Столетние новости: злоключения добровольцев

  • 1031
  • 0
Сарапул / Удмуртия
Столетние новости: злоключения добровольцев
Фото: kapuchin.livejournal.com

Информационное агентство «Удмуртия» и Комитет по делам архивов при правительстве Удмуртской Республики в рамках совместного спецпроекта «Столетние новости» продолжают рассказывать о жизни на территории республики через публикации газет 1917 года.

Подробнее о проекте можно прочитать здесь

С отсканированными копиями газет, из которых взяты заметки и объявления для нашего спецпроекта, вы можете ознакомиться на сайте Комитета по делам архивов республики.

Заметка в газете «Кама» № 227 от 18 октября 1917 года:

Столетние новости, газета Кама, Сарапул, 1917
Фото: Комитет по делам архивов при правительстве Удмуртской Республики © gasur.ru

В газете «Кама» под № 227 от 18 октября 1917 года помещено письмо руководителя прикамских добровольцев В. Н. Мышкина о том, что он прибыл в Сарапул, чтобы дать жителям отчет о судьбе земляков, но в дороге простудился и теперь сделать этого не сможет. Мышкин отмечает, что 140 человек остались в 3-м ударном батальоне северного фронта, а другая часть добровольцев находится в Новгороде в маршевой роте одного из полков.

Энтузиаст

32-летний Василий Николаевич Мышкин был для Сарапула того времени фигурой очень известной. Социал-демократ-меньшевик, активный общественный деятель, он за свою деятельность в царское время был отправлен в ссылку, но после Февральской революции вернулся в Сарапул.

Уже в середине марта он возглавил местную милицию, а вскоре — Совет рабочих и солдатских депутатов, одно время совмещая этот пост с должностью руководителя исполкома совета.

С марта по июль энергично занимался общественными делами в Сарапуле, и в том числе — сбором средств для нужд фронта. Тема эта Мышкина так увлекла, что в июле он выступил с предложением сформировать прикамскую добровольческую дружину и сам первым в нее записался вместе с рядом других энтузиастов. В августе Василий Николаевич был утвержден в должности областного комиссара по вербовке волонтеров и с набранной в Сарапуле первой ротой добровольческого батальона отправился в Казань.

Там, как мы уже писали, отряд понес первые потери: борясь с огнем при взрывах на пороховом заводе, погиб доброволец из Воткинска Николай Митрюковский.

Дальнейшая судьба добровольцев тоже оказалась незавидной.

Путь добровольцев

В одном из следующих выпусков газеты «Кама» Мышкин поведал читателям «краткую историю наших скитаний».

После неразберихи, связанной с Казанской катастрофой, сарапульские добровольцы, присоединившись к 1-му Казанскому ударному батальону, наконец отправились в город Верро (ныне Выру в Эстонии). Однако доехать туда им было не суждено. В дороге они узнали о падении Риги и о корниловском выступлении.

В начавшейся неразберихе добровольцы застряли на станции Дно (ныне Псковской области), откуда их отправили в обратную сторону. На станции Бологое их распределили в Осташков, но паровоз, который должен был их везти, в ночи подобрал не тот эшелон, и в Осташкове они оказались на день позже, чем требовалось.

В Осташкове их, впрочем, никто не ждал. Все казармы были заняты солдатами, и два дня добровольцы жили в вагонах, пока наконец их не расселили по частным квартирам. А вскоре выяснилось, что документы, по которым их должны были кормить, им забыли передать.

Кое-как уладив вопросы с питанием, они стали просить оружие, но получили отказ. Осташковские солдаты заподозрили во вновь прибывших корниловцев, и совет солдатских депутатов принял решение «не выдавать винтовок впредь до выяснения политической физиономии командного состава Батальона».

В конце концов винтовки получили, но два дня: один день их получили, а на другой отдавали, так как было получено распоряжение отправиться в Новгород
Василий Мышкин

Потом их не хотели отправлять эшелоном в Новгород без особого распоряжения, и добровольцам пришлось взять вагоны штурмом. В них они просидели еще два дня, а когда пришло разрешение ехать, выяснилось, что документов на питание опять нет…

Командир батальона даже хотел покончить с собой. Но потом отправил телеграмму Керенскому, что батальон рвется в бой. В итоге 50 человек осталось в Осташкове с одним из полков, остальные добровольцы все-таки поехали в Новгород.

Казанский батальон распался, его командир попал под следствие. 75 добровольцев отправились домой — «как малолетние и больные», 290 примкнули к маршевой роте одного из полков, а 140 решили продолжить службу в 3-м ударном батальоне.

3-ий ударный батальон начал усердные тренировки: в конце октября его должны были отправить на фронт…

Следите за «столетними новостями» на странице нашего спецпроекта
Читайте ИА «Удмуртия»:

Наши партнеры

Наверх
Вниз