Столетние новости: освобождение жандарма

  • 1013
  • 0
Сарапул / Удмуртия
Столетние новости: освобождение жандарма
Фото: rpczmoskva.org.ru

Информационное агентство «Удмуртия» и Комитет по делам архивов при правительстве Удмуртской Республики продолжают в рамках совместного спецпроекта «Столетние новости» рассказывать о жизни на территории республики через публикации газет 1917 года.

Подробнее о проекте можно прочитать здесь.

С отсканированными копиями газет, из которых взяты заметки и объявления для нашего спецпроекта, вы можете ознакомиться на сайте Комитета по делам архивов республики.

В номере от 25 июля газета «Кама» сообщала об освобождении ранее арестованного бывшего жандармского подполковника Анатолия Будогоского.

Заметка в газете «Кама» №161 от 25 июля 1917 года:

Жандарм.png

© Фото: Комитет по делам архивов при правительстве Удмуртской Республики (gasur.ru).

Эта короткая заметка в газете «Кама» ставит точку в драматических событиях, разворачивавшихся в июле 1917 года вокруг одного из самых известных в Сарапульском уезде «царских сатрапов» - жандармского подполковника Анатолия Будогоского.

Анатолий Иванович Будогоский (1872-1965) был потомственным жандармом: его отец Иван Карлович служил здесь же, на территории Вятской губернии, и даже с 1878 по 1884 годы возглавлял жандармское управление.

Анатолий Бугодоский поначалу по его стопам не пошел - служил в армейской пехоте, - но в 1900 году тоже стал жандармом. Сменил несколько мест службы и всегда был на хорошем счету у начальства. В либеральных же кругах «прославился» прежде всего организацией еврейского погрома в Александровке.

В октябре 1909 года Бугодоский стал помощником начальника Вятского губернского жандармского управления по Сарапульскому, Малмыжскому и Елабужскому уездам. В ходе работы он проявил высокую активность в борьбе с большевиками, эсерами и прочими революционно настроенными элементами, а с началом войны противостоял «уклонистам». Самым громким его делом в этой должности стал разгром разгром медресе «Буби» в Агрызской волости и арест татарских просветителей братьев Бобинских в 1911 году.

Весной 1915 года Будогоского перевели в Варшаву. Сарапульское высшее общество, с которым он завязал неплохие связи, тепло попрощалось с ним, а вот у революционеров память о нем, вполне понятно, осталась плохая. И неудивительно, что после отречения династии Романовых представители новой власти, в большинстве своем состоявшие из противников самодержавия, жаждали свести счеты с представителем прежних органов правопорядка.

Случай представился неожиданно. В июле 1917 года Будогоский приехал в Сарапул. Его отправляли на фронт, и он хотел попрощаться с семьей. О приезде такой видной и памятной фигуры быстро стало известно, и новая власть арестовала бывшего жандарма. Казалось, сейчас будет показательная расправа. Но все-таки установившаяся после Февральской революции власть не наказывала неугодных так же легко, как пришедшие ей на смену большевики.

Главным обвинением в адрес Будогоского была организация еврейского погрома в Александровке. В газете «Кама» подчеркивали, что жандарм помогал в выпуске прокламаций правых движений, призывавших к насилию в отношении евреев.
Также его обвиняли в вымогательстве. Он якобы намекнул матери задержанных братьев Бобинских, что может выпустить их за определенную сумму. В статье указывалось, что жандарму передали несколько тысяч рублей, но он так и не произвел освобождения, побоявшись слухов.

Сам офицер опровергал все обвинения, о чем написал письмо в газету. Будогоский объяснял свой арест личной местью.
Он прокомментировал ситуацию вокруг дела Бобинских. По его мнению, из Турции в Россию на немецкие деньги посылались эмиссары, которые должны были в ходе войны организовать бунт. В связи с этим он арестовал братьев Бобинских и других активистов. Которые позже пытались его подкупить три раза. По словам Будогоского, они намеревались вручить ему деньги общей суммой в 20 тысяч рублей, а при отказе убить его. Также он дополнил, что не мог вступать в переговоры с матерью арестованных из-за языкового барьера, поскольку женщина не знала русского языка, а жандарм – татарского. Деньги же он якобы отправил в местное казначейство на благотворительность, заверив это соответствующим протоколом.

Подполковник призвал Совет рабочих и крестьянских депутатов ознакомиться со всеми делами, которые он вел с 1911 по 1915 годы, так как в них содержатся факты защиты офицером рабочих Сарапула от городской администрации.

В том же духе Будогоский высказался по поводу обвинений в организации еврейских погромов. Офицер жандармерии подчеркнул, что следствие по еврейскому погрому активно велось и виновные понесли заслуженное наказание. Кроме того, он отметил, что в апреле и мае 1917 года при направлении в действующую армию его проверяли на причастность к событиям времен Первой русской революции и расследование опровергло вину подполковника в погромах.

Прокурор окружного суда высказал мнение, что Будогоскому нельзя сейчас предъявить официальное обвинение из-за отсутствия достаточных материалов. Кроме того, его как офицера нельзя судить во время войны.

В итоге Совет рабочих и солдатских депутатов принял решение освободить Анатолия Будогоского из-под ареста.

Дальнейшая его судьба долгое время была неизвестна. В книге «Повесть о рыжей девочке» его дочери, писательницы Лидии Анатольевны Будогоской (1898-1984), сообщается, что отец главной героини, жесткий и даже жестокий жандармский офицер, после революции был убит рабочими Воткинского завода.

Однако есть данные, что бывший жандарм участвовал в Гражданской войне в составе армии Колчака, а после окончательного установления советской власти по всей территории России эмигрировал в Югославию, где и умер в 1965 году.

Следите за «столетними новостями» на странице нашего спецпроекта

Читайте ИА «Удмуртия»:

Наши партнеры

Наверх
Вниз