ним, когда услышала шорох позади себя. Быстро прыгнув за дерево, она замерла.

 — Мария! — это был голос Марка.

 — Мари! — а это кричала Руфь.

 — Где ты?

Девушка наблюдала за друзьями из-за ствола. У обоих через плечо были перекинуты автоматы. Скорее всего, они тоже их украли.

 — Я здесь,- девушка вышла из-за дерева, продолжая придерживать оружие.

 — О Небеса! Мы думали, что опоздали,- Марк выдохнул с облегчением, потерев высокий лоб. Его челка промокла, видимо, ребята бежали за ней.

 — Что вам нужно?

 — Мы пойдем с тобой,- Руфь опасливо смотрела на оружие в руках Марии,- тебе понадобится помощь. Одной с ними не справиться.

 — Ладно. Но без глупостей. И не вздумайте при мне обниматься.

Уши Марка покраснели, а Руфь уставилась глазами в пол.

 — Так какой у тебя план? — парень решил не поддаваться на провокации.

 — Мы проникнем к ним в голову. Прямо в мозг.

И девушка рассказала, что увидела сегодня ночью.

С первой тварью, дежурившей на окраине Леса, удалось разобраться легко. Мария выпустила ей в голову всего пару патронов, и та с металлическим скрежетом повалилась на бок, продолжая трясти механическими лапами в воздухе.

 — Здорово,- восхищенно пробормотал Марк.

 — Какая гадость,- брезгливо произнесла Руфь.

Чем ближе ребята подходили к городу, тем чаще роботы попадались на пути.

 — Не думал, что их так много,- сказал Марк.

Ребята как раз стояли в проулке на окраине города, за спиной у них возвышалась глухая стена, а с трех стороны подходили твари. Их было больше десяти, металлические челюсти распахивались и закрывались с ржавым лязгом, который заглушал только звук автоматных очередей.

Руфь полезла в сумку за патронами, когда еще два робота выскочили из-за угла и бросились к ней. Один навис над девушкой, которая выставила вперед автомат, отгораживаясь от железных зубов. Марк выстрелил твари прямо в голову, и та повалилась на Руфь. Вторая перемахнула ее одним прыжком и бросилась на парня. Мария нажала курок, но в автомате патроны закончились. Тогда девушка выхватила пистолет.

 — Предохранитель вниз,- бормотала она,- потянуть на себя и курок. Вниз-на себя- курок.

Палец коснулся металла, и грохот очередного выстрела сотряс разбитые стекла. Мария бросилась вызволять Руфь из-под металлического трупа, а Марк проверял, все ли твари мертвы, прежде чем двинуться дальше.

 — Если так пойдет, мы можем и не добраться до «мозга»,- сказал парень задумчиво.

 — У нас нет выхода. Либо мы попытаемся и, возможно, умрем, либо сдадимся, и точно умрем.

 — Да выбора у вас, и правда, нет, потому что наказания за эту вылазку вам все равно не пережить,- Мария удивилась, услышав голос отца.

 — О чем вы только думали,- Тиберий схватил Руфь за плечи и то тряс, то прижимал к себе.

 — Что вы? — девушка удивленно уставилась на отряд мужчин. Их было человек десять, все вооружены, в тяжелых ботинках и с ножами за поясом.

 — Не могли же мы оставить троих детей спасать Убежище в одиночку.

Большой отряд производил много шума, но и отстреливаться стало куда легче. Повернув за угол, они оказались на широкой улице, поднимавшейся вверх. На вершине холма стояло то самое здание из сна, и Мария сразу бросилась туда.

На перекрестке дорогу ей перегородила тварь. Мари выстрелила из автомата, но тут с другой стороны бросилась еще одна, и вцепилась девушке в руку. Взвыв от боли, она упала на асфальт, ударившись головой, и отключилась.

Твари собирались вокруг ее тела, словно гиены вокруг трупа. Они кружили, будто боясь подойти ближе. Их становилось все больше и больше, они все плотнее сбивались, продолжая бежать по окружности, как муравьи, сошедшие с ума.

В ту секунду, когда круг почти сомкнулся в середине, Мария вскочила, достала из кармана гранату и, выдернув из нее металлическую петлю, бросила на землю. А дальше не было ничего, кроме огня. Уже обожженные руки вновь разболелись, кожа вспыхнула и Мария запомнила невиданную доселе боль, охватившую каждую клетку тела.

 — Милая, ты в порядке? — отец осторожно поднял ее над землей. Девушка приоткрыла один глаз и увидела, что никакого огня вокруг нет. Похоже, снова видение. По лицу лилось что-то горячее, руки болели так, что хотелось выть. Встав на ноги, девушка пошатнулась, и отец придержал ее, рассматривая рану на голове.

 — К сожалению, останавливаться нельзя,- сказал он озабоченно,- нужно перевязать раны и идти. Ты сможешь?

Девушка осторожно сделала шаг. Ноги дрожали, но слушались. Гектор раздобыл где-то кусок ткани и перевязал Марии голову и предплечье.

 — Мы почти дошли,- сказала девушка шепотом,- в том доме.

Все посмотрели наверх. К серому двухэтажному зданию со всех сторон шли роботы, готовые охранять свой штаб до последнего.

 — Как же мы прорвемся внутрь? — спросил Тиберий взволнованно.

 — У меня есть кое-что,- Мария достала гранату из сумки, и глава общины опасливо взял ее в руки.

 — Нужно просто выдернуть петлю и бросить. Не сейчас! Лучше бы тебе быть подальше, когда она коснется земли.

 — А что будет, когда она врежется в землю?

 — Взрыв.

Взрыв был такой силы, что твари летели в разные стороны, как щепки во время рубки дров. Люди прижались к земле, стараясь слиться с поверхностью, чтобы не чувствовать ни давления, ни жара.

 — Быстрее, пока они не очнулись,- закричала Мария и бросилась к входу. В том месте, куда упала граната, на асфальте осталась черная воронка. Дверь в здании выбило силой взрывной волны, остатки стекол из окон посыпались на землю, неаппетитно похрустывая под ногами.

Девушка бросилась вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки и поскальзываясь в пролетах. За спиной она слышала торопливые шаги — кто-то пытался догнать ее. На минус десятом этаже она сразу увидела двери из своего сна. На мгновение Мария замерла, вспомнив, чем закончилось виртуальное посещение этого места. Тряхнув головой, девушка собралась и толкнула ногой металлическую створку. Та подалась с громким скрипом.

Рядом с «мозгом» стало еще страшнее. Шар переливался, источая жар. Стоило девушке войти, как он замер, а потом заметался внутри железных обручей, словно чувствовал ее приближение.

От вибрации «мозга» с потолка откололся кусок бетона и забаррикадировал дверь. Пути назад больше не было.

Мария выстрелила в шар из автомата. Пули отскакивали от металлических обручей и рикошетили в разные стороны, со свистом рассекая воздух. Девушка бросилась на пол, чтобы не стать жертвой своих же выстрелов и поползла к шару. Похоже, пробраться внутрь — единственный шанс навредить ему. Обручи двигались с бешеной скоростью, не оставляя почти никаких шансов подобраться ближе.

Выстрелив очередью, Мария резко прыгнула вперед. Она оказалась внутри, но одна из пуль отскочила, задев ногу. Девушка чувствовала, как кровь вытекает из бедра, рана пульсировала и горела. Из последних сил девушка толкнула шар, и тот не поглотил ее, как это было во сне, а выпал из обручей и покатился по комнате, врезаясь в стены и сокрушая все на своем пути.

Последнее, что помнила Мария, это громкий звук взрыва, раздавшийся из-за дверей, а затем ее поглотила темнота.

Очнулась девушка уже наверху. Тело болело, в голове стоял шум, а уши, напротив, заложило. Люди вокруг нее открывали рты, но она ничего не понимала.

Перед глазами появился Марк, он крепко обнял девушку, и та вскрикнула от боли. Сбоку возник отец и прогнал Марка. Левий бережно взял Марию за руку, и дал выпить горьковатую жидкость из фляги. Мир снова погрузился во тьму.

В следующий раз она открыла глаза в Убежище. Ее окружала темнота. Мария осторожно села и поняла, что лежит не на тюфяке, а в кровати. Ребра, голова, нога и руки — все было перевязано. Боль уже не ослепляла, но и не ушла до конца.

Вошел Марк, хотел взять ее за руку, но Мария сделала вид, что не замечает этого и скрестила руки на груди.

 — Ты все еще злишься из-за того поцелуя? — спросил парень.

 — Нет, я вообще не думаю об этом, — соврала девушка. Потом вздохнула и тихо проговорила: — не думаю, что нам суждено быть вместе.

 — Что? — Марк вскочил и схватил Марию за плечи, — о чем ты? Это ведь мы — Марк и Мария. Мы всегда были рядом, с самого рождения.

 — В этом-то и проблема, — девушка старалась не смотреть другу в глаза.

 — Я тебя не понимаю. Похоже, ты уже все решила. Может, ты и права, Мария, а может, это — наша самая большая ошибка.

 — Вот и узнаем, — она, наконец, посмотрела на Марка и улыбнулась, — Руфь тебя так любит.

 — Да ну тебя, — парень покачал головой и вышел из комнаты. Мария прижала руки к лицу, стараясь сдержать слезы. Вот и все.

Осторожно встав с кровати, девушка медленно вышла в холл. Там было пусто, и она села на скамью, разглядывая уходящие вверх своды, образованные корнями дерева. Надежный дом на долгие годы. Пора покинуть его.

Мария стояла посреди улицы, заполненной солнечными лучами. Мимо проходили остальные члены общины, но она не обращала на них внимания, наслаждаясь потоками света. Разрушенный город больше не казался страшным. Ее сны больше не казались кошмарами. В конечном итоге, именно сны и спасли им жизни.

Все сложилось так, как и должно было. Теперь у этих людей появилось новое Убежище. Девушка смотрела на удаляющиеся спины, и не находила сил, чтобы последовать за ними.

 — Пойдем, милая,- отец подошел сзади и положил руку ей на плечо,- не стоит оставаться здесь одной.

 — Конечно, ты прав,- она взяла отца за руку, как в детстве, и пошла за ним к массивному зданию, покрытому разбитыми зеркалами.

 — Кто знает, что еще ждет в этом заброшенном месте,- задумчиво проговорил Левий.

 — Я,- ответила Мария, и сама рассмеялась этой уверенности,- я узнаю.

Отец тоже улыбнулся, прижал дочь к себе и проговорил в макушку:

 — Мой бесценный провидец.

Так они и стояли, окруженные каменными руинами и разбитым асфальтом, на пороге своего нового дома. Солнце ласкало белую кожу, слепило глаза, дарило тепло. Жизнь уже не будет прежней, но она будет лучше. Скоро.

Читайте ИА «Удмуртия»:

Наши партнеры

Наверх
Вниз